Спецпроект

Страны будущего или авантюра? Зачем сейчас появляются виртуальные государства

31 августа 2022 в 8:00
Источник: Валерий Волатович
Спецпроект

Страны будущего или авантюра? Зачем сейчас появляются виртуальные государства

За последнюю сотню лет в мире появились несколько десятков виртуальных государств. Даже когда прилагательное «виртуальный» еще не было известно вовсе (или оставалось уделом фантастических романов), многочисленные эксцентрики, авантюристы, а может, и романтики объявляли ту или иную территорию независимой, а себя — ее правителями. Чаще всего такие образования существовали лишь на бумаге, но некоторые, как, например, Силенд или княжество Себорга стали вполне известны и среди путешественников, а посещение их стало предметом коллекционирования. С развитием интернета и онлайн-коммуникаций количество виртуальных стран лишь увеличилось, а сейчас процесс их формирования, похоже, вошел в новую стадию. Все больше «микронаций» такого рода делает своей фишкой развитие блокчейн-технологий, обещая землю обетованную для криптоэнтузиастов со всего мира. Либерленд на Дунае, тропический остров Сатоши и Монтелиберо у синего теплого моря — в совместном проекте с МТС Cloud рассказываем, как живут карликовые «государства» (или квазигосударственные образования), которые поверили в Web 3.0, блокчейн и крипту и начали реализовывать эти идеи на практике.

Либерленд

Весной 2015 года множество респектабельных мировых средств массовой информации написали про инициативу чешского политического активиста Вита Едлички. К 32 году жизни этот господин окончательно разочаровался в функциях традиционного государства и особенно надгосударственных институтов (например, различных общеевропейских административных органов). Вместо этого активист стал апологетом либертарианства в его радикальной анархической форме, а политическим идеалом для себя выбрал систему, в которой роль государства была бы сведена к минимуму.

На практике это означало добровольность уплаты налогов, использование естественных рыночных законов и частного права для регуляции личной и экономической деятельности, передачу государственных функций (к примеру, охраны правопорядка) коммерческим организациям (в данном случае — охранным агентствам). В увлечении либертарианскими идеями не было бы ничего удивительного, они довольно популярны во многих странах мира (правда, в более институциализированном виде), но Едличка пошел дальше. Не найдя в мире ни одной страны, которая в полной мере отвечала бы его идеалам, он решил создать для себя и своих соратников такое государство сам, воспользовавшись, как ему казалось, верным юридическим казусом.

Вит Едличка

Активист обнаружил, что относительно недалеко от его родины уже много десятилетий существует неразрешенный пограничный спор между Хорватией и Сербией. Хорваты считают, что граница между странами проходит по руслу Дуная образца XIX века, а сербы прокладывают его по центру современной реки. Из-за этой неоднозначности предприимчивый чех обнаружил один участок площадью примерно в 7 квадратных километров, который в Хорватии считается территорией Сербии, а в Сербии при этом таковым не воспринимается.

То есть Едличка, как ему показалось, нашел т. н. Terra nullius, «ничейную землю», а значит, посчитал себя вправе объявить территорию размером с Гибралтар и втрое крупнее Монако Свободной Республикой Либерленд.

Проблема заключалась в том, что в Либерленде не было жителей, он полностью зарос лесом, при разливах Дуная периодически затапливается, а попытки колонистов-либертарианцев во главе с Едличкой проникнуть на его территорию и заявить о своих правах на нее хотя бы установкой флага систематически натыкались на непонимание хорватской пограничной службы, что даже приводило к задержанию активистов. Вести деятельность по развитию виртуальной микронации оказалось удобнее из ближайшего сербского городка Бачки Моноштор, где и обосновались энтузиасты Либерленда.

Как обычно, в ситуациях, когда реальные суверенные права на тот или иной кусок земли осуществить невозможно (Хорватия вовсе не считает Горню Сигу «ничейной землей» и рассматривает ее лишь как спорную территорию между странами), бурная жизнь Либерленда ведется преимущественно в виртуальном пространстве. Едличка объявил свое образование самой свободной страной в мире, где нет места принудительным налогам, а развитие осуществляется на базе криптовалюты merit. Впрочем, альтернативная крипта также охотно принимается. Считается, что основными инвесторами Либерленда являются несколько биткоин-компаний (например, швейцарская Bitcoin Suisse AG во главе с директором т. н. Ассоциации колонистов Либерленда Никласом Николайсеном).

