Чем жил Минск: листаем подшивки «вечёрки» за 1970 год

 
21 714
53
26 июля 2013 в 12:14
Автор: darriuss

Новый 1970 год принес Минску разительные перемены. Посреди полей и болот юго-восточной окраины города счастливые минчане справляли новоселье в первых домах Серебрянки — в недалекой перспективе самого крупного жилого массива белорусской столицы, будущий проспект Победителей стал приобретать привычный для нас вид, а давно приговоренную старую Немигу наконец безжалостно снесли. Onliner.by на основе архивных подшивок газеты «Вечерний Минск» продолжает изучать, как с каждым годом менялся наш город и чем он жил на этот раз в самом начале 1970-х.

Новости из Серебрянки в течение всего года медленно, но верно вытесняют с газетных страниц популярные в конце 1960-х жилые районы, застройка которых завершалась. В первой половине 1970 года минчан в целом и будущих жителей нового спального массива на 140 000 душ в частности еще радуют только его макетами, причем, как показало будущее, оказавшимися довольно далекими от реализованной действительности. Снимок ниже прилагался к заметке под романтическим названием «Молодость Серебрянки».

Возведение жилого района в междуречье Свислочи и Слепни началось еще в декабре 1969 года, однако первые фотографии с крупнейшей городской стройки появились в «Вечернем Минске» только в сентябре 1970-го. Освоение северной половины территории Серебрянки, занятой холмами и бывшими полями фильтрации, оставили на будущее. Микрорайоны Серебрянка-1, -2, -3 и -4 были спроектированы на относительно свободном участке к югу от улицы Плеханова.

И вот в октябре в эксплуатацию сдаются первые 11 пятиэтажных домов, каждый на 90 квартир, с комбинатом бытового обслуживания, овощным и продовольственным магазинами. Для обслуживания жильцов района из центра города сюда организуют автобусный маршрут №50, а главную магистраль Серебрянки из улицы Бульварной переименовывают в бульвар Рокоссовского. Как оказалось, это переименование было не последним. Бульвар в итоге стал проспектом.

Вот они, первые жители района, радостно выгружающие холодильник из грузовика осенью 1970-го.

Бульвар Рокоссовского в течение года остается единственной крупной улицей, связывающей Серебрянку с центральной частью города, однако в конце лета разворачиваются активные работы по сооружению над Партизанским проспектом путепровода, который должен был соединить  улицы Козлова (сейчас Долгобродская) с Плеханова, а новый жилой массив с районом тракторного завода и далее с площадью Победы.

Предыдущая фотография сделана с высотного здания гостиницы «Турист», незаметно превратившегося, по сути, в один из самых одиозных городских долгостроев. Коробку «Туриста» быстро собрали из панельных конструкций в течение 1968—69 гг., но в дальнейшем строительство отеля приостановилось. В эксплуатацию он был сдан только через 4 года, в 1973-м. Впрочем, фотографы с удовольствием пользовались высоткой для панорамных фотографий Партизанского проспекта и его окрестностей. Обратите внимание на трамвайную линию, идущую к автозаводу, деревья на площади перед будущим универмагом «Беларусь» и открытый недавно второй в городе подземный переход.

Застройка других жилых районов, бывших в фокусе внимания городских властей в конце 1960-х, постепенно завершается. Восток-1 в основе своей закончен, причем помимо пятиэтажек здесь появилось сразу девять пока относительно редких в Минске панельных 9-этажных домов. В будущем его застройку лишь уплотнят высотками вдоль Ленинского проспекта и троицей монолитных башен на Калиновского.

Практически достроены и первые три микрорайона Зеленого Луга. На фото три 10-этажные высотки у перекрестка Калиновского — Седых.

Похожая ситуация и в Чижовке. На фото панорама второго микрорайона.

Перекресток улиц Голодеда и Ташкентской. Обратите внимание на диспетчерскую станцию автобусов, расположенную на месте, которое ныне заняла новостройка гостиницы «Свислочь».

Большое жилищное строительство на ул. Захарова. К 1970 году окончательно оформилось решение создать здесь фактически первый крупный элитный жилой район города, предназначенный в основном для партхозактива и номенклатуры среднего звена и интеллигенции. В среде минчан его немедленно прозвали «район бобровых шапок».

Единственным жилым районом, который по масштабам застройки мог бы в те годы конкурировать с Серебрянкой, оставалось т. н. Раковское шоссе, впоследствии переименованное в ул. Притыцкого. На снимке — перекресток шоссе с проспектом Пушкина в сторону ул. Тимирязева. Как хорошо видно, массив пока почти полностью пятиэтажный, высотные дома только начинают строиться.

Впрочем, к концу года отдельные дома-башни уже закончены. На фотографии — улица Сердича.

Именно в 1970 году в «Вечернем Минске» был анонсирован и новый жилой массив в районе Брестского шоссе, будущий Юго-Запад. Его возведение началось только спустя 7 лет, и за это время планы городских властей подверглись серьезной корректировке. Количество жителей Юго-Запада уменьшилось со 150 тысяч до 85 тысяч человек, а также было решено не переносить туда педагогический институт, ограничившись возведением высотного главного корпуса на площади Ленина.

