Районы, кварталы: история минской «Орловки»

 
25 апреля 2014 в 8:55
Автор: darriuss

Это, наверное, самый украинский уголок Минска. Здесь есть бульвар Шевченко и улица Каховская, а главный центр местной общественной жизни — кинотеатр «Киев» и Киевский сквер за ним. При этом официально район «приписан» к улице Орловской, отношения к Украине вроде бы не имеющей. Он стал первой в городе, во многом переходной, ласточкой хрущевской революции в строительстве жилья и сейчас воспринимается как безнадежно устаревший, хотя, конечно, и милый сердцу многих здешних обитателей анахронизм, куда бессмысленно и беспощадно ныне вторгаются высотные уплотнительные оккупанты. Onliner.by на примере микрорайона улицы Орловской изучил, как сталинские соцгорода начали превращаться в панельные гетто.

Строго говоря, микрорайоном этот участок городской территории между улицами Веры Хоружей, Червякова, Кропоткина и Орловской с бульваром Шевченко в качестве главной внутренней магистрали называть нельзя. В 1955 году, после знаменитого хрущевского постановления «Об излишествах в архитектуре», советские градостроители принципиально поменяли подход к проектированию новых жилых массивов. Вместо скромных, по-своему уютных социалистических городков 1930—1950-х годов с мелкими кварталами, окруженными по периметру относительно малоэтажными домами в классическом «сталинском» стиле, стали строиться микрорайоны — образования куда более крупные, с застройкой, свободного располагавшейся на их территории. В Минске первым, экспериментальным примером микрорайона нового типа стал массив между улицей Волгоградской и улицей Толбухина, о котором Onliner.by рассказывал год назад.

Но между сталинскими соцгородами и строительством микрорайонов (а также последовавшим далее возведением жилых районов на десятки и порой сотни тысяч обитателей) была и промежуточная стадия. Этим коротким переходным этапом стали так называемые жилые массивы в виде «укрупненных кварталов», объединенных главной улицей. Первый полноценный образец городской застройки такого типа появился в городе в полях к западу от старой, дореволюционной еще Болотной станции. Так этот участок выглядел на довоенной карте Минска 1933 года. Справа его ограничивали Комаровские болота, слева — куст загородных дорог с относительно неплотной индивидуальной застройкой вдоль них.

Аэрофотосъемка 1940-х годов. Загородные дороги (современные Старовиленский, Долгиновский и Сморговский тракты) хорошо видны. Частного сектора прибавилось, особенно в районе Сторожевки, развилки Старовиленского и Долгиновского трактов. Из более капитальной застройки здесь бросается в глаза разве что дореволюционный еще больничный комплекс в районе нынешних улицы Кропоткина и проспекта Машерова (выделен зеленым). На территории, обозначенной красными границами, там, где и появится в относительно уже недалеком будущем жилой массив улицы Орловской, пока чистое поле.

В первое послевоенное десятилетие освоение этой территории велось стихийно. Во-первых, здесь появилось несколько кварталов типичных для стиля «строили пленные немцы» двухэтажных домиков. Цельного ансамбля, как в поселках тракторного или автомобильного завода, впрочем, тут не возникло: все же крупных предприятий по соседству не было. Может быть, оттого впечатление эти дома сейчас производят депрессивное, особенно если рассматривать их в качестве парадного фасада улицы Орловской, вечно загруженной магистрали, части Второго городского кольца.

Во-вторых, после войны государство, оказавшееся не в силах оперативно обеспечить квартирами жильцов полуразрушенного города, с охотой выделяло им участки для индивидуального строительства. Так, в 1950-е на карте Минска появился крупнейший в городе массив частного сектора, который в основном сохранился и поныне и известен всем сейчас под названием «Сельхозпоселок».

Все это выглядело довольно бессмысленно до начала 1960-х. В 1955—1957 годах городские власти под управляющим воздействием коммунистической партии и советского государства наконец перешли к массовому жилищному строительству индустриальными методами. Задача была благая — максимально быстро обеспечить граждан СССР недорогим, а самое главное — индивидуальным жильем, производимым на предприятиях, как и любой другой товар. Массивы в виде «укрупненных кварталов» стали первым опытом в этом направлении, а район улицы Орловской — пилотным их образцом в Минске.

