Уехали из Минска в деревню и слепили себе дом из глины. Рассказываем, как в нем живется

17 июня 2022 в 8:00
Автор: Снежана Инанец. Фото: Максим Малиновский, коллаж: Максим Тарналицкий

Уехали из Минска в деревню и слепили себе дом из глины. Рассказываем, как в нем живется

«Мы этот дом в буквальном смысле слепили», — говорят Вадим и Мария Липовские. Супруги-архитекторы и их дочка Маргарита живут в деревне Селец Логойского района, ведут блог на YouTube, который так и называется: «Липовские на усадьбе». Усадьба у семьи для наших широт экзотичная. Дом сделан из самана: это стройматериал из смеси глины, песка, соломы и воды. Смотрим, как получилось.

Место — ух!

Первое, что поражает в деревне Селец, так это роскошные логойские холмы. Необычный дом Липовских вполне себе вписан в ландшафт: все вместе будто из какого-нибудь международного архитектурного дайджеста про экологичное строительство.

Вадим и Мария — архитекторы.

— Сначала мы жили в Минске, но потом решили, что нам там тесно. Товарищ рассказал про классную тему — агроусадьбы, и мы стали искать участок, — говорят супруги.

Остановились, впрочем, на самом первом: 24 сотки в Сельце.

Земля семье досталась за 4,5 тысячи долларов по курсу. Это был 2013-й, а в следующем году родилась Маргарита, так что планы по стройке приостанавливались на год, пока подрастал младенец.

— Нам нравилось сюда приехать, просто постоять, посмотреть на природу, — вспоминает Мария.

Участок был неухоженным, с борщевиком в человеческий рост.

— Когда моя мама впервые здесь оказалась, расплакалась из-за борщевика, — добавляет штрих к истории Вадим. — Но мы, как архитекторы широкого спектра и ландшафтные дизайнеры, быстро поняли потенциал участка. 

Побороться пришлось. Не только с борщевиком, но и с землей, которую выравнивали.

— Была у нас и большая печаль: во время земляных работ тракторист сдвинул плодородный слой в овраг. Пришлось восстанавливать: привозить торф, плодородную землю, — рассказывает Мария.

Увидел саманный дом — и загорелся идеей

Семья рассказывает, почему решила строить именно такой дом.

— Мне было все равно, из чего. Изучали разные варианты, но Вадиму что-то не нравилось, не было вдохновения, — вспоминает Мария. — А я потихоньку его подталкивала, что надо уже приступать к стройке. Однажды показываю саманный дом и — вспышка! Загорелся. 

Вадим поясняет, что любит работать с объемами:

— Я еще и объемщик, в 3ds Max моделирую интерьеры, занимался мебелью. Саман позволяет создавать жилье бионических, природных форм. К тому же меня впечатлила идея сделать дом полностью своими руками. 

Если углубляться в терминологию, то возводили постройку из тяжелого самана: глина, песок, солома и вода.

— Тяжелый саман нужно прямо месить, добавлять по кучкам, руками разглаживать. Как из пластилина лепишь, — говорит Мария.

Липовские вспоминают еще один важный аргумент: саман — дешевый материал, а в деньгах семья была ограничена. Глины хватало в овраге на краю участка.

— Мы выкопали котлован, оттуда брали глину. В яме планировали сделать круглогодичную подземную теплицу, но пока не сделали, — рассказывает хозяйка дома.

Песок покупали. Солому тоже — для строительства лучше подходила ржаная.

— Первый прицеп соломы мы сгноили: промокла под дождем, начала гнить, так что потом мы ее просто мульчировали, рассыпали по участку, — вспоминает Вадим. — Но в целом с соломой проблем почти не было. Только в позапрошлом году сложно было ее достать: ездили в другое хозяйство, под Логойск. 

Мужчина рассказывает, что фундамент у дома традиционный: мелкозаглубленный ленточный.

— Сначала я хотел сам копать траншеи под фундамент. Покопал несколько дней, но было непросто. В итоге вызвали трактор, который справился за час, — смеется собеседник.

На участке супруги работали несколько лет подряд, с мая по ноябрь.

