Мирный атом в пуховичских болотах: история строительства Минской АЭС

 
280
28 мая 2015 в 8:00
Автор: darriuss. Фото: Максим Малиновский, drugniy.info, wikipedia.org

Строительство Белорусской атомной электростанции под Островцом идет полным ходом — первый энергоблок этой настоящей отечественной «стройки века» обещают сдать в эксплуатацию уже в 2018 году. Между тем АЭС в нашей стране могла появиться тремя десятками лет раньше. В конце 1983 года в Пуховичском районе, в 40 километрах от столицы Беларуси началось возведение Минской атомной теплоэлектроцентрали. Перед станцией была поставлена благородная задача — отопление главного города республики. Сложная судьба самой первой белорусской АЭС, прошлое и настоящее так и не состоявшегося атомограда Дружного, ее поселка-спутника, — в обзоре Onliner.by.

К первой половине 1980-х годов развитие ядерной энергетики в Советском Союзе, как оказалось впоследствии, достигло своего пика. Помимо массового строительства новых и увеличения мощности уже существующих АЭС, началась и реализация программы возведения станций нового типа — атомных теплоэлектроцентралей. В отличие от АЭС, специализировавшихся на производстве электроэнергии, АТЭЦ должны были в основном вырабатывать энергию тепловую, которую предполагалось использовать для отопления наших с вами домов.

Строительство АТЭЦ позволило бы сократить зависимость от теплоэлектроцентралей традиционного типа, удешевить производство тепловой энергии, улучшить экологическую ситуацию в стране, наконец, разгрузить транспортную систему СССР, ведь, по оценкам специалистов, в обозримом будущем существенный рост перевозок топлива по железным дорогам Союза был неминуем.

Чтобы благополучно решить эти уже имевшиеся и только прогнозировавшиеся проблемы, около целого ряда крупных городов европейской части СССР и должны были появиться атомные теплоэлектроцентрали. Первые две станции такого типа предполагалось построить рядом с солнечной Одессой и около столицы Советской Белоруссии, города-героя Минска.

26 июня 1980 года вышло совместное постановление ЦК КПСС и Совета министров CССР, определившее, что «мирному атому» под Минском быть — и быть уже к 1988 году. К февралю 1981-го выбрали и площадку, где в ближайшем будущем должна была развернуться очередная великая стройка социализма. Минскую АТЭЦ решили разместить в 40 километрах к юго-востоку от столицы, в Пуховичском районе, рядом с уже существовавшими поселками Свислочь и Руденск.

Планировалось, что новая атомная теплоэлектроцентраль будет состоять из двух энергоблоков с достаточно современными на то время ядерными реакторами ВВЭР-1000. К слову, ставшая печально известной Чернобыльская АЭС была оборудована реакторами другого типа (РБМК-1000), зато следующее поколение ВВЭР (ВВЭР-1200) будет использоваться на Белорусской АЭС в Островце. Проектная мощность Минской АТЭЦ должна была составить 2000 МВт электрической и 1800 Гкал/час тепловой энергии. Приказ о создании дирекции строящейся станции вышел в мае 1982-го, а в 1983 году стройка закипела.

На самом деле к тому десятилетию возведение собственно АЭС (или в данном случае АТЭЦ) зачастую становилось заключительным этапом большого энергетического проекта. Начиналось все с масштабных подготовительных работ, создания строительной базы, транспортной и прочей инфраструктуры и, что самое важное и существенное, сооружения жилого городка атомщиков, атомограда — спутника станции.

Около трех с половиной тысяч человек, большинство из которых составляла молодежь (это была, вероятно, последняя большая комсомольская стройка БССР), собрались в 1983 году в пуховичских болотах, чтобы внести свой вклад в возведение индустриальной мечты, флагмана белорусской ядерной энергетики.