Его строительство осуществлялось на свободной территории площадью 80 га, ограниченной существующими магистралями: Долгиновским трактом (ныне частично улица Червякова), улицами Хоружей, Орловской и Кропоткина (с ее продолжением — улицей Лили Карастояновой). На спутниковом снимке 1964 года видно, что район, в принципе, уже сформирован.

В первую очередь в глаза бросаются три момента: нет кинотеатра «Киев», построенного только в конце 1960-х, а улица Кропоткина еще не продлена до Орловской; наконец, возведение квартала к северу от последней вдоль современной улицы Карастояновой только начинается.

К 1971 году район в основном приобретает законченный вид, в котором он просуществует несколько десятилетий — вплоть до уплотнений времен независимости.

Итак, как видно на плане района, он носил переходный характер от сталинских соцгородков. Кварталы в сравнении с последними становились более крупными (площадь — от 5 до 16 га), жилые дома в них располагались уже не только вдоль красных линий улиц, но и в их глубине относительно свободно.

При этом объединялись такие кварталы четко выраженной главной улицей, в данном случае — даже бульваром, получившим имя классика украинской литературы Тараса Шевченко.

Бульвар на снимке 1969 года. В первую очередь стоит отметить его ширину, а во вторую — практически полное отсутствие личных автомобилей.

Зато сейчас бульвар — одно из тех редких мест в Минске, которые стали куда более зелеными, чем раньше.

Предприятия «культурно-бытового обслуживания» населения размещались по-прежнему на первых этажах жилых домов или в специальных пристройках к ним. Отдельно стоящие крупноформатные торгово-общественные центры стали более-менее массово появляться только спустя пятилетку.

Так, например, выглядел магазин «Одежда» «Текстильшвейобувьторга», размещавшийся на первом этаже жилого дома №24 по бульвару Шевченко. Газета «Вечерний Минск» с гордостью сообщала, что здесь в 1969 году работало целых семь ударников коммунистического труда.

Своего дома культуры в «Орловском микрорайоне», как его до поры до времени называли местные жители и городские власти, не появилось. Центром общественно-культурной жизни вместо этого стал открывшийся в 1970 году фильмом «Я, Франциск Скорина» типовой кинотеатр на 560 мест, всего третий по счету широкоформатный кинотеатр города. Интересно, что первые шесть лет своей работы он носил название «Маяк».

Только в 1976 году в связи с проведением в БССР дней культуры Украины кинотеатр «Маяк» переименовали в привычный всем сейчас «Киев». Решение выглядит абсолютно логичным, ведь здание расположилось на перекрестке улицы Каховской и бульвара Шевченко, замкнув перспективу последнего.

После проведения в 2009—2010 годах реконструкции обновленный «Киев» стал первым в городе 3D-кинотеатром, куда некоторое время приезжал смотреть фильмы весь город.

К сожалению, жертвой реконструкции пало сграффито работы народного художника БССР Александра Кищенко, украшавшее ранее фойе здания. Сейчас его можно увидеть разве что на старых газетных снимках.

Перекресток Шевченко и Каховской с появлением здесь кинотеатра окончательно превратился в главный центр общественной жизни местных обитателей. Этот панорамный снимок конца 1960-х сделан с еще не открытого «Маяка», перед которым, тем не менее, уже имеется стоянка такси, сохранившаяся тут и поныне. Справа — редкая в то время в районе девятиэтажка, первый этаж которой занимал комиссионный магазин. Здесь же в пристройке расположились почта и сберегательная касса. Два пятиэтажных крупноблочных жилых дома слева объединены одноэтажным объемом, который занял еще один известный во всем городе объект — ресторан «Космос».

На иллюстрированной карте-схеме города 1967 года это заведение общественного питания даже удостоилось отдельного рисунка (под номером 140). «Уютный зал на 100 мест отделан под черное дерево. Шарообразные светильники и навесные бра источают мягкий приглушенный свет, звучат нежные мелодии оркестра. Широко представлена в ресторане белорусская национальная кухня. Здесь подают картофельные оладьи по-мински, жареную крестьянскую колбасу, мачанку с блинами, тушеный картофель в глиняных горшочках, картофельную бабку с салом», — восторженно писал путеводитель по минским кафе и ресторанам.

В «Космосе» был и свой коктейль-бар на 70 человек. Его топовым продуктом был одноименный «фирменный напиток». «Пиво, сахар, яблочный и лимонный соки, чай, входящие в рецептуру напитка, придают ему какую-то воздушную легкость. Глоток „Космоса“ после обеда хорошо освежает и бодрит человека. Каждый день его расходится более ста литров», — информировала читателей газета «Вечерний Минск». Вероятно, и сейчас нашлось бы немало желающих взбодриться после обеда смесью пива, сахара, соков и чая.