— В ноябре рано темнеет, становится холодно и материал уже не так хорошо сохнет. Особенность строительства из тяжелого самана в том, что за раз можно выложить 30—40 сантиметров. Если выше, начинает сползать, — отмечают хозяева.

В стенах — деревянный каркас, его Вадим добавил для страховки.

Строить из тяжелого самана непросто.

— Когда брались за дело, была идея, что этот дом будем использовать под мастерские, а рядом потом построим еще один — под жилье. Между зданиями планировали обустроить внутренний дворик, — говорит Мария. — Но скоро мы поняли, что и одного дома хватит: носить тяжелую мокрую глину очень нелегко. 

Через некоторое время семья сообразила, что в саман можно добавлять битые кирпичи и другой строительный мусор, что сократило объем собственно глины и здорово ускорило процесс.

— Если бы мы начали похожее строительство сейчас, использовали бы глиночурки: это когда берут сухие дрова, смазывают саманом и выкладывают стены, — рассказывает Вадим. — Да, дерево потом дает усадку, но и глина дает — эти материалы между собой хорошо «работают». Нужно дать свежей постройке отстояться пару лет, за это время появятся небольшие трещины, которые можно легко заштукатурить.

Местные приходили на экскурсию

Необычная глиняная постройка росла из земли, параллельно сильно удивляя жителей деревни Селец. Липовские добродушно посмеиваются: что поделать, их затея на самом деле выглядела нетривиально.

— Представьте: стены росли неравномерно, стояли конструкции всякие непонятные, мы их еще и пленкой укрывали. Все выглядело совсем не так, как на обычных стройплощадках. Из понятного были разве что бревна, да и те мы использовали не так, как принято, — говорят супруги.

Вадим со смехом вспоминает «презабавную историю»:

— В какой-то момент я отпустил большую бороду, окладистую такую. На стройке у нас уже стоял деревянный каркас, были колонны. Однажды ко мне приехал папа, таскаем вместе бревна. И тут подходит какая-то местная женщина и говорит: «Дзеткі, скажыце, дзе тут на цэркаўку здаць?» И ко мне: «А вы — бацюшка?» Пришлось объяснить, что кто-то ввел ее в заблуждение и мы строим не церковь. 

Проект дома семья согласовывала в необходимых инстанциях.

— Разницы особой нет, из какого материала стены, — отмечает Мария. — Главным было выдержать определенные нормы, границы красной линии, расстояние между соседними участками. Мы выдержали все нормативы, сделали все как надо, и проект без проблем согласовали.

В доме почти все полы деревянные. Саманным сделали только кусочек, но он оказался холодным.

— А глубже у нас пол такой: сначала 30—40 сантиметров щебня, потом утрамбованный песок, затем около 5 тысяч бутылок. Мы их собирали где могли, чтобы сэкономить стройматериал, — рассказывают архитекторы.

Достраивали дом уже на последнем издыхании, смеются супруги.

— Хотелось быстрее заселиться: мы уже сдавали свою квартиру в Минске, так что буквально негде было жить зимой. Когда переезжали, из стен еще торчала солома, все было неоштукатуренное, вместо пола была земля, — вспоминает Мария.

«Вадим мешал раствор, а я лепила печь»

Поначалу семья столкнулась с большой проблемой — сыростью. Это связано с тем, что часть дома, где сейчас спальня, еще достраивалась — была осень, конструкция не успела просохнуть, как положено.

— И у нас здесь влажность была 98%, по стенам пошла плесень, даже грибы стали расти, — рассказывает Вадим. — Плесень я выжигал горелкой, какой-то известью. Купили осушитель, который работал у нас круглосуточно: выпаривали все. 

Со временем все высохло и наладилось. Важную роль в этом деле сыграла печь, которую сложили супруги. Причем основным печником была Мария.

— Я лепила печь, а Вадим занимался более тяжелой работой: замешать все эти растворы, принести, — говорит девушка.

Муж добавляет: с технологией строительства печей познакомился раньше.

— Я ездил в экопоселение Росы на семинары по печам, — говорит Вадим.

Для отопления 44 жилых «квадратов» одной печи вполне хватает. Она, кстати, необычная не только по форме: в жерло дрова загружаются вертикально. Лежак сделали низкий, превратив его в кухонный диванчик.

