Тайны магии вуду, родина Фредди Меркьюри и места, где снимает National Geographic: минчанин построил дом на Занзибаре

 
24 июня 2015 в 8:00
Автор: Оксана Красовская

Не где-нибудь под Молодечно или в Пуховичском районе, а на далеком и экзотичном Занзибаре минчанин Владислав купил себе нескромных размеров участок земли. Податься в неизведанные африканские края мужчину подвиг фильм «Кровавый алмаз» — и, хотя киношная жизнь неоскароносного Леонардо Ди Каприо и реальные будни столичного бизнесмена проходят на разных побережьях «земной тверди», впечатлений, приключений и колорита минчанину хватает с избытком. Собственноручно построенный домик на Занзибаре стал для Владислава чем-то вроде дачи: когда молодой человек устает от деловых будней и привычной картинки за окном, он покупает билет на самолет и уже через 12 часов оказывается на другом конце света.

Знакомство с Черным континентом для Владислава началось еще в 2009 году: вместе с другом минчанин исследовал Кению, национальные парки и пустыни Танзании, своими глазами увидел места, где команда National Geographic снимает самые сочные кадры. В итоге приятели решили посетить острова, расположенные возле восточного побережья Африки. Из трех доступных и самых больших островов архипелага — Пембы, Унгуджи (Занзибара) и Мафии (красноречивое название итальянского происхождения) — в первую очередь полетели на Пембу.

— Остров просто поразил своей первозданной, нетронутой природой. Такого не увидишь ни в Турции, ни в Египте, — смеется молодой человек. — Полное погружение в атмосферу Африки. Жители Пембы прекрасно обходятся без привычных нам благ цивилизации — никакого электричества, капитальных домов и сооружений. Когда темнеет, люди зажигают жировые лампы и освещают ими местный рынок и свои жилища-шалаши.

Дополняют идиллическую картину необыкновенно красивые пляжи с абсолютно прозрачной водой. Когда увидел все это природное богатство, сразу понял, что обязательно хочу иметь здесь что-нибудь свое.

Потом мы отправились на Занзибар. По сравнению с предыдущим островом это просто очаг цивилизации. Взвесив все, решил, что дикая природа — это, конечно, хорошо, но вот чтобы зарабатывать и жить в привычных условиях, все-таки нужна инфраструктура. Поэтому «осесть» было решено здесь.

Еще в первой трети XIX века Занзибар стал столицей Омана — через него пролегали важные торговые пути, поэтому на острове, а особенно в его столице Стоунтауне можно наблюдать невероятное смешение культур. К слову, столица с ее узкими атмосферными улочками и домами времен колонизации настолько уникальна и колоритна, что включена в список Всемирного наследия ЮНЕСКО.

А еще именно в этом городе родился легендарный Фредди Меркьюри.

В Стоунтауне, возле дома, где родился Фредди Меркьюри

— Занзибар печально прославился как центр работорговли: здесь работал крупнейший невольничий рынок. Памятники этому явлению до сих пор можно встретить повсеместно, — рассказывает Влад.

Занзибар не сможет впечатлить своими размерами: всего около 90 километров в длину и 30 в ширину. Зато проживает здесь более 1,3 млн человек. Как и во многих государствах Африки, на острове активно практикуют магию вуду, есть даже «профильный» музей. Как признался Влад, будучи скептиком по натуре, отрицающим все сверхъестественное, после увиденного на континенте и острове он несколько изменил свое мнение о магии и колдовстве.

Скромных размеров остров состоит, по сути, из одного города и множества деревень. Самые красивые пляжи притянули взоры богатых инвесторов — в итоге практически все побережье застроено отелями, в некоторых из них провести ночь стоит порядка $13 тыс.

— Пляжи Занзибара считаются одними из лучших в мире. Они состоят из кораллового песка, который не нагревается на солнце. Поэтому даже в самый зной можно спокойно ходить по песку босиком и не обжигать ступни.

