29 сентября 2023 в 8:00
Источник: Надежда Конон. Фото: Александр Ружечка, коллаж: Максим Тарналицкий

«Раньше в квартирах были печки и керосинки». Знаете минские сталинки, которые первыми получили газ?

Источник: Надежда Конон. Фото: Александр Ружечка, коллаж: Максим Тарналицкий

В центре Минска осенью 1960 года установили огромную трубу и 30 октября горожане наблюдали необычное шоу. «У 16 гадзін 25 мінут над Цэнтральнай плошчай успыхвае велізарнае газавае полымя. І ў гэты момант у неба ўзлятаюць дзесяткі рознакаляровых ракет. Над плошчай гучаць бурныя апладысменты», — писали газеты. Спустя две недели природный газ придет в первые минские многоэтажки, а их жители начнут прощаться с примусами, керосинками и печками. Onlíner побывал в домах, с которых начиналось коммунальное благо, сегодня кажущееся привычным.

Три сталинки под адресами 109, 111 и 113 на Партизанском проспекте (тогда — Могилевское шоссе) первыми получили «природный газ для цели пищеприготовления», сообщается на сайте «Мингаза».

Огоньки под первыми плитами в здешних квартирах зажглись 14 ноября 1960-го. В двадцатых годах нового века немногие местные помнят это событие, но такие люди еще есть.

Партизанский проспект, дом №109

Зинаиде Константиновне — 98. В красивый дом архитектора Заборского (тот, что под номером 109) она заселилась еще в 1952 году. Новостройку сдавали по несколько подъездов, по мере готовности квартиры заполняли жители. До пуска газа оставалось восемь лет.

— До этого у людей были керогазы, примусы — готовили на них. Еще в доме были печки с плитами, дрова для них хранили в подвале. Я с вами разговариваю и смотрю как раз на то место в квартире, где раньше стояла печка, — рассказывает старожилка дома.

Мужа Зинаиды Константиновны от ЦК комсомола направили в пятый трест, который занимался строительством домов.

— Покойный Машеров сказал, чтобы нам дали квартиру — так мы получили двухкомнатную, — утверждает женщина.

Двушка в новостройке на одну семью была в те годы большой удачей.

— Например, под нами две семьи жили в двух комнатах, с общей кухней, — вспоминает минчанка.

В 109-м доме, как и в соседних 111-м и 113-м (их сдали на пару лет раньше), поселились в основном сотрудники автозавода.

Квартиру Зинаиды Константиновны поначалу выбрали как образцовую, чтобы в ней показать торжественный пуск газа.

— У меня на кухне все было аккуратненько, все-таки я в нашей квартире была одна хозяйка, — рассказывает. — Газовики говорили, что будут у нас фотографировать первое подключение для газет… Но я отказалась: кажется, надо было в тот день на работу.

В итоге на торжественный пуск газа начальство ходило в соседний дом №111. До наших дней хозяева той самой кухни не дожили, так что уже не расспросишь, говорит собеседница.

— Конечно, газ на кухне тогда был сенсацией! — улыбается Зинаида Константиновна. — Говорили: «Ай-ай-ай, газ!» Нам объясняли, как пользоваться, приходили инструкторы. 

«Чырвоная змена», 5 ноября 1960 года

Впрочем, газовые плиты на тот момент в Минске у некоторых уже были, хоть и как диковинка. Баллоны со сжиженным газом на столичных кухнях начали появляться с 1958-го. Самой первой газифицированной многоэтажкой (правда, еще от емкостей установки со сжиженным газом) был дом по Захарова, 40, рассказали Onlíner в «Мингазе».

Осенью 1960 года белорусские газеты активно писали про полномасштабную газификацию, это было эпохальным событием.

«Закончана будаўніцтва магістральнага газаправода Дашава — Мінск. У сталіцу нашай рэспублікі прыйшоў прыгодны газ, — рассказывала 1 ноября газета „Звязда“. — Праклаўшы за кароткі час трасу ў складаных умовах лясістай і балоцістай мясцовасці, будаўнікі праявілі сапраўдны працоўны подзвіг. Яны з гонарам справіліся з узятымі абавязацельствамі. Мінск атрымаў газ на два месяцы раней намечанага тэрміну».

Дашава — это поселок во Львовской области Украины, который в советские годы стал центром газовой индустрии. Оттуда газопроводы протянули на Киев, Минск, Москву, Вильнюс, Ригу.

