Дом кино: архитектура и эстетика эпохи в фильме «Высоцкий. Спасибо, что живой»

 
9073
35
26 февраля 2012 в 17:00
Источник: Darriuss

Редко какой российский фильм недавнего времени вызывал такое бурное обсуждение, как кинолента «Высоцкий. Спасибо, что живой». Многих покоробило, что популярного в народе исполнителя в картине выставили законченным наркоманом и что фильм Петра Буслова не столько о поэте и исполнителе, сколько о больном человеке. Другие достаточно справедливо указывали, что фильм в целом правдив и вообще не стоит делать из Высоцкого священную неприкасаемую корову. Одно, впрочем, можно определенно поставить в заслугу авторам картины: они очень тщательно и аккуратно воссоздали эпоху, в которую происходит ее действие. Об архитектуре и эстетике конца 1970-х в фильме «Высоцкий. Спасибо, что живой» и месте Беларуси в нем рассказывает блогер Darriuss.

Фильм, по сути, рассказывает о нескольких днях в жизни Высоцкого, когда он перенес клиническую смерть, находясь на гастролях в Бухаре в июле 1979 года. Фоном для драматических событий стала попытка сотрудников Комитета государственной безопасности раздобыть компромат на певца, используя аферу с «левыми» концертами, для проведения которых он, собственно, и приехал в солнечный Узбекистан.

С первых же кадров авторы картины сразу дают нам восточного колорита. Показывают, правда, почему-то не Ташкент, где в застенках КГБ происходит первый эпизод, и не Бухару, место действия основной части фильма, а классический скайлайн древнего Самарканда.

После этого на некоторое время мы оказываемся в Москве. Театр на Таганке, родной театр Высоцкого, — одно из лучших новых зданий Москвы в своем жанре, построенное из характерного, изготовленного по спецзаказу, красного кирпича.

Архитекторы здания (А. Анисимов, Ю. Гнедовский, Б. Таранцев) смогли разместить на небольшом и неудобном участке вблизи оживленной транспортной магистрали, среди сохранившейся исторической застройки, новый крупный театр, за что и получили впоследствии Государственную премию СССР.

В картине показан главный вход, у которого припаркован синий Mercedes Высоцкого. Видно, как зажато здание со стороны небольших переулков между сохраненными старосветскими особняками. Кстати, торжественное открытие нового зала театра состоялось в апреле 1980 года, а действие фильма, между тем, происходит в июле 1979-го.

Тщательность подхода к воссозданию эпохи конца 1970-х годов лучше всего чувствуется в мелких деталях. Например, оцените ручку Высоцкого, сделанную из трубок капельницы, популярного поделочного материала того времени.

Афиша спектакля «Пугачев». Обратите внимание: режиссером на ней значится Валерий Раевский. Да, это будущий художественный руководитель минского театра им. Янки Купалы, народный артист Беларуси и автор множества уже классических купаловских спектаклей, в свое время проходивший практику на Таганке у Юрия Любимова.

Панораму Москвы старательно вычистили от посторонних включений последних 30 лет. В центре — высотка на Котельнической набережной (1952, арх. Д. Чечулин, А. Ростковский).

Владимир Семенович с удовольствием катается по этой Москве. Кутузовский проспект, вывески «Книги» и «Галантерея», конечно, нарисованы.

«Обувь» и «Булочная». «Такие Мерседесы в Москве только у Высоцкого и Брежнева». Красиво жить не запретишь.

Впереди — характерная «книжка» высотного здания СЭВ (31 этаж, 1970, арх. М. Посохин, А. Мндоянц, В. Свирский), открывающая собой Новый Арбат, тогдашний проспект Калинина. Один из символов новой Москвы 1960-х.

У ресторана «Арбат» Высоцкий лихо разворачивается...

...и сворачивает на Конюшковскую улицу, в перспективе которой видна еще одна сталинская высотка — на площади Восстания (1954, архитекторы все те же Михаил Посохин и Ашот Мндоянц).

