Это один из самых больших частных островов в мире. Туда сложно попасть, и живут там всего двое

36 382
20 июня 2024 в 8:00
Источник: Валерий Волатович

Это один из самых больших частных островов в мире. Туда сложно попасть, и живут там всего двое

Источник: Валерий Волатович

На самом деле частные острова, полностью принадлежащие физическим лицам, не такая уж и редкость. Однако в большинстве случаев люди, которые могут себе позволить такую покупку, предпочитают тратить свои деньги на тропический рай, выбирая для себя уединение и отсутствие посторонних где-нибудь на Карибах или в Океании. Остров Уэдделла же не только выделяется своими размерами, сравнимыми с площадью крупного города, но и находится там, где жить смогут далеко не все, — фактически на границе Антарктики. Уже полторы сотни лет он в частных руках и представляет собой, по сути, семейный бизнес. При этом в отличие от своего аналога на Гавайях ступить на его землю может любой желающий, правда для этого потребуется запастись терпением и, конечно, внушительной суммой. В обмен их ждут впечатления, доступные далеко не каждому.

Спорная территория

Далеко не все острова Атлантического океана на слуху у публики, но Фолклендский архипелаг, расположенный в 450 километрах от побережья Южной Америки, как раз очень известен. Все благодаря давнему и до сих пор неурегулированному территориальному спору. Один его участник — Аргентина, географически ближайшая к Фолклендам страна, где, кстати, эти острова принято называть Мальвинскими. Другим фигурантом конфликта является далекая Великобритания, которая считает себя первооткрывателем архипелага, а значит, предъявляет на него права.

К сожалению, эти многолетние разногласия перешли в конце концов в горячую стадию.

Весной 1982 года аргентинский десант высадился на Фолклендах, тут же вновь ставших Мальвинами, и заставил капитулировать британский гарнизон. Из Соединенного Королевства в Южную Атлантику направили военно-морское соединение, и в первых числах мая начались активные боевые действия. К середине июня Великобритания восстановила свой контроль над островами, и Мальвины вновь стали Фолклендами. Потери сторон в общей сложности составили около 900 человек.

Уэдделл отмечен красной точкой в левом верхнем углу

Кому нужны Фолкленды?

Основные события той конфронтации разворачивались на двух главных островах архипелага, а Уэдделл, хоть и является в нем третьим по площади, в конфликте не пострадал. Здесь просто не было ничего представляющего хоть какой-то интерес для противостоящих сторон. И Великобритании, и Аргентине нужны были Фолкленды/Мальвины в своей совокупности.

Казалось бы, почему так важны были эти двенадцать тысяч квадратных километров суши в холодных водах Южной Атлантики?

Просто в 1980-е годы такое насильственное развитие получил спор, длившийся уже 150 лет. Аргентина считала острова своими с момента получения независимости в начале XIX века. В 1520 году их открыли участники испанской экспедиции Фернана Магеллана, но долгое время эти острова оставались без постоянного населения. Уже в конце XVII века британцы «переоткрыли» архипелаг, а в 1760-е основали здесь постоянное поселение. В дальнейшем территория еще несколько раз переходила из рук в руки, но каждый из участников спора продолжал считать ее своей. Определенную роль играли и соображения престижа, для которого фактор «маленькой победоносной войны» традиционно рассматривается как значимый.

Люди на Уэдделле

Уэдделл был впервые по-настоящему исследован лишь в 1760-е британским мореплавателем Джоном МакБрайдом. Свои впечатления он зафиксировал в отчете, и они оказались не очень комплиментарными. «Мы нашли разбитые земли, измученные почти вечными штормами», — поэтически писал капитан. Однако человек может приспособиться практически к любым условиям, сколь бы тяжелыми они ни были. Вот и на разбитом штормами Уэдделле вскоре стали регулярно появляться люди.

Это были охотники на тюленей.