По поводу пуска газа в столице БССР был большой праздник. Причем начиналось все не с квартир, а с факела на нынешней Октябрьской площади, тогда — Центральной.

«З выпадку завяршэння будаўніцтва і пуску газаправода ў нядзелю ў Мінску адбыліся вялікія ўрачыстасці. На Цэнтральную плошчу горада прыйшлі тысячы працоўных — рабочыя, служачыя, студэнцкая моладзь, вучоныя. На плошчы знаходзіўся таксама вялікі атрад будаўнікоў газавай магістралі <...>. У 16 гадзін 25 мінут над Цэнтральнай плошчай успыхвае велізарнае газавае полымя. І ў гэты момант у неба ўзлятаюць дзесяткі рознакаляровых ракет. Над плошчай гучаць бурныя апладысменты».

Владимир Алексеевич живет в 109-м доме с 1957 года, с 12-летнего возраста. Он показывает на трубы на крыше, среди них есть достаточно широкие.

— Вон та труба — бывшая вытяжка из печи. Пригодилась как вентиляция и во времена газовых плит, — рассказывает.

Мужчина говорит, что четыре подъезда дома в трехэтажной части строились немецкими пленными, остальные возводили белорусские рабочие.

— До переезда сюда наша семья жила на квартире в другом доме, на углу улиц Украинской и Центральной.

Отец Владимира Алексеевича работал в экспериментальном цеху МАЗа.

— Тогда в Минске автозаводцы начали хозспособом строить дома. Вон ту двухэтажку, по улице Челюскинцев, 5, строил как раз экспериментальный цех и отдел конструктора предприятия. Будучи 15-летним пацаном, я помогал отцу ездить на старых МАЗ-205 в Бегомль за камнями для фундамента.

По мере того как дома сдавались, заводчане получали свой угол. Отцу Владимира Алексеевича достались «квадраты» как раз на теперешнем Партизанском проспекте, 109.

— Помню, что тут много военпредов жило — человек пять или семь. Они принимали в экспериментальном цеху продукцию, которая шла для армий.

В памяти мужчины остались керосинки, которыми вовсю пользовались до газификации.

— Мне было лет 12—14, когда после школы с канистрой ходил за керосином. Его продавали по вторникам и субботам за Колхозным рынком. Кто-то хранил керосин прямо в доме, а мы — в одном из сараев, которые стояли напротив. 

Распространенный сюжет картинок времен газификации  о том, как горожане несут свои примусы в утиль. «Советская Белоруссия», 1 ноября 1960 года
В округе до сих пор сохранились сараи. Там многие хранили дрова, овощи. Такие же стояли и ближе к проспекту, на их месте потом выросли двухэтажки по Челюскинцев

Лет восемь семья Владимира Алексеевича делила двушку с семьей другого заводчанина. Потом коллега съехал в новое жилье, но во второй комнате осталась его родственница. С ее семьей жили еще лет 10—12, аж до середины 1970-х.

— Вообще, жить в наших домах считалось престижным. Но это если квартира на одну семью. А когда в одной семье семь человек и в другой сколько-то, то сходить в туалет или помыться в ванной — проблема. А если твой сосед еще и раскурит сигарету в туалете, то и в комнате сидеть невозможно — е-мое!

Скученность, как в коммуналках, не доводила до добра. Владимир Алексеевич говорит: даже когда последние соседи по двушке построили себе квартиру в Чижовке, из видного дома на Партизанском проспекте съезжали крайне неохотно.

— А перед отъездом просто решили насолить: взяли топор и порубили стены, потолки, двери в своей комнате — все испортили. Нам потом пришлось делать ремонт.

На одну семью планировки в квартирах вполне неплохие, рассказывает Владимир Алексеевич. Например, в его двушке — 69,9 «квадрата». Одна комната — 17 метров, вторая — около 23, кухня — 9.

Мужчина вспоминает большой ремонт, который его дом пережил в начале 1970-х.

— Его сейчас называют капитальным, но все-таки он был текущий. Делало ЖКО МАЗа. Перестелили полы: вместо хороших положили другие, с приличными зазорами, — смеется. — Побелили, покрасили. Окна привели в порядок, где-то стекла поменяли, рамы покрасили.

На время работ часть семей (среди них и Владимир Алексеевич с родными) съезжали в барак.