Определившись с тем, что «дачу» буду строить именно на этом острове, решил действовать. По законам, купить занзибарскую землю в собственность иностранец не имеет права, на это могут рассчитывать только юридические лица. Значит, надо создавать фирму. «Закрепиться» в бизнес-плане решил в городе контрастов — столице Танзании Дар-эс-Саламе, где соседствуют трущобы и дворцы с вертолетными площадками.

«Христианство и ислам в лицах» — так в шутку называет этот снимок молодой человек

И вот тут я начал сталкиваться с различными африканскими схемами. Оказалось, не все так просто. На континенте и острове действуют многочисленные системы обмана, которые непонятно откуда взялись: бо́льшая часть населения еще живут в шалашах и ходят в тростниковых юбках, а уже знают, где и как схитрить. В итоге бизнес, который в действительности стоит $1,5 тыс., обошелся мне почти в $10 тыс. Увы, это Африка. Белым там дали прозвище «мзунгу» — «денежный мешок», который, естественно, надо вытрясти. И для этого существуют тысячи способов. Несмотря на все сложности, оформил фирму и купил участок, — без сожаления и тоски по потерянным деньгам говорит минчанин.

«Трясти» «мзунгу» Владислава африканцы могли бы бесконечно долго, если бы он не выучил их язык — суахили. И сразу же, признается молодой человек, работать стало легче. К слову, белорусы тоже знают несколько слов на суахили: «джамбо» — это не только сорт изюма, но и «привет», а известное с детства «акуна матата» означает «все хорошо».

— Хитрости со стороны местного населения были не только на «бумажном» этапе. Когда обмеряли участок, выяснилось, что часть побережья в любом случае принадлежит государству: если это песок, то 30 метров от воды, если скала, то 5. Продавцы об этом, естественно, умалчивают. А ведь участок сразу становится значительно меньше.

Зато теперь я действительно эксперт в африканских «загадках»: знаю все их ходы и подводные камни. Более того, наверное, я единственный русскоговорящий эксперт на всем восточном побережье. А новички, конечно, совершают много ошибок. Недавно покупать землю приехали деловые москвичи, которые, не вдаваясь в подробности, решили делать все сами. В итоге уехали почти голые: обманули их везде, где только было можно.

На участке минчанина находится пещера, через которую можно спуститься в грот

Сам процесс строительства на острове доставлял мне огромное удовольствие: нестандартные материалы, новые слова, умение организовать людей и найти к каждому из них подход. Ведь африканцы строители, призна́юсь, работают еще хуже, чем белорусы. Для себя я даже вывел специальный термин — «африканский стиль», — смеется молодой человек. — Знаю, что некоторые люди, кто хочет как можно меньше головной боли, для возведения дома даже приглашают в качестве работников китайцев.

Строительство на Занзибаре имеет свои преимущества. К примеру, благодаря особому типу грунта не надо заливать основательный фундамент, всегда в наличии хороший песок. Но есть и недостатки. Почти все стройматериалы привозные, причем, как правило, из Эмиратов. В итоге стоимость строительства сопоставима с белорусскими цифрами.

Понятно, что дома́ на острове не надо утеплять и отапливать. Мою «дачу» размером 5 на 7 метров возвели буквально за три недели. Стены «растят» из блоков. Деревянные каркасы, обмазанные глиной, уже никто не делает. Полы европейцы предпочитают кафельные, а вот местные на этом не акцентируют внимание и оставляют земляные. Потолки, как правило, очень необычные, с местным колоритом: берутся толстые ветки, а между ними вбивается земля. Мебель здесь самодельная и очень красивая — из ценных пород дерева. Плетеные табуретки будут стоить по $2—3, столики — по $3—4. А вот мебель из массива манго, красного или черного дерева будет стоить чуть дешевле, чем у нас. Но она очень добротная.

В строительстве используется в основном женский труд, по крайней мере, вместо тачек работают женщины. Ставят на голову огромное корыто с бетоном и спокойно несут на объект. В Африке это считается нормой.