— Тюфяки на лежаке только потому, что тут очень горячо, когда печь топится. Зимой здесь очень уютно и классно, — рассказывает семья.

В доме повсюду картины. Работают над ними супруги вместе: Мария придумывает сюжеты, а Вадим пишет.

Многие предметы мебели мужчина смастерил сам. Например, шкафы, кровать в спальню, необычный обеденный стол.

Дом как будто живой. Тут печка превратилась в диванчик, там выемка в самой стене — в полку. Некоторые стеклопакеты просто вмурованы в стены, как и зеркало в ванной комнате.

В санузле — теплый пол. На крыше лежит утеплитель.

Вообще крыша саманного дома Липовских — отдельный разговор. Работы над ней пока не закончены: ее хотят озеленить.

— Пока поверх утеплителя на крыше лежит виниловая белая пленка и частично солома. Планировалось, что сверху еще будет грунт — и травка пойдет расти, — говорит Вадим. — Но кое-что на крыше еще нужно переделывать.

По прикидкам собеседников, стройка дома до нынешнего этапа обошлась примерно в 30 тысяч долларов по курсу.

Дубы, крутые виды и необычные грядки

Все это время семья жила здесь же. Сначала снимали дом у соседей, потом заселились в бытовку, которую берегут по сей день — как-никак, самый первый дом.

 

— Когда переехали в бытовку, я каждый день на протяжении полугода снимала небольшой сюжет о том, как мы строим дом и здесь живем. Сейчас какие-то детали забываются, но благодаря дневнику можно в подробностях все вспомнить, — рассказывает Мария.

На участке успел подрасти сад: есть яблони, сливы. И даже персик, который пока не плодоносит.

У Липовских необычный огород. Дорожки между грядками усыпаны щебнем, под ним — спанбонд.

— Многие местные жалуются, что по весне в огород не залезть, все в грязи. А у нас уже ранней весной сухо, — отмечают супруги.

По всему видно, что эксперименты семьи не ограничиваются архитектурой. На нескольких грядках — толстый слой соломы и сорванной травы. Вадим приподнимает этот слой, а под ним спокойно лежат на земле клубни картошки.

— Картошку мы не закапываем. Просто кладем на землю, прикрываем, и побеги прорастают сквозь солому. Урожай хороший, а плюс в том, что ничего не нужно копать. Если тебе нужна картошка, ты просто приподнимаешь этот верхний слой, собираешь самые крупные клубни, а остальные продолжают расти, — делится секретом огородничества Вадим.

— Конечно, в поле так не сделаешь, потому что такой способ выращивания картошки все-таки подразумевает ручной труд. Но для себя на огороде — очень удобно, — добавляет Мария.

На участке есть поляна в тени большого дуба и клена.

— Любим посидеть здесь на качелях, поговорить о жизни, что-то обсудить, — рассказывает Вадим.

Возможно, как раз на этих качелях семья постепенно меняла свои планы.

 

Сначала хотели сдавать необычный саманный дом туристам, потом так полюбили, что стали жить в нем сами. Прожили тут больше трех лет, теперь собираются уезжать из страны. Пока в раздумьях, что делать с усадьбой.

— Уже выставляли на продажу, но потом передумали. По нынешним ценам мы не готовы продать дом, в который вложили столько труда, — говорит Мария. — Пока есть идея его сдавать. 

Но сначала супруги закончат основные недоделки.

— Тут классно. Большой плюс этого места — обособленность. Дом смотрит на поле, с других сторон мы тоже немного закрыты от людей. Кажется, будто ты и не в деревне, а просто живешь на природе, — добавляют напоследок хозяева.


пружинный (каркасный) круглый, диаметр (диагональ): 374 см, нагрузка: 180 кг, с сеткой, с лестницей
пружинный (каркасный) круглый, диаметр (диагональ): 312 см, нагрузка: 180 кг, с сеткой, с лестницей
пружинный (каркасный) круглый, диаметр (диагональ): 312 см, нагрузка: 150 кг, с сеткой, с лестницей
пружинный (каркасный) круглый, диаметр (диагональ): 396 см, с сеткой, с лестницей

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onlíner без разрешения редакции запрещена. ng@onliner.by

Автор: Снежана Инанец. Фото: Максим Малиновский, коллаж: Максим Тарналицкий