Многие активисты готовы работать и на волонтерской (бесплатной) основе, веря в будущее «страны», где «правительство» выбирается электронным голосованием, а жизнь пока ведется в «диаспоре».

Пока Едличка и его соратники занимаются разработкой метавселенной «Либерленд», которая бы стала раем для всех криптоактивистов планеты, людям, готовым верить в более вещественные материи, демонстрируются 3D-рендеры будущего города Либерополиса, который, как считается, в будущем займет те самые семь квадратных километров дунайской земли. По убеждению «президента Либерленда», этой территории вполне хватит для проживания в высокоплотной застройке 300—400 тыс. человек, а сама она может стать локомотивом для возрождения окружающего ее депрессивного хорватско-сербского региона. Но власти обеих стран всерьез к идее чешского либертарианца относиться не спешат, поэтому приверженцам распределенного управления, анонимности и безопасности пока остается посещать дружественные государства (например, Сальвадор, объявивший биткоин официальным платежным средством), пытаясь найти себе союзников там.

Адриатический Монтелиберо

В отличие от Либерленда, объявившего себя независимым государством и даже выпускающим собственные паспорта, таких амбиций у проекта Монтелиберо пока нет. При этом идеологическая основа у обеих инициатив похожая. Сами создатели движения определяют его как общественный проект, ставящий целью «массовое переселение единомышленников в Черногорию и формирование там сплоченного сообщества, которое на основе либертарианских принципов сможет постепенно превратить страну в территорию свободы и процветания».

Примечательно, что участники Монтелиберо признают, что их движение носит характер социального эксперимента, основная задача которого проверить жизнеспособность все того же либертарианства в условиях небольшой мультиэтнической и выходящей к морю страны, каковой и является Черногория (или Монтенегро — отсюда и название проекта, в который добавлен корень «либеро», что означает «свободный»).

Идейные вдохновители Монтелиберо подчеркивают, что какого-либо признанного лидера (как в случае с Витом Едличкой в Либерленде) у них нет. Основным действующим лицом движения является коллективный MTL-фонд — по сути открытое акционерное общество на блокчейне, «пайщиком» которого через покупку специальных токенов может стать любой желающий.

Именно коллективная организация и есть координатор, модератор и держатель смыслов проекта.

«У нас нет компании с активами, у нас есть фонд с распределенным управлением, и есть люди, которые поддерживают это дело донатами. В чате они обмениваются планами, координируют свои действия. Донатный фонд скромный, большинство участвует на волонтерской основе, бесплатно», — говорит Виктор Корб, один из участников движения. Приоритетным направлением работы фонда и движения при этом является не только содействие миграции в Черногории, укрепление там либертарианского общества, но и создание и развитие независимой экономической инфраструктуры, т. н. токеномики, позволяющей участникам Монтелиберо эффективно и безопасно решать большинство актуальных задач своей жизнедеятельности.

Токеномика, пропагандируемая в Монтелиберо, позволяет получить доступ на глобальные финансовые рынки, при этом с должным для либертарианцев уровнем анонимности, отсутствием бюрократии и рисков блокировок. «Токен оформляет некие взаимные отношения, чаще всего экономического типа, взаимные обязательства, обмен какими-то ресурсами или объединение каких-то ресурсов для реализации какой-то задачи, — утверждает Виктор Корб. — Обычные деньги неудобны, они контролируются кем-то, там слишком много фискального давления. Поэтому мы используем токены. У нас основная эргономика выстроена на блокчейне Stellar. Она интересна своей легкодоступностью, своей прозрачностью. Стейблкоин связан с евро. Основной наш учетный токен — евро-MTL. Есть еще токен MTL, который как бы является одной акцией фонда».

По собственным данным проекта, за прошедшие месяцы в экономику Черногории таким образом было инвестировано около 400 тыс. евро. Энтузиасты Монтелиберо уже заняты строительством в стране, в районе города Бар, собственного небольшого поселка, чьи жители были бы единомышленниками. Общее количество «акционеров» MTL-фонда превышает 250 человек, но при этом в движении признают, что «возможный внутренний раскол» между его участниками является очевидной угрозой, которую должна купировать изначально децентрализованная сетевая структура. Монтелиберо еще в начале своего пути, и жизнеспособность проекта должно определить уже ближайшее будущее.