Как и любой советский атомоград, Дружный задумывался с размахом, ведь градостроителей, обеспеченных соответствующим финансированием, здесь ничего не сдерживало. Широкие благоустроенные улицы, полноценная инфраструктура крупного населенного пункта, жилые многоэтажки, утопающие в зелени, — в Пуховичском районе должен был вырасти город-сад.

Но для его создания требовалось выполнить немалый объем работ. Стройплощадка находилась в столь свойственной Беларуси заболоченной местности, которую требовалось сначала осушить, а затем произвести выторфовку и заместить извлеченный торф намытыми в ближайшем озере грунтом и песком.

«Я переехал в Дружный в 1986 году, заселился в третий дом, который к тому времени успели построить. С самого начала наблюдал, как поселок строился, — рассказал Onliner.by Александр Свидерский, энергетик, коренной дружненец и администратор сайта drugniy.info. — Он тогда напоминал большую песочницу, в которой строили дома. До этого тут было болото, земснаряд намывал песок, его утрамбовывали после выторфовки, забивали сваи и возводили наши „панельки“. В первых жили строители станции, затем уже строились дома для „эксплуатационщиков“».

Уже осенью 1985 года первые дома поселка-спутника были готовы к заселению. Тогда же безымянный до этого населенный пункт получил свое название. Местным школьникам дали задание написать сочинение на соответствующую тему, и по итогам именно этого творческого соревнования для городка атомщиков выбрали имя «Дружный».

Будущее поселка тогда казалось безоблачным. Стройка, несмотря на начинавшиеся уже тогда кризисные явления в советской экономике, шла бодро, но затем случилась катастрофа 26 апреля 1986 года, на долгие годы сделавшая ядерную энергетику пугалом для мирного населения. В новостройки Дружного, кроме строителей станции, вселили около 1200 переселенцев из эвакуируемой Припяти, атомограда Чернобыльской АЭС.

«Я сам переехал из Припяти, — продолжает Александр Свидерский. — Был, конечно, маленький, но прекрасно помню тот город, в котором я пошел в школу. Нас вывезли оттуда через три дня после катастрофы. На следующий день собрали в школе, дали по противорадиационной таблетке и отправили по домам. А через два дня объявили по радио эвакуацию, пригнали автобусы и всех увезли. Мы с родителями поехали к бабушке в Западную Украину. Через какое-то время всех уехавших из Припяти разыскали и предложили жилье, работу в городах — спутниках атомных электростанций Советского Союза. Родители выбрали минскую. Она была ближе к родным местам, к Чернигову, Владимиру-Волынскому. Вдобавок считалось, что в БССР жизнь немножко лучше. Точно так же, как, вероятно, белорусы считали, что легче и приятнее живется в Литве. Уже в июле 1986-го мои родители приехали в Дружный для получения квартиры, а в конце августа тут оказался и я, чтобы 1 сентября пойти в школу. С аварии на ЧАЭС прошло буквально четыре месяца.

Большинство переселенцев из Припяти были строителями, специализировавшимися на возведении АЭС. Здесь для них было много работы. Около 80% из них с тех пор уже разъехались: кто-то по программе репатриации, открытой Украиной, кто-то в другие страны, в Минск. Но порядка 20% из тех приехавших в Беларусь жителей чернобыльской Припяти так и остались в Дружном».

События 26 апреля 1986 года вскоре положили конец развитию ядерной энергетики в БССР. Тогда на фоне свежих жертв, принесенных нашей страной, казалось, что навсегда, но, как показало будущее, лишь на 30 лет. 1 июля 1987 года вышло еще одно постановление ЦК КПСС и союзного Совмина — «О консервации Минской АЭС». К этому времени на стройплощадке станции были готовы фундамент первого реактора и ряд зданий и сооружений инфраструктуры. Атомную теплоэлектроцентраль под Минском, как и все остальные новые АЭС Советского Союза, строить перестали, но, учитывая значительный объем уже выполненных работ, Министерству энергетики и электрификации СССР было поручено перепрофилировать перспективный энергоисточник в обычную ТЭЦ на органическом топливе.