Как раз в последней трети XVIII века данный промысел приобретал крупный масштаб, и Уэдделл, как быстро выяснилось, оказался вовсе не таким неприветливым, как сообщали его первооткрыватели. Конечно, неприятная штормовая погода в зимние месяцы расстраивала, но температура воздуха даже в самый холодный сезон редко достигала угрожающих для жизни значений. К тому же на острове можно было охотиться, а океан выбрасывал достаточно дерева, чтобы согреться в случае необходимости. Поэтому Уэдделл и стал базой для охотников за шкурами и жиром несчастных тюленей. Люди даже решались здесь на зимовку.

Промысловая база

Следующие несколько десятилетий Уэдделл использовался как сезонная база для моряков. Его бухты предоставляли надежную защиту от океана для шхун, а географическое расположение в южной части архипелага делало остров удобной точкой для начала промысловых экспедиций в Антарктику.

Эти 260 квадратных километров (сравнимо с площадью Минска в пределах МКАД) редко когда полностью пустели.

А в 1820-е о существовании данного клочка суши узнали и многие европейские обыватели. В это десятилетие вышли сразу две книги, описывающие приключения американского капитана Чарльза Барнарда. Моряк также добывал тюленей, но в 1813 году решил остаться на Уэдделле на продолжительное время. Причиной стала англо-американская война, начавшаяся годом ранее. Учитывая британское присутствие на Фолклендах, Барнард просто спрятался на Уэдделле, боясь за сохранность своей добычи. Он и четверо его спутников провели на острове почти полтора года, своим опытом доказав, что и на такой земле можно жить и при этом выжить.

Эпоха овец

В 1840 году Фолклендские острова, и Уэдделл в их числе, объявили коронной колонией Соединенного Королевства. Вплотную занявшись экономическим освоением архипелага, британцы в середине века выяснили, что местные условия прекрасно подходят для выращивания овец. Тюлений промысел как раз терял свою привлекательность, и такая альтернатива пришлась как нельзя кстати. Оказалось, что практически вся территория архипелага пригодна для организации пастбищ, и уже вскоре его овечье население многократно превзошло человеческое. При этом шерсть была такого качества, что даже с учетом расходов на логистику экспорт в метрополию оставался экономически выгодным.

Помимо двух крупных островов, Восточного и Западного Фолкленда, в состав архипелага входят и более семисот мелких.

После начала шерстяной лихорадки многие небольшие острова стали переходить в частные руки. Особенно активно действовали переселенцы из Шотландии, организовывавшие крупные и мелкие фермы. Их островной характер позволял держать овец, по сути, на свободном выпасе, а отсутствие хищников давало возможность спать спокойно и не бояться за здоровье животных. Зачастую фермеры полностью скупали землю на острове, что позволяло избегать и конфликтов из-за размежевания территории. У Уэдделла была как раз такая история.

Образцовое хозяйство

К 1920-м годам Уэдделл уже несколько десятилетий принадлежал семье Уильямс. Как и многие другие местные жители, они превратили его в одну большую ферму, но вели дела экстенсивным методом, совершенно не заботясь об экологии острова. В итоге популяция овец успешно увеличивалась, а вот количество растительности, наоборот, уменьшалось. В середине десятилетия Уэдделл наконец получает рачительного хозяина. Остров выкупает Джон Хэмилтон, уроженец Великобритании, ставший крупным землевладельцем в Аргентине. На новой родине его, видимо, все-таки мучили воспоминания о родине старой, а ближайшим местом, где и пейзаж напоминал привычный, и люди говорили по-английски, были как раз Фолкленды.

После покупки Уэдделла Хэмилтон, успешный разводчик овец, проводит модернизацию хозяйства.

Он сокращает поголовье на ферме, завозит новую траву, более устойчивую к внешнему воздействию, высаживает хвойные деревья для защиты от ветра. Пытался хозяин острова и диверсифицировать его экономику, вновь занявшись добычей тюленьего жира, однако в конечном счете этот проект потерпел крах. Завез на остров он и новых животных. С точки зрения сохранения эндемичной фауны этот поступок экологи будущего осудили бы, но для своей эпохи он выглядел логичным. На Уэдделле появились пони, патагонские лисы и гуанако, разновидность лам. В собственности наследников Хэмилтона остров находился до 1987 года.

