Гид выходного дня: Смоленск — первая столица БССР

 
307
08 мая 2014 в 8:45
Автор: darriuss. Фото: Максим Малиновский

Этот город окружала Стена длиной в 6,5 км с 38 башнями и 9 воротами в них. Десятки церквей украшали холмы над черными водами великой реки. Это не описание Королевской гавани из «Игры престолов» Джорджа Мартина — это Смоленск, ближайший к Беларуси российский областной центр, город, связанный с нашей страной общей судьбой и общей историей. Мы уже рассказывали, как белорусы приезжают сюда за покупками и, не оглядываясь, стараются побыстрее вернуться на родину. Между тем за облезлым депрессивным смоленским фасадом с двумя вечными бедами соседней страны скрываются достопримечательности, не имеющие аналогов в крупных провинциальных городах Беларуси. Стоит ли все же белорусу задержаться здесь на уик-энд? Решать вам. Onliner.by представляет свой гид выходного дня по Смоленску.

До Смоленска жителям Минска добраться куда проще, чем до Белостока. Счастливые обладатели персональных автомобилей могут воспользоваться услугами автомагистрали М1. 330 км дороги в зависимости от машины, дерзости водителя и навыков общения с работниками ГАИ преодолеваются за 2,5—4,5 часа. На прозрачной границе двух государств будьте готовы предъявить документы вежливым людям.

Любители путешествовать не спеша, под вареную курицу, столь же вареные яйца с майонезом и бутылочку чего-нибудь бодрящего выберут, конечно, «Беларускую чыгунку», благо поездов дальнего следования, проезжающих через Смоленск в направлении Москвы, предостаточно. Желающие сэкономить могут даже воспользоваться электричками, при этом дорога растянется на часы, а в Орше и смоленском райцентре Красный придется делать пересадки. Все поезда прибывают на железнодорожную станцию «Смоленск-Центральный». Рядом и автовокзал, куда можно добраться на маршрутных автобусах из Орши.

И железнодорожный, и автобусный вокзалы расположены на противоположном по отношению к центру города берегу Днепра, но сломя голову форсировать главную восточнославянскую реку не стоит. Прямо между вокзалами (и как раз по заветной дороге в гипермаркет «Линия» и многочисленные «белорусские» магазины по соседству) стоят рядом две церкви, по-своему уникальные. Краснокирпичный храм справа — Петропавловский. Это одна из трех в Смоленске «домонгольских» церквей (1146 год!), то есть тех считаных зданий, построенных до монгольского нашествия XIII века и дошедших до наших дней. К слову, в целой Беларуси всего два таких храма: наполовину уцелевшая Коложа в Гродно и основательно перестроенная Спасо-Преображенская церковь в Полоцке.

По соседству с Петропавловским храмом — белоснежная церковь святой Варвары. Это здание будет особенно интересно белорусам, ведь, судя по всему, оно представляет собой результат перестройки дворца Льва Кревзы-Ржевусского, униатского смоленского архиепископа первой трети XVII века. Это единственное сохранившееся, пусть и частично, до наших дней здание Смоленска, построенное в период, когда город входил в состав Речи Посполитой.

Смоленск с Беларусью роднит многое. Это один из древнейших кривичских городов (впервые упоминается в 862-м, в один год с Полоцком), 110 лет после взятия Витовтом входивший в состав Великого княжества Литовского (1404—1514), а затем, после перерыва, еще 43 года (1611—1654) бывший восточным форпостом Речи Посполитой, за который ожесточенно дрались два крупнейших государства региона. Одно из них, в итоге победившее, для пущей безопасности в самом конце XVI века решило окружить этот вечный русско-литовско-польский камень преткновения огромной стеной.

Нет, даже не так — Стеной. 6,5 км монументального кирпичного сооружения на каменном основании, толщиной местами до 5 метров, с 38 башнями, включая 9 ворот, — это была, безусловно, великая стройка феодализма, особенно если учесть, что завершили ее ценой колоссальных усилий всего за семь лет. Что, впрочем, не помешало Речи Посполитой еще спустя девять лет город все-таки взять.

До наших дней сохранились далеко не все эти шесть с половиной километров. Уцелело 17 башен, от западной стены практически ничего не осталось, южная и северная дошли фрагментами разной протяженности, более-менее полностью сохранился восточный участок. Впечатляет, впрочем, и это.

Южная стена предлагает удовольствия на любой вкус. Можно посидеть на лавочке с видом на Днепр, можно сходить в церковь Смоленской иконы, встроенную прямо в стену, а можно посетить музей водки, расположенный рядом с Пятницкой башней. Музей небольшой (работает с 11:00 до 18:00 со среды по воскресенье), но желающим предоставляется возможность зайти в магазин и дегустационный зал местного ликеро-водочного завода со всеми вытекающими последствиями.

Но особенный интерес для туриста представляет восточный участок стены. Здесь в районе Амвраамиева монастыря (сооружение XVIII века) и одноименной воротной башни у перекрестка улиц Жукова и Тимирязева существуют несколько «залазов», позволяющих достаточно легко (по крайней мере, если речь не идет о зиме) забраться на стену и оценить ее и окрестности с высоты.