Тропический остров

На контрасте с Монтелиберо у проекта «Остров Сатоши» куда более грандиозные планы. Во-первых, у него есть физическая территория. В 2007 году вышедший на пенсию британский девелопер Энтони Уэлч решил создать себе персональный тропический рай и взял в аренду остров Латаро, часть архипелага независимого государства Вануату между Австралией и Фиджи. Первые 15 из 75 лет аренды Уэлч просто жил на нем с семьей, но в последнее время из Латаро было решено сделать очередное убежище для всех любителей блокчейна, биткоинов и иных криптовалют.

Важным идеологическим шагом на этом пути стало переименование острова в Сатоши, в честь легендарного создателя биткоина Сатоси Накамото.

Сейчас остров представляет собой кусок тропического леса габаритами 1,9×2,3 километра, где водится в том числе и редкий кокосовый краб. Уэлч вместе с партнерами, по всей видимости, решил, что криптоинвесторы больше нуждаются в защите, чем гигантские крабы, а потому разделил весь остров на 21 тыс. участков, которые предлагаются к обмену на крипту.

На острове работает три вида NFT (невзаимозаменяемых токенов) — цифровых сертификатов, закрепляющих право инвестора на владение каким-то объектом в блокчейне. Land-NFT подтверждает право на владение одним из 21 тыс. участков, на которые ныне разделен остров Сатоши. NFPT (или токен на имущество) доказывает, что право на участок зафиксировано в государственном реестре имущества Вануату, а значит, владелец токена может проводить реальные операции с участками — строить, сдавать в аренду и продавать. Наконец, третий токен — Citizenship NFT. Несмотря на название, гражданства Вануату он не означает, но дает возможность долгосрочных визитов на Сатоши, право первой покупки земли и право участия в политической жизни. Последнее является выражением блокчейн-демократии, позволяющим голосовать по общественно важным вопросам будущей жизни острова. У одного инвестора может быть несколько участков земли, но голос все равно будет один, что символизирует возвращение к демократии в ее античном, афинском еще понимании.

Для практической реализации проекта Энтони Уэлч объединил усилия не только с криптоадептами, но и с архитектором Джеймсом Лоу, проживающим в Гонконге. Специалист разработал урбанистический концепт, который должен будет применяться на Сатоши. В его основе лежит идея модульной архитектуры, жилой ячейки, напоминающей футуристический морской контейнер. В зависимости от конкретных нужд инвесторов и их финансовых возможностей все будущие обитатели Сатоши смогут приобрести один или несколько таких модулей и объединить их для жизни на острове или для создания там офисов своих криптокомпаний.

Проблема с островным проектом в том, что пока он существует лишь в формате красивых роликов.

Да, инициаторы утверждают, что уже получили 50 тыс. заявок на Citizenship NFT, но практические шаги по началу застройки тропического крипторая пока незаметны, а ведь именно наличие физической территории и право собственности на вполне вещественный актив подается как преимущество этого проекта в сравнении с аналогами. Частное открытие острова обещано на конец 2022 года, а общественный запуск проекта должен состояться в начале 2023-го. Что ж, ждать осталось недолго. Превратится ли заповедник кокосовых крабов в материальное воплощение новых технологий, мы узнаем достаточно скоро. Пока же все заигрывания виртуальных микронаций и общественных движений с модной темой в основном остаются достоянием онлайн-пространства, а желающие поучаствовать в таких проектах должны трезво оценивать все риски, в том числе и (крипто)финансовые.

Облачные сервисы МТС

МТС Cloud предлагает комплексные решения на базе собственной облачной инфраструктуры. 

Ресурсы размещены в надежном ЦОДе класса Tier3. 

Сервис гарантирует уровень доступности в 99,95%. 

Бесплатный тестовый период 14 дней, миграция, настройка и консультации специалистов.

Спецпроект подготовлен при поддержке СООО «Мобильные ТелеСистемы», УНП 800013732.

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onlíner без разрешения редакции запрещена. ng@onliner.by

Источник: Валерий Волатович