Кровля растительная, используют листья пальмы, которую называют макути. Благодаря зелени на крыше помещение не нагревается в жару, листья также не дают просочиться воде во время ливней. Правда, со временем она теряет свои свойства и слой нужно наращивать. В итоге в домах, где давно живут люди, очень толстые крыши.

В то время как мужчины отдыхают в тени деревьев, женщины работают: собирают раковины, рыбешек, водоросли и другие богатства моря. Мощный коралловый риф и приливы-отливы позволяют местному населению не сильно напрягаться ради «хлеба насущного»

А еще остров славится великолепной пресной водой, хоть и окружен со всех сторон океаном, — достаточно прорубить на участке колодец. Африканцы привыкли готовить еду на углях, европейцы предпочитают газ, поэтому покупают баллоны. Электричество я получаю от солнечных батарей. Канализация местная.

Занзибар — очень зеленый остров, в отличие от других мест на планете, где деревья, цветы и кусты растут только там, где за ними ухаживает человек. На своем участке я сейчас как раз навожу рай: высадил различные растения и наблюдаю, как они на глазах растут. Буквально в 200 метрах от дома находится шикарный коралловый риф, где водится огромное количество живности, — отдушина для дайвера, — делится впечатлениями Влад.

Как и на каждом экзотическом острове, на Занзибаре много диковинных фруктов: от похожих на чеснок в фиолетовой «обертке» мангустинов до скверно пахнущего дуриана. Остров исламский, поэтому свинины там не найти, из мяса в основном курица. Разбавляет рацион рыба.

На острове все помешаны на дверях и стараются сделать их максимально красивыми

Построив собственный дом, минчанин решил расширить занзибарский бизнес и купил готовую виллу для сдачи туристам. Раньше домик с четырьмя спальнями и санузлами и гостиной принадлежал швейцарцу, теперь — белорусу.

И если личный дом Влада находится на скале, то гостевая вилла — на побережье. Прибрежное расположение недвижимости требует куда больше затрат на содержание. Например, из-за соленой воды и песка кондиционеры приходится менять раз в два-три года. Кровлю и стены тоже приходится регулярно обновлять.

— Белорусы на Занзибар едут, но очень мало. Сказываются цена перелета — $650 на человека туда-обратно — и, возможно, боязнь незнакомых мест, в частности Африки. Но по своему опыту могу сказать: отношение к туристам здесь очень доброжелательное. Надо только уважать местное население и их культуру. В отелях постоянно говорят «не ходите куда-либо, это опасно», но, на мой взгляд, это не больше чем маркетинг и переводится как «не уносите свои деньги от нас».

Да, попрошайки есть (средняя зарплата африканца — $20 в месяц), но это же мы видим и в других странах. Большой плюс — никакой разницы во времени, я даже часы не перевожу. Зато когда прилетаю в США, просто умираю из-за смены часовых поясов.

Как человек, объездивший очень много стран и континентов, могу сказать, что Африка — это свобода, отсутствие жестких рамок и регламентов. Когда приезжаешь туда, твой мозг очищается, начинает работать по-другому. Ты видишь и замечаешь намного больше — даже сам себе удивляешься.

Свадьба на Занзибаре

Я не встречал еще ни одного человека, которого бы не впечатлили сафари в Танзании — огромные национальные парки (в том числе в кратере вулкана), особый запах саванны, настоящие, а не «ряженые» для туристов племена, места, о которых мы узнавали на уроках географии. Даже самые известные бизнесмены, которые, кажется, попробовали в жизни все, были в восторге от сафари. Европейцы приезжают в Танзанию, чтобы показать своим детям диких животных, — не в зоопарк идут, а в естественную среду. Нам до такого, увы, далеко.

Хотя и белорусы потихоньку приобщаются к африканской жизни. Когда в 2009 году я приехал на Занзибар, из соседей-славян у меня был только один россиянин. А теперь еще пять семей соотечественников строится рядом со мной, — рассказал Onliner.by Владислав.

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. vv@onliner.by

Автор: Оксана Красовская