В середине года в газете опубликовали и первоначальный эскиз высочайших (на то время) домов Минска, которые планировали построить на Комаровке. Пять многогранных 16-этажных башен, спроектированных В. Пушкиным, должны были выстроиться друг за другом вдоль улицы Веры Хоружей. Их возведение было в конечном итоге отложено на целое десятилетие, в течение которого проект изменился, и Минск получил знаменитые «кукурузы». Между публикацией эскиза и его окончательной реализацией прошло 30 лет — вполне возможно, городской рекорд. Первую из башен сдали в эксплуатацию только в 1982 году, последнюю — уже в 2000-е.

Причем пятая высотка заняла место бывшей автостанции и площади Веры Хоружей. На этом снимке сентября 1970 года на заднем плане видны жилые дома №17 и 19 по Хоружей. Спустя 5 лет их дворы станут местом съемки известного детского фильма «По секрету всему свету».

Комаровка вообще активно развивалась на рубеже 1960—70-х годов. В начале 1970-го здесь открылся крупнейший в республике специализированный Дом мебели. Как доверительно сообщал «Вечерний Минск»: «Это экспериментальное здание своей архитектурой напоминает первый в стране Дом мебели, который возведен в московских Черемушках. Но смотрится он лучше московского, потому что тот теряется на фоне высотных зданий, а наш стоит на своеобразном „пятачке“ и сразу привлекает внимание как своими внушительными размерами, так и своеобразным архитектурным обликом».

Сейчас здание реконструировано, но продолжает выполнять оригинальную функцию.

Через 2 года, в 1972-м здесь начнется возведение крупнейшего в БССР крытого рынка, а пока Комаровский колхозный рынок существует в виде открытых уличных рядов, да еще и традиционно соседствует со зверинцем.

Кроме последнего главным детским развлечением года стал гастролировавший в мае в Минске чехословацкий «Луна-Парк», чьи аттракционы разместили между Немигой и Дворцом спорта.

А старую Немигу тем временем снесли. Городские власти запланировали строительство на ее месте исторических кварталов дублера Ленинского проспекта и нового представительного ансамбля жилых и общественных зданий.  Судя по этой короткой заметке, окончательно старый минский район погиб в первой половине августа 1970 года. В газетах уничтожение Немиги, естественно, не освещалось.

Запомним ее такой.

Одновременно шли активные строительные работы и на Парковой магистрали, будущем проспекте Машерова и Победителей. Кроме уже построенной в 1968-м гостиницы «Юбилейной» здесь должны были появиться еще три высотных 12-этажных здания с пристроенными учреждениями обслуживания населения: выставочным залом, салоном красоты, шашлычной, кулинарией, столовой, комиссионным и ювелирным магазинами. Кроме того, существовавшее тут общежитие БГУ должно было быть реконструировано в Дом быта, а запроектированный кинотеатр (будущая «Москва») первоначально должен был быть трехзальным и занимать лишь второй этаж «оригинального сооружения легкой, воздушной формы». На первом же размещался магазин спорттоваров. Как видим, впоследствии проект этого архитектурного ансамбля был реализован с серьезными изменениями в части функционального назначения.

Зато в полном соответствии с опубликованным в 1970 году макетом было реализовано еще одно сооружение на Парковой магистрали — т. н. Дом проектов, где разместились несколько проектных организаций Госстроя БССР.

Активно вводились в строй и прочие административные и общественные здания. Новый корпус получил НИИ технической кибернетики (справа) на ул. Типографской (сейчас Сурганова). Теперь отсюда управляют покоряющим просторы Вселенной белорусским космическим флотом.

На Опанского (ныне Кальварийской) велось строительство здания института Белгипропищепрома. Слева виден его каркас, который позже украсит фантасмагорическая мозаика Александра Кищенко «Революция».

В конце года был представлен проект и отдельного корпуса для библиотечного и культурно-просветительского факультетов педагогического института в районе улицы Московской. Реализован комплекс был к 1975 году, и в процессе работы два факультета пединститута эволюционировали в отдельный вуз — Институт культуры.

На перекрестке улиц Каховской и бульвара Шевченко в начале года открылся 21-й в городе (и третий широкоформатный) кинотеатр. Сначала ему дали название «Маяк», но спустя 6 лет, в ходе проведения в Минске дней культуры Украины, его переименовали в привычный и по сей день «Киев».

Фотографы «вечёрки» немедленно воспользовались новым зданием и сняли панораму бульвара Шевченко.

Кроме того, в дополнение к «Маяку-Киеву» в конце года после реконструкции открылся и кинотеатр «Мир», просуществовавший в своей инкарнации 1970 года уже до наступления эпохи звука Dolby и 3D.

Наконец, сдали в эксплуатацию ресторан «Каменный цветок» на бульваре Толбухина (справа). Это был первый минский ресторан, работавший и ночью, более того, предлагавший в течение вечера эстрадную программу с песнями, плясками и даже «варьете», но за это будоражащее удовольствие бравший плату за вход.