Александр Свидерский вспоминает: «Жители Дружного, конечно, сожалели об отмене строительства именно атомной теплоэлектроцентрали и ее замене на обычную ТЭЦ. Все прекрасно знали, как финансируются советские города атомщиков, какой там уровень жизни. Там было совершенно иное снабжение, всегда были продукты, промтовары. На фоне развивающегося в СССР кризиса, всеобщего дефицита мы понимали, чем обернется сворачивание программы АТЭЦ в поселке. А вот жители окрестных деревень, Минска — они были, конечно, только за консервацию атомной станции: все боялись получить в 40 километрах от Минска второй Чернобыль».

Стройка продолжалась в условиях тяжелейшего экономического положения в Советском Союзе, а после 1991 года Беларусь фактически оказалась со станцией один на один. В Дружный продолжали переезжать строители и энергетики: с традиционных ГРЭС и ТЭЦ в Новолукомле, Белоозерске, Гомеле, Смоленске, с Южно-Украинской и недостроенной Крымской АЭС.

Первый энергоблок с трубой высотой 240 метров ввели в эксплуатацию в 1999 году. Теплоэлектроцентраль, получившая порядковый номер 5, стала одной из первых крупных тепловых электростанций на территории бывшего Советского Союза, построенных после его распада.

Спустя 13 лет с китайской помощью и финансированием был пущен блок №2. Сейчас электрическая мощность ТЭЦ-5 достигла 719 МВт вместо планировавшихся в атомном варианте 2000. Впрочем, Минской АТЭЦ и поселку Дружный еще повезло, станция пусть и в измененном формате, но заработала. Например же, Одесская АТЭЦ, строившаяся параллельно с нашей, так и осталась недостроенной, осложнив существование рядом ее города-спутника Теплодара.

Самым эффектным элементом комплекса станции являются брызгальные бассейны, предназначенные для охлаждения технической воды теплоэлектроцентрали. Они существенно дешевле в сооружении и эффективнее традиционных для минских ТЭЦ градирен, огромных бетонных башен-водоохладителей. Любопытно, что естественная потеря воды в них восполняется за счет ресурсов Свислочи.

Несмотря на несостоявшуюся мечту о «мирном атоме», продолжал расти и Дружный, пусть и в значительно «усеченном» виде.

Планировавшийся размах города атомщиков хорошо чувствуется на его центральной улице — Чепика. Ритмика пяти- и девятиэтажек знакомых минских типовых серий формирует традиционный для позднесоветских городов архитектурный ансамбль. Здесь же сконцентрированы важнейшие объекты общественной инфраструктуры. По одну сторону улицы — три крупных магазина (некогда промтоварный, продовольственный и мебельный), по другую — общежития, рекреационная зона с парком аттракционов и памятником первому директору станции, школа искусств, рынок, Дворец культуры.

Здесь легко представить себя в каком-нибудь минском районе времен перестройки. Зеленые пешеходные бульвары уходят вглубь квартальной застройки, где создана зона, свободная от автомобилей. Там расположены городское кафе «Сосновый бор», почта, банк, аптека, библиотека, детсады. В разгар рабочего дня по дорожкам гуляют лишь пенсионеры да бесконечные группы детей — несмотря на прошедшие три десятка лет, Дружный все еще полон молодежи.

Внутри жилого микрорайона имеются даже своеобразные таунхаусы, кирпичные и панельные. По сути, каждый из них — это трехкомнатная квартира в двух уровнях и с собственным палисадником. Поразительнее всего, что подобные (по сути, индивидуальные) дома раздавались без всяких привилегий, согласно очереди на жилье работникам стройки, станции, врачам в поликлинике.

От городского пейзажа, тем не менее, сложно устать. Сельская пастораль находится буквально в шаговой доступности.