Впереди справа — бесшатровая круглая башня Орел.

Тот же ракурс на уникальном цветном снимке Сергея Прокудина-Горского, сделанном еще в 1912 году.

Посещение стены здесь, разумеется, бесплатное (в городе есть и более цивилизованные, но платные участки на западном фрагменте крепости). При этом надо понимать, что находитесь вы здесь на свой страх и риск. Это не мешает местным жителям здесь встречаться, влюбляться, выпивать, прогуливать собак и заниматься скалолазанием, благо состояние башен это позволяет.

Но, вероятно, главное на Стене — это окружающие панорамы. Смоленск предсказуемо оказывается городом контрастов, где вполне современные модные коттеджи соседствуют с деревянными домиками трущобного вида, а фон для всего этого составляют древние церкви, монастыри, соборы центра города и бесконечные панельные гетто Заднепровья.

Где-то там, за этими жилыми домами, авиабаза «Смоленск-Северный», где в 2010 году так катастрофически приземлился Ту-154 польской правительственной делегации.

Смоленский железнодорожный вокзал с самого дальнего от него участка главной городской достопримечательности.

Георгиевская церковь 1782 года и Успенский кафедральный собор, история повторного строительства которого обросла легендами, но при этом совершенно точно имеет отношение и к нашим соотечественникам XVII века. К ним мы и вернемся.

«Ляхи, везде одолевая, стремились к главному храму Богоматери, где заперлись многие из горожан и купцов с их семействами, богатством и пороховою казною. Уже не было спасения — росияне зажгли порох и взлетели на воздух с детьми, имением — и славою», — писал российский историк Карамзин. Считается, что таким героическим способом первый Успенский собор, построенный еще в конце XI века, был разрушен.

На самом деле позднейший и не такой пристрастный к осаждавшим Смоленск «ляхам» анализ свидетельствует о том, что пороховая казна, скорее всего, находилась по соседству, и зажечь ее «росияне» могли вовсе не по обоюдному соборному согласию и к вящей своей славе. Собор при этом взрыве, конечно, пострадал, но разрушен полностью вовсе не был.

В 1627 году, когда Смоленск уже 16 лет находился в составе Речи Посполитой, смоленский греко-католический архиепископ Лев Кревза-Ржевусский писал Льву Сапеге, к тому времени гетману великому литовскому, прося его не превращать в костел «соборную пречистой Богородицы церковь, которая за 500 лет тому назад построена Владимиром Всеволодовичем», так как это было бы «великою обидою», в частности, «для лиц, которые жертвовали на церковь». То есть Успенский собор, который будто бы взлетел на воздух с «росиянами», их детьми, имениями и славой, к тому времени удивительным образом продолжал успешно функционировать как 500-летняя соборная церковь. Даже рассматривался вариант его передачи католикам, против чего и протестовал Кревза-Ржевусский.

Наконец, уже после того, как Смоленск вновь перешел под крыло русских царей, первоначально всерьез рассматривался вопрос лишь о ремонте соборного здания и сооружении новых каменных сводов и глав. И только к 1670-м годам было принято решение, что проще старый храм разобрать и построить на его месте новый. На это потребовалось около ста лет (1677—1772), и сейчас фундаменты старого здания надежно скрыты громадой современного собора.

Расположен Успенский собор на Соборной горе, и мимо него проходит главная городская улица — Большая Советская. Эта парадная городская магистраль лучше всего сохранила представительную дореволюционную застройку и при этом забирается на высокий левый берег Днепра под крутым углом, обещающим фотографам замечательные снимки для социальных сетей.

Когда-то каким-то невероятным образом тут ходили даже трамваи, отчего Смоленск, должно быть, напоминал славянский Сан-Франциско. Это дела давно минувших дней, но трамвайная система в городе по-прежнему довольно развита, а за последние годы здесь даже появилось пару десятков современных вагонов производства Усть-Катавского завода.

Основные достопримечательности города сконцентрированы внутри крепостной стены. Главная площадь Смоленска традиционно носит имя Ленина. Здесь в 1930—1950-е годы был создан парадный ансамбль общественной и жилой застройки, достойный этого областного центра с 300-тысячным населением. Общая депрессивность окружающего города здесь ощущается меньше всего, зато чувство близости к Беларуси начинает обуревать как нельзя более сильно. Вокруг не по-смоленски чистенько и порядочек.

Окружающая застройка.

Особняк был построен в 1896 году для Петра Будникова, владельца местного изразцово-кафельного завода, который, решив совместить приятное с полезным, превратил собственный дом в лучшую рекламу своей же продукции. Здание щедро декорировано керамикой различного рода и выглядит по-настоящему необычно.

Здесь же несколько парков: крупный Лопатинский сад, фактически городской парк культуры и отдыха с аттракционами, уютными гротами для парочек и черной колонной — памятником войне 1812 года.

И небольшой «сад Блонье», напоминающий наш Александровский сквер, с памятником местному уроженцу композитору Михаилу Глинке.