Еще один, безымянный, городской ресторан получил также привычное и нынешним жителям Минска название. Довоенная фабрика-кухня была реконструирована и переименована в «Папараць-кветку».

В поселке мотовелозавода открылся бассейн «Волна», а еще спустя пару месяцев к нему присоединился и «Лазурный», пристроенный к ДК стройтреста №1 на ул. Козлова.

У стадиона «Динамо» появился новый кассовый комплекс. Совсем недавно он был снесен в ходе идущей реконструкции самого стадиона и прилегающей к нему территории.

В 1970-м впервые было объявлено о намерении построить в северо-восточной части города, за МКАД, новый Академгородок с жилым районом, из которого позже выросло Уручье.

Началось возведение новой площади на перекрестке улиц Брилевской, Чкалова и Воронянского с Дворцом культуры железнодорожников в качестве основного здания.  Площадь так и осталась безымянной, а ДКЖ закончили только спустя 8 лет, в 1978-м.

Городские власти, архитекторы и простые горожане продолжают обсуждать идеи реконструкции центральной части города — площадей Свободы и Центральной. На снимке один из представленных проектов, каждый из которых подразумевал строительство огромного дворца для проведения массовых мероприятий (реализован в виде Дворца республики) и высотного административного здания (так пока и не построено).

Продолжала расти большая минская индустрия. В поселке Шабаны, в черту города, естественно, еще не входившего, начали, тем не менее, создавать ту самую промышленную зону, которая до сих пор в немалой степени формирует неповторимую атмосферу этого района. Первым там решили построить очередной завод индустриального домостроения, и по сей день исправно штампующий любимую многими минчанами серию М 111-90.

Другому поселку, Дражне, повезло больше. Здесь вздумали выстроить комплекс предприятий всего лишь пищевой промышленности, куда кроме молочного и мясокомбинатов, бисквитной фабрики, вошел и новый огромный пивзавод, будущая «Крыніца».

Пива в республике не хватало, зато отечественные пивовары разработали рецептуру первого собственного, независимого от «больших братьев» из Москвы, Ленинграда и Риги сорта — и это было «Лидское».

Но «Лидское» пока в Минске достать было сложно, поэтому приходилось пить местное, порой с неким темно-бурым веществом вприкуску. И 40 лет назад минчане систематически обнаруживали в продуктах посторонние малосъедобные ингредиенты.

Мало что поменялось за прошедшие десятилетия и в районе радиаторного завода. Минчанин Овенков интересовался в ноябре 1970 года, когда это предприятие, наконец, станет меньше отравлять атмосферу на его улице Бирюзова. Прошло 43 года…

На улице Ковалевской открылся футлярный цех Минского радиозавода. В марте 1972 года он взорвется, погибнут около 140 человек, страшнейшая техногенная катастрофа в городской истории.

Новости торговли. Минские магазины, как продовольственные, так и промтоварные, массово переходили от «прилавочной» торговли к самообслуживанию. Минчанам было непривычно, минчане жаловались на неудобство, поэтому городские власти через «Вечерний Минск» систематически разъясняли ретроградам преимущества новой системы. Обратите внимание на заголовки.

«Чтобы не было очередей» — гласит подпись к этому снимку одного из новомодных универсамов в Чижовке, при этом фото бесстыдно демонстрирует эти самые очереди.

Важный инфраструктурный проект. Началось активное формирование второго городского кольца.

От улицы Козлова к камвольному комбинату пущен новый 15-й троллейбусный маршрут. Он до настоящего времени сохранил старую трассу, лишь несколько ее удлинив с обоих концов.

Открылся первый международный рейс из Минска. Теперь белорусы-счастливчики, получившие выездную визу, могли слетать в Берлин, правда, Восточный.

На улицах города появились новые, невиданные ранее такси — 12 свежайших, только что запущенных в производство новых «Волг» ГАЗ-24, причем с красной крышей.

И в те годы, несмотря на отсутствие «Акрополисов» и «Икей», минчане систематически нуждались  в дополнительных поездах в Вильнюс. В дороге дизель, невзирая на отсутствие границ, находился около 3 часов.

Зато, наконец, открылось движение электричек до станции Пуховичи.

Это сейчас в Минск ездят модные западные звезды. В августе 1970-го горожане могли насладиться новозеландским народным творчеством.

Новинки кулинарии. Недоверчивых минских хозяек настойчиво убеждают в достоинствах нототении.

Еще один пример рекламы тех лет. Горожанам представлены новые хиты бытовой химии — «реппелент» и «Дихлофос».

В кинотеатрах можно было посмотреть кинофильм про фестиваль на Казантипе.

Или поразмышлять, каким должен быть идеальный мужчина в век равноправия, благодаря шокирующей ленте «Мы мужчины».

Ведь советское общество выгодно смотрелось на фоне безумств т. н. «свободного мира».

И трудно было представить, что лохматые нудисты спустя 40 лет начнут врываться и в наш прекрасный город.

Впереди — год 1971-й.

Автор: darriuss
ОБСУЖДЕНИЕ