Высоцкий едет к себе домой, в квартиру на Малой Грузинской, 28. Четырнадцатиэтажный трехподъездный кирпичный жилой дом на 174 квартиры был построен в 1975 году по индивидуальному проекту. Высоцкий жил здесь (кстати, среди его соседей был и Никита Михалков) с момента постройки здания. Тут он и умер в июле 1980 года.

По поводу аутентичности интерьера его квартиры сказать что-то сложно. Скорее всего, конечно, она создана в студийных павильонах.

Кухня кумира миллионов:

Несколько хаотичные заезды по Москве продолжаются и на следующее утро. Москворецкая набережная, Большой Устьинский мост и высотка на Котельнической. У правого края скриншота видно конструктивистское здание бывшего технологического института легкой промышленности (1930).

В следующий момент Mercedes Высоцкого оказывается уже на самом Большом Устьинском мосту, причем движется в направлении все той же высотки на Котельнической. Фон для столь странных перемещений составляет подрисованная в Photoshop гостиница «Россия» (1967, арх. Д. Чечулин). Самая большая гостиница мира была снесена еще в 2006 году.

Покрутившись по Москве, герои в конце концов загружаются в винтажный «Ил-18» и отправляются в Ташкент.

Аэропорт Ташкента в годы независимости Узбекистана был беспощадно реновирован, поэтому за уцелевшей советской натурой съемочная группа была вынуждена отправиться в последний бастион стабильности и процветания — в синеокую Беларусь. Многочисленные сцены внутри и снаружи ташкентского аэровокзала снимались в Бресте.

Продюсер картины рассказывал в интервью брестской областной газете «Заря»: «Действие происходит в 1979 году, и мы очень долго и мучительно искали подходящий аэропорт еще советской постройки. Конечно, сначала поиски велись в самом Узбекистане, где разворачиваются события. Сегодня в этой стране 14 аэропортов, но из них, условно говоря, половина в полуразрушенном, полуработающем состоянии. Другую же половину уже коснулся так называемый евроремонт. Там повсюду пластик, которого не было тридцать лет назад. Стало ясно, что съемки в таких условиях вести просто невозможно... А год назад мне посчастливилось попасть в Минск, где шла работа над фильмом „Любовь под прикрытием“. Тогда-то мы и увидели, как бережно белорусы относятся к архитектуре советских времен, и начался „кастинг“ по белорусским аэропортам...»

Брестский аэровокзал украсили духоподъемными плакатами и в кои-то веки наполнили людьми, правда, в красочных халатах и тюбетейках. Давно это здание не видело внутри себя столько разумных форм жизни.

Узбеков для массовки собирали по всему Бресту. Нашли не много.

«Депутатский зал» снимался в реальных интерьерах местного VIP-lounge. Из комнаты открывается панорамный вид на летное поле.

Показывают даже экстерьер здания, сохранившего старую советскую неоновую вывеску. Для заполнения подъездной эстакады здесь собрали, вероятно, всю оставшуюся в Бресте продукцию советского автопрома.

А между тем, здание брестского аэровокзала, построенное в 1985 году по результатам Всесоюзного (!) архитектурного конкурса, получило вскоре Государственную премию БССР (местные архитекторы В. Гопиенко, В. Кескевич, Р. Шилай, О. Ляшук) — редкая честь для отдельно стоящего сооружения.

Брестом белорусская натура фильма «Высоцкий» не ограничилась. Здесь же нашли и второй аэропорт, игравший в картине роль московского Домодедово — им на поверку оказался Национальный аэропорт Минск. Многие узнают зал ожидания на верхнем уровне минского аэровокзала.

Специально построенные кассы. В Минске узбеков, как видно, нашлось еще меньше, чем в Бресте.

Но все же значительное количество сцен фильма правдиво снималось на натуре в Узбекистане.

Например, живут герои в бухарской гостинице «Зарафшан» (река, на которой стоит город). Несмотря на то, что в Бухаре действительно есть такая гостиница, она, вероятно, показалась режиссеру недостаточно живописной, и в качестве бухарского «Зарафшана» выступил бывший обком (!) в Самарканде.