Новая эра

На пике овечье поголовье на Уэдделле достигало 23 тысяч животных, однако в конце XX века новые владельцы последовательно его снижали. Спрос на высококачественную фолклендскую шерсть уменьшался, зато росла новая отрасль экономики. Выяснилось, что достаточно много людей готовы платить немалые деньги, чтобы добраться до этого уголка мира в качестве туристов.

Ландшафты приполярных регионов тоже имеют своих ценителей.

Пейзаж Фолклендов может выглядеть сурово на фоне буйства тропической растительности, но многих путешественников, особенно состоятельных, уставших от переполненных людьми традиционных курортов, как раз и привлекает такой пустынный мир, честный в своей кажущейся первозданности. Большое значение имеет и возможность остаться в уединении или устроить пешеходный поход, чтобы понаблюдать за дикой природой. Даже несмотря на сельскохозяйственную деятельность, на Уэдделле из-за его размеров (примерные габариты — 27×22 километра) мест, нетронутых деятельностью человека, немало. Пингвины, тюлени, морские львы, дельфины, патагонские лисы, завезенные Джоном Хэмилтоном, составляют овцам компанию.

Как сюда добраться

Основной проблемой остается удаленность Фолклендов и Уэдделла. Из гражданских авиакомпаний на архипелаг раз в неделю летает чилийская LATAM, иногда с промежуточными остановками в Аргентине. До коронавирусной пандемии имелись рейсы и из бразильского Сан-Паулу, о восстановлении которых сейчас ведутся переговоры. Важно понимать, что население этих островов составляет всего 3,6 тысячи человек, а туристический поток пока недостаточно велик для организации полетов из Европы. На рейсы же снабжения британских Королевских ВВС гражданским пассажирам попасть не так просто.

Оказавшись на военно-воздушной базе «Маунт-Плезант» (остров Восточный Фолкленд), до Уэдделла скорее придется добираться вновь по воздуху. Местная небольшая авиакомпания, обеспечивающая коммуникацию внутри архипелага, может воспользоваться аэродромом на Уэдделле. Альтернативный путь — морской. Некоторые туристы прибывают на остров на собственных или арендованных яхтах. Примерно раз в 40 дней его посещает судно снабжения.

Уэдделл сейчас

С 2015 года Уэдделл принадлежит братьям Льюису и Стивену Клифтонам. С крупнотоварного сельского хозяйства они переключились на «экологическое». Теперь по полям острова бродит лишь 600—700 овец. В бывшем поселке, расположенном в восточной части острова, живут обычно лишь двое — семья смотрителей, которые периодически меняются. Они присматривают за фермой, обеспечивают при необходимости деятельность аэродрома, ну и встречают гостей. К услугам последних сразу три коттеджа, рассчитанных на проживание четырех человек в каждом. Продукты предоставляют хозяева, но готовить еду туристам приходится самостоятельно. С 2020-го электроснабжение обеспечивают ветрогенераторы и солнечные батареи.

Уэдделл претендует на звание крупнейшего по площади частного острова в мире.

Гавайский Ланаи больше, но американскому миллиардеру, основателю компании Oracle Ларри Эллисону принадлежит лишь 98% его территории. Оставшиеся 2% в собственности у штата или местных жителей. На Уэдделле же единственные хозяева — братья Клифтоны да местная фауна. Дошло до того, что когда ВМФ Великобритании в 2020-м необходимо было провести учения на острове, военным морякам пришлось получать специальное разрешение у собственников. Обычных туристов, впрочем, встречают с распростертыми объятиями, и, наверное, это исключительный опыт — оказаться практически в одиночестве на краю мира.

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onlíner без разрешения редакции запрещена. ga@onliner.by