Глинка смотрит на это вот здание, имеющее прямое отношение к нашей стране. Это бывшее Дворянское собрание (1825, арх. А. Мельников), в котором нынче размещается филармония. Интересно оно, впрочем, не своим дворянским прошлым и музыкальным настоящим, а событиями, произошедшими здесь в декабре 1918 года. Именно тут проходил первый съезд Компартии большевиков Беларуси, который 1 января 1919 года, возможно, не приходя после Нового года в сознание, объявил о создании Белорусской Советской Социалистической Республики.

Именно отсюда, из Смоленска, из этого конкретного здания, пошла белорусская государственность, по крайней мере, согласно официально принятой ныне версии.

В городе есть еще одно место, имеющее отношение к белорусам. Недалеко от площади Ленина, на ул. Пржевальского, 4, в здании бывшего епархиального училища, ныне занятом Смоленским государственным университетом, в 1934 году читал свои произведения Янка Купала. Сам факт увековечения всего лишь выступления народным поэтом Беларуси в городе как бы лишний раз намекает на близость Смоленска нашей стране.

Парадный центр компактен, обойти его можно за полчаса. За пределами нескольких отреставрированных кварталов Смоленск внешне стремительно превращается в тот город, каким его и привыкли воспринимать белорусы: небогатый, обшарпанный, с баснословно дорогими гостиницами (пожалуй, главный недостаток для туриста выходного дня) и пустующими даже в пятницу вечером ресторанами разной степени китчевости. Зато в местном отделении популярной транснациональной бургерной уже установлены терминалы самостоятельной безналичной оплаты заказа.

Однако даже в стороне от главных площадей и улиц ищущий найдет интересное.

Воскресенская церковь 1785 года на улице Войкова, превращенная большевиками в планетарий да так пока и продолжающая функционировать в данном качестве.

Неподалеку первый в Смоленске небоскреб — уникальный памятник довоенной архитектуры, семиэтажный дом имени Парижской коммуны, построенный в 1933 году. Здесь не было лифтов, туалетов, ванных комнат — лишь общественная столовая на первом этаже. Предполагалось, что все жильцы этой украшенной необычным орнаментом высотки будут жить одной большой семьей-коммуной, образуя тем самым новую укрупненную ячейку будущего справедливого общества, где от каждого бралось бы по способностям и давалось бы по потребностям.

Так это здание (слева) выглядело на фотографии середины 1940-х годов. Справа — Вознесенский монастырь (также сохранился), сзади вдалеке — Успенский собор на фоне Днепра. Люди каким-то образом жили в «доме-коммуне» вплоть до 1980-х годов, несмотря на то, что принципы, положенные в его устройство, давно устарели. В конце концов здание было расселено и продолжает стоять заброшенным, в то же время являясь неординарным памятником архитектуры.

В 1920—1930-е годы в Смоленске вообще строили очень активно — город продолжал оставаться западным форпостом СССР, закрывающим путь на Москву. Любители конструктивизма и постконструктивизма найдут здесь немало интересного.

Монументальный Дом специалистов (1936 год) на проспекте Гагарина. Похожее сооружение существовало до войны и в Минске (на Золотой Горке). Комфортабельные жилые дома подобного рода строились для квалифицированных инженерно-технических работников, ученых, деятелей культуры. Элитное жилье довоенного типа.

Рядом с Домом специалистов и смоленский костел, который (за малым количеством католиков) теперь занимает областной архив. Довольно типичный образец кирпичной неоготики был построен в 1896 году.

А в этом типичном для сталинского неоклассицизма здании на улице Коммунистической сложно узнать синагогу. Ее судьба похожа на Минскую хоральную синагогу на современной улице Володарского: здание, построенное в 1910 году в мавританском стиле, после войны восстанавливалось уже с классицистским декором. Только в Смоленске здесь не театр (как в Минске), а колледж телекоммуникаций.

До реконструкции синагога выглядела, конечно, куда необычнее.

Для более-менее тщательного изучения всех смоленских достопримечательностей, включая музеи и рестораны, достаточно будет и одного дня, второй смельчаки могут уделить шопингу или не спеша отправиться в обратный путь. По дороге можно заехать в расположенный в 15 км от Смоленска мемориальный комплекс «Катынь».

Здесь, в лесу на территории дачи НКВД, в 1930-е — начале 1940-х годов осуществлялись массовые расстрелы советских и польских граждан. Страшная история, страшное место.

Еще 315 км — и вы снова в Минске. Скорее всего, из Смоленска вы привезете неоднозначные впечатления. Смоленск — типичный для нечерноземной России город контрастов, где за внешне малопривлекательным фасадом прячутся первоклассные достопримечательности. Остается только догадываться, как воспринимался бы Смоленск, если бы область, центром которой он является, область, где жило немало белорусов и до сих пор в приграничной глубинке разговаривают с отчетливым белорусским акцентом, включили бы в 1919 году в состав БССР.

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. db@onliner.by

Автор: darriuss. Фото: Максим Малиновский
ОБСУЖДЕНИЕ