За кинотеатром расположился общерайонный парк. Сейчас его официальное название — Киевский сквер. Любопытно, что после открытия «Маяка» его планировалось назвать в честь 50-летия комсомола Беларуси. В 1970 году здесь высадили аллею годовалых каштанов, сейчас уже основательно разросшихся. Именно на парк выходят и две из трех районных школ.

Практически все остальные школьно-дошкольные учреждения традиционно разместили в глубине кварталов, вдали от улиц.

Из инфраструктурных отдельно стоящих общественных зданий, кроме кинотеатра, поликлиники, школ и детских садов, «Орловский микрорайон» получил собственную баню на улице Хоружей. Причем для ее строительства использовали типовой проект еще предыдущего десятилетия — свидетельство переходного характера этого массива.

Районный стадион, который, судя по первоначальному плану, планировали разместить в нынешнем Киевском сквере, в конечном итоге построили в глубине квартала между улицами Каховской, Осипенко и Гая.

Отдельным объектом стал и бассейн в начале улицы Каховской. Исходя из названия района, ему дали имя «Орленок». Это относительно небольшое здание на рубеже 1960—1970-х годов умудрилось превратиться в один из самых одиозных городских долгостроев. Неоднократно в газетных публикациях тех лет журналисты гневно обличали строителей этого сооружения, их «несерьезное, безразличное отношение к своим обязанностям, недопонимание воспитательной роли возводимого сооружения».

Застройка района осуществлялась вначале по типовым проектам серии 1-433, затем пятиэтажными жилыми домами серий 1-434 и 1-464. Кирпичные, крупноблочные, панельные хрущевки представлены здесь в широком ассортименте. Дома образуют сплошной фасад красных линий улиц и стоят торцами к ним — какого-то единообразия нет, и в этом еще одно свидетельство «переходности» этого жилого массива.

Порой попадаются и образцы архитектуры предыдущего десятилетия.

Улица Каховская и районная котельная. К сожалению, этот район так и не стал образцово-показательным для Минска, а потому не попадал в парадные цветные фотоальбомы города и открытки с его видами. Практически все его старые снимки — это, увы, черно-белые работы газетных репортеров.

Панельные дома в районе Гаи Дмитриевича Гая.

Улица Гаи Гая сейчас.

Местные жители открыли пляжный сезон уже в апреле. Мини-бикини-2014.

Перекресток улиц Веры Хоружей и Червякова.

На некоторых участках однообразный фронт пятиэтажных жилых домов было решено разнообразить девятиэтажными высотными акцентами преимущественно популярной в Минске серии МК-9 с торговыми пристройками к ним.

Застройка улицы Карастояновой. Этот квартал района застраивался в последнюю очередь.

В 2000-е годы просторные кварталы «Орловки» и фрагменты частного сектора к югу от улицы Орловской стали удобной площадкой для уплотнения. Современные высотки массово выросли в районе Червякова, две башни М111-90 появились в районе перекрестка Каховской и Карастояновой.

Когда-то это была малопрестижная северная окраина города, сейчас статус района в глазах общественности и застройщиков заметно вырос. Среди 50-летних хрущевок, куда когда-то переселяли, например, жителей сносимой Немиги, теперь можно найти даже здания, которые принято относить к элитному «клубному» жилью.

Практически полное отсутствие промышленных предприятий, близость крупных парков, зоны отдыха Комсомольского озера, относительно удобное расположение по отношению к центральной части города компенсируют недостатки массива, заложенные еще на стадии его строительства. Из-за унаследованного от 1950-х преимущественно периметрального характера застройки многие жилые дома получили здесь неудовлетворительную ориентацию по сторонам света, были расположены вдоль напряженных магистралей городского и районного значения. К тому же это не позволило организовать систему культурно-бытового обслуживания населения рационально, приводило к ее дублированию и измельченности.

Тем не менее, именно здесь, в жилом массиве улицы Орловской, архитекторы, городские власти и строительные организации искали новую форму организации жилого комплекса, именно здесь на радость будущим поколениям минчан в муках рождались будущие Чижовки, Серебрянки, Зеленые Луга и Каменные Горки.

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. db@onliner.by

Без комментариев