Собеседник рад повспоминать в деталях ту, прежнюю, жизнь. В памяти заводчанина, а потом преподавателя училища (подготовил для автозавода почти 7 тысяч слесарей) — много должностей, фамилий, событий. И, конечно, небольшие зарисовки вроде этой:

— Во дворе, на горке, были два больших стола, за которыми играли в лото. Здесь же был теннисный стол. А еще была деревянная беседка со скамейками. Малые, мы играли там в мяч, друг другу под скамейку загоняли голы.

С подругой на скамейке сидит Анна. Она родилась в 1959-м. Как проводили газ, конечно, не помнит — слишком была мала. Но детская память хорошо зафиксировала ту самую первую плиту:

— Небольшая, узкая, в ней была еще духовка с маленькой дверцей, с «крыльями» по бокам.

Те самые плиты, похоже, можно увидеть в белорусских газетах из 1960-го. Вот рисунок: новый кухонный прибор выгоняет из квартиры устаревшие керогазы.

«Знамя юности», 28 октября 1960 года

В то время любили публиковать интересные факты и подсчитывать пользу от нового удобства. Например, газета «Знамя юности» 28 октября, за пару дней до официального прихода газа в Минск, писала: «приготовление пищи на газе в 10—15 раз дешевле, чем на дровах, и в 4—5 раз — чем на жидком топливе» и «домохозяйка экономит при приготовлении пищи на газе 2 часа в сутки или 90 дней в году».

— По-моему, те первые плиты нам поменяли на другие в 1972-м, когда в доме был ремонт, — пытается припомнить Анна.

Ее семья, к слову, на время ремонта в барак не уезжала, потому что квартиру ни с кем не делили.

— Мы жили в одной комнате, пока рабочие трудились во второй.

В наше время сталинка начала 1950-х ждет капремонта как манны небесной.

— Например, батареи старые, протекают. Как включение отопления, сразу слышно: то тут лопнули, то там. 

В домах №111, 113 и 115 капремонт уже как будто стартовал

Несмотря на необходимость ремонта, выглядят когда-то отличившиеся дома неплохо и внутри. По крайней мере, цепляют деталями: то полукруглое красивое окно в подъезде, то тяжелые деревянные подъездные двери, каким-то чудом сохранившиеся до наших дней. Часто на лестничных клетках встречаются цветы.

Спустя десятилетия старожилы этих домов на Партизанском вспоминают, как тут была устроена жизнь, когда это еще были новостройки.

— Напротив каждого подъезда были огороженные палисадники, так что люди, один перед другим, старались, чтобы именно у них было краше, — улыбается Анна. — Дети радовались, когда приезжала поливалка. Машина заезжала прямо во дворы и проливала всю зеленую зону. Если вдруг по какой-то причине привозной воды не было, протягивали шланг и подавали воду из первой квартиры. В праздники соседи выносили во двор столы, скамейки, еду — и отмечали вместе, а дядя Юзик играл на гармошке...

Но вернемся к осени 1960-го и старту газа в столичном жилье. По публикациям тех дней можно было понять: внедряться голубое топливо будет стремительно и надолго.

«Заканчэннем будаўніцтва трасы Дашава — Мінск і газаадвода на Гомель пакладзен пачатак шырокай газіфікацыі рэспублікі. Толькі ў гэтым годзе газ павінны атрымаць 16,5 тысячы кватэр у Мінску і 4,5 тысячы — у Гомелі. Апрача таго, ім будуць забяспечаны 105 прадпрыемстваў. Сярод іх такія буйныя спажыўцы, як аўтамабільны, трактарны, падшыпнікавы заводы, завод аўтаматычных ліній, ЦЭЦ-2».

Дальнейшие планы по газификации были такими: в 1961-м — Брест, Волковыск, Береза, в 1962-м — Гродно, в 1963-м — Витебск, в 1964-м — Полоцк.

Третьего июля 1961 года на новом газе в Минске зажгли вечный огонь на площади Победы.

«Звязда», 6 ноября 1960 года

Путешествию голубого пламени по стране даже посвящали стихи:

Ад квартала да квартала,

Ад кватэры да кватэры,

Не пастукаўшы ні разу,

Не крануўшы за званок, 

Нібы госць доўгачаканы,

Перад кім наросхрыст дзверы

Ціха-ціха уваходзіць

К нам блакітны аганёк.


санки, материал: сталь, до 25 кг, возраст: 1–5 лет
санки, материал: сталь, до 25 кг, возраст: 0.5 лет
тюбинг (ватрушка) 120 см, материал: ПВХ, до 120 кг

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onlíner без разрешения редакции запрещена. ng@onliner.by