Сергей Муравский, «Народная газета»" /> Отличные заработки бомжа с «Северного» полигона

Бомж, собирающий макулатуру и стекло на полигоне «Северный»: «Захочу — и на полмиллиона за полдня натаскаю»

 
38 815
12 декабря 2014 в 10:18

С раннего утра на КПП полигона «Северный» — одной из минских городских свалок — традиционный ажиотаж: бесконечная очередь грузовиков ждет своего часа, чтобы сбросить на площадку кубометры бытового мусора. Туда же устремляется и Дима, чтобы «отделить зерна от плевел», или, иными словами, выхватить из груды отходов особо ценные вещи, пока они не будут утрамбованы в один сплошной «пирог» гусеницами тяжелых бульдозеров. Сорокалетний Дима — бомж. Один из «местных».

Он собирает макулатуру и стеклянные бутылки, складывает в мешки, чтобы спустя пару часов сдать свою добычу заготовителю вторсырья, работающему здесь же, у свалки. «Захочу — и на полмиллиона за полдня натаскаю. Но оно мне надо? Сотку перехватил, на поесть и выпить хватит, а завтра я снова сюда». Подтверждает его слова и руководитель этого заготовительного пункта Андрей Кузнецов: «Если местные завсегдатаи захотят, они будут зарабатывать больше, чем мы с вами вместе взятые!»

Еще совсем недавно на свалке орудовало полсотни бомжей. Дима помнит, как впервые пришел сюда на разведку. Попытался демонтировать бесхозный холодильник, чтобы вытащить из мотора и «загнать» медную обмотку. Но к нему сразу же подошли бывалые и на первый раз довольно спокойно предложили не трогать чужое добро. Оказалось, среди «сортировщиков» на полигоне было четкое разделение труда: кто-то промышлял сбором макулатуры, иной искал бутылки, а элита «сидела» на цветном металле. За нарушение неписаных правил ругались, били и даже изгоняли из «общества».

Свалка всегда была этакой вольной станицей — городом со своими законами и иерархией. Однако сегодня она почти опустела. По распоряжению председателя Мингорисполкома Андрея Шорца, под занавес нынешнего года разработан план мероприятий по борьбе с неблагополучными категориями населения, среди которых числятся и бомжи. Проводящиеся с середины ноября профилактические мероприятия «Бомж» и регулярные милицейские рейды оказались на первый взгляд результативными. Уже задержаны полтысячи бродяг, среди которых около 30 процентов — люди пришлые, из района. Они поставлены на видеоучет, дактилоскопированы. Некоторые за административные правонарушения получили 15 суток. Милиционеры параллельно нашли и тех, кто находится в розыске. Однако итоги спецмероприятий все равно оказались сомнительными. Многие бездомные, спасаясь от облав, бросили свои привычные территории и затерялись в каменных городских джунглях.

Дима, раньше обитавший у подножия свалки в кое-как сколоченной коробке, тоже переселился на чердак на окраине Минска. Попробовал поискать счастья в ближайших мусорных контейнерах, однако был облаян и избит «хозяином» территории.

Впрочем, между собой бомжи всегда находили общий язык. Чего не скажешь об их взаимоотношениях с горожанами и местными властями. Зимний наплыв бездомных в города прибавил головной боли работникам МЧС, медикам и милиции. Пришлые полезли в подвалы и на чердаки, а у подразделений МЧС каждую неделю — очередное ЧП. Недавно вспыхнул чердак заброшенного здания в Минске на Долгиновском тракте. В дыму задохнулся неосторожно закуривший бомж. Затем загорелась хозяйственная постройка на улице Хмелевского. Поселившийся там «путешественник» нечаянно поджег собственный матрас и сгорел в пьяном угаре. Через несколько дней история повторилась уже на улице Клары Цеткин. Такая же ситуация и в других городах. Например, в Витебске бомж устроил пожар в подвале жилого дома. Пришлось эвакуировать жителей, было отключено электричество, повреждена телефонная линия, вышел из строя лифт.

Доставляют бродяги беспокойство и медикам. В конце ноября в больницу скорой помощи привезли бомжа с серьезными ожогами. Решивший перезимовать на теплотрассе человек выпил, закурил и случайно поджег собственную одежду. Нередко такие люди — один большой набор запущенных болезней, утверждают медики.

У милиции к бродягам свои обоснованные претензии: слишком уж призрачна грань между бродяжничеством и криминалом. Нередко те, у кого ни кола ни двора, поневоле становятся ворами. Например, в этом году среди преступлений, совершенных ими в Минске, около 80 процентов составили кражи. Есть одно убийство. Двое бомжей арестованы за хранение наркотиков. Асоциальный же образ жизни у них, что называется, в крови. Милиция может задержать «мирного» скитальца лишь на небольшой срок, после которого он вновь возвращается на улицы.

К слову, у нас тоже есть специализированные ночлежки. Хотя их и немного (по одной в Минске, Могилеве, Бобруйске, Гродно, Витебске, Орше, не считая районных временных пунктов на 4—6 койко-мест), но заселяются, да и то не полностью, они лишь зимой, в самые лютые морозы. Там строгие правила пребывания. А отмена принципа «вольному — воля» многим бродягам не по нутру.