Сейчас Дружный — уже поселок не только энергетиков. «Здесь живет около 9000 человек, из них, может, только десятая часть работает непосредственно на ТЭЦ. В Минск и обратно ежедневно ездит 2500—3000 человек, кто-то работает за границей, кто-то — в других городах страны, кто-то — в Свислочи на заводе горного воска, кто-то — в Руденске на заводе пластмассовых изделий, кто-то — на новом химическом заводе «Август Бел», — рассказывает Александр Свидерский. — Сейчас, кстати, о протестах, с которыми когда-то было связано строительство последнего, уже все забыли. Там, по крайней мере пока, все спокойно, а поселок получил около 200 рабочих мест. Завод действительно много выделяет на благоустройство района: плитку кладут, компьютерную технику закупают для школ. В этом плане люди довольны».

Но без недостатков, как это водится, не обошлось: «Наш поселок находится на втором месте в районе (после Марьиной Горки) по количеству магазинов, развлекательных заведений и так далее. Но, сравнивая с Минском, конечно, многие жители недовольны: уровнем сервиса, ценами, которые выше, чем в Минске, дополнительными транспортными расходами. У нас много молодежи, очень много детей. Детских секций не хватает, а вот сейчас у ребят начнутся каникулы — им просто будет некуда деться. В этом плане поддержки государства, конечно, не хватает. Не работает с 2012—2013 года и парк с аттракционами. Когда-то он принадлежал ТЭЦ-5, а потом его продали какому-то частному лицу. Он даже не производит техобслуживание аттракционов, и они, вероятно, уже пришли в негодность.

В этом году нашему поселку будет 30 лет. Увы, но он находится в безобразном состоянии. Средств на благоустройство категорически не хватает, и как праздновать юбилей, пока непонятно. Стены разрисованы, трава растет, все облупилось — страшно смотреть. Дороги  ужасные, во дворах как после бомбежки. И совершенно катастрофическая ситуация с водоснабжением. Нередки ситуации, когда из крана течет буквально черная вода».

Сейчас будущее Дружного, скорее всего, связано даже не с энергетикой, а с превращением агломерации, в которую он входит, в город-спутник Минска. Чиновники в своих заявлениях упоминают только Руденск, но, по сути, перспективная застройка должна начаться именно в Дружном, на том самом поле, где планировали построить его вторую половину, пока в дело не вмешался далекий чернобыльский форс-мажор.

«Практически все жители Дружного только рады превращению поселка в город-спутник Минска, — уверен Александр Свидерский. — Есть, конечно, и люди, которые боятся, что Дружный потеряет статус сельского поселения. Что это значит для жителя поселка? При поступлении в вузы они имеют соответствующие льготы плюс льготы по медицинскому обслуживанию, более низкий процент по кредитам и так далее. Тем не менее все надеются, что с увеличением населения придет и соответствующее улучшение общественной инфраструктуры, качества обслуживания населения, в конце концов, качества его жизни.

Пока непонятен статус нового района застройки: станет ли он частью Руденска, частью Дружного или вообще будет отдельным населенным пунктом — от этого в определенной степени зависит и наше будущее. Но тем не менее большинство жителей поселка пока с оптимизмом смотрят в будущее. Мы ждем новых рабочих мест, новых магазинов, снижения цен, улучшения транспортного сообщения и, наконец, мы ждем новых соседей».

Светлым ли окажется будущее Дружного, станет ясно в ближайшее время. Прождав его целых 30 лет, жителям поселка осталось терпеть совсем немного. А будущим новоселам города-спутника Минска можно быть уверенным по крайней мере в одном: проблем с отоплением в холодное время года у них быть не должно. Рядом с ними энергетический гигант, пусть даже и не атомный.

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. vv@onliner.by

Автор: darriuss. Фото: Максим Малиновский, drugniy.info, wikipedia.org
ОБСУЖДЕНИЕ