Комплекс, представляющий собой прекрасный образец модной в союзных республиках интернациональной архитектуры с национальными мотивами, и сейчас занимает областная администрация (хокимият) Самаркандской области. В объеме справа, вероятно, размещается конференц-зал. На заднем плане заметен предательски выдающий Самарканд с головой архитектурный ансамбль площади Регистан.

На этой открытке 1981 года видно здание в процессе строительства. Само по себе оно представляло довольно типичный образчик советской архитектуры административных зданий, но благодаря солнцезащитной решетке-экрану, установленной на фасадах комплекса и совершенно необходимой в условиях Средней Азии, приобрело необычный, колоритный вид.

Открытка 1989 года: обком уже с солнцезащитным экраном. Постамент самаркандского памятника Ленину напоминает Мавзолей на Красной площади в Москве.

Бог знает как съемочная группа умудрилась получить разрешение на съемку в здании областной администрации.

Но надо признать, что гостиница и вправду получилась очень убедительной. На козырек над входом установили даже настоящую неоновую вывеску.

Ночные съемки выдуманного «Зарафшана» вообще очень эффектны.

Специально созданная к съемкам фильма неоновая конструкция с бегуном, несущим олимпийский факел (вся страна тогда, напомним, готовилась к московской Олимпиаде). Удивительно сейчас видеть такую дотошность киношников к вроде бы ни к чему не обязывающим мелочам, тем не менее формирующим полноценную атмосферу эпохи.

Интерьерные съемки гостиницы также, возможно, проходили внутри обкома. Несмотря на странный вид гостиничного люкса Высоцкого, солнцезащитные решетки на окнах присутствуют.

Солнцезащитный экран вблизи:

Обратите внимание, что стенки номера сплошь покрыты резьбой в национальном стиле.

В отличие от гостиницы, за которой потребовалось ехать в Самарканд, Дворец культуры, где Высоцкий давал свои концерты, снимали на самом деле в Бухаре.

Счастливые обитатели Заводского района города Минска без труда опознают в этом здании такой родной им ДК МАЗ.

Дворец культуры газовиков в Бухаре, как и Дворец культуры Минского автозавода, и десятки других ДК по всему Союзу, строился по одному из самых удачных типовых проектов 1970-х годов (разработан ЦНИИЭП им. Б. С. Мезенцева, мастерская №1, арх. М. Бубнов и др.) — ДК со зрительным залом на 1200 мест, скооперированным со спортивным залом.

Бухарский ДК поразительно хорошо сохранился, наверное из-за сухого климата. Возможно, именно тут Высоцкий и должен был давать свои концерты в июле 1979 года, когда его свалила давняя болезнь. 30 лет спустя сюда вернулись киношники, а тут не поменялось вообще ничего. Дворец как новый.

Зрительный зал:

Как и в гостинице, стены здесь украшены сплошной резьбой, изображающей национальный растительный орнамент.

Гримерка с мозаичной стеной:

Бывавшие в ДК МАЗ мгновенно узнают планировку помещений.

Лестница в фойе второго этажа:

Стена фойе украшена монументальной росписью с какими-то узбекскими историческими сюжетами.

Роскошный обшитый деревом кабинет прожженной директорши ДК:

Занавес в зрительном зале также выполнен в национальных традициях.

Вокруг же бухарского Дворца культуры по логике, понятной только создателям фильма, раскинулся великолепный средневековый Самарканд. В 2001 году ансамбль самаркандской площади Регистан из трех медресе был включен в Список Всемирного наследия ЮНЕСКО. При этом в самой Бухаре имеется около 100500 своих медресе и мечетей, также обласканных ЮНЕСКО, но почему-то проигнорированных съемочной группой.

Вот так вот, благодаря силе воображения, узбекским обкомам и бережному отношению белорусов к своим аэропортам, съемочной группе одного фильма удалось феноменально достоверно вернуть на экраны времена дорогого Леонида Ильича, нашего ласкового Миши и женщины, которая поет.

Источник: Darriuss
ОБСУЖДЕНИЕ