19 марта 2022 в 10:00
Автор: Оксана Красовская. Фото: Максим Тарналицкий

Белорусская усадьба, в которой гостил польский король и отдыхал Александр I (и все это недалеко от Минска)

Эти стены, поддерживающие небесный свод над деревней Заушье уже более двух веков, помнят многое. Если бы вдруг арки, колонны и лепнина заговорили, нам пришлось бы исписать немало страниц (а то и томов). Часовня, построенная Моравскими как одна из важнейших частей их богатого и знаменитого имения, была «поверенной» во всех делах семьи: здесь страстно молились о благополучии и мире, крестили долгожданных детей и провожали в последний путь ушедших родственников. А потом все сломалось — в черной бездне войн увязли планы и надежды, само имение оказалось стерто с лица земли, а нам, далеким потомкам, остались только осколки былой роскоши и могущества. Onlíner продолжает изучать малоизвестные белорусские усадьбы — те, в которые вы можете съездить на любых выходных, открыв для себя новую страницу истории. В прошлый раз мы побывали в усадьбе Обуховичей в Великой Липе, которую до сих пор охраняют доблестные рыцари. Сегодня изучим еще одну забытую жемчужину Несвижского района.

Имение, в котором принимали короля и императора

Несвижский район — удивительное место. Здесь буквально за каждым поворотом путешественника поджидают мостики в прошлое. Поэтому даже не думайте ограничивать свою поездку только «традиционными» замками. Сворачивайте с трасс и наслаждайтесь атмосферой уникальных мест, которые, возможно, еще возродятся (по крайней мере, местная власть ищет инвесторов и готова помогать им).

Наши новые координаты — деревня Заушье (протекающая рядом река Уша сразу дает понять, откуда пошло название), где во второй половине ХVIII века начало формироваться новое имение, которое в последующем стало не только прибыльным, но и знаменитым — гостить сюда в 1785 году приезжал польский король Станислав Август Понятовский, а в 1818-м — император и самодержец Александр I. Но это все еще впереди (как бы странно ни звучала данная фраза в 21-м веке), а пока вернемся в глубокое прошлое, отголоски которого можно наблюдать в архитектуре.

Нынешняя территория деревни (как и все земли до горизонта) когда-то принадлежала роду Радзивиллов. Однако в середине 1700-х этот огромный живописный надел «отрезали», отдав в качестве приданого Теофилии Радзивил, вышедшей замуж за генерала Игнатия Моравского.

Деятельный и энергичный глава свежеобразовавшейся семьи решил без промедления взяться за строительство усадьбы. Да и какие, собственно, могли быть препятствия для этого? Поэтому к 1770 году в Заушье уже появились не только два флигеля, но и основной дом, построенный из лиственницы(!). Два уровня в центре, одноэтажные «крылья», декоративный портик и четыре колонны тосканского ордера. Таким получился «красный» дом. Дополняла идиллическую картину просторная терраса, глядящая на парк с большими липовыми аллеями. Парк, засаженный, помимо всего прочего, цветами и кустами сирени, в свою очередь заканчивался смотровой площадкой со столиком и скамейками: чаевничание с видом на Ушу — отдельная история.

Та самая усадьба, фото сделано Юзефом Боретти в 1894. Источник — radzima.org

Во дворе также размещалась конюшня и каретная (важность «парковки» для себя и гостей прогрессивные хозяева понимали уже тогда). По обычаям того времени усадьба имела въездную браму, точнее сразу три — «парадную» и две «бытовые», которые вели в парк и на хоздвор.

Усадьба Моравских быстро превратилась в центр светской жизни: официальные приемы, выезды на охоту, воскресные обеды. В округе не было ни одной семьи, которая не мечтала бы получить приглашение от супругов. А уж после визита польского короля Моравским и вовсе не было равных.

Как и всякая приличная семья того времени, Моравские были богобоязненны и религиозны. Поэтому параллельно со строительством дома супруги взялись за возведение часовни-усыпальницы. Здание было под стать основным постройкам, правда, собирали его уже из кирпича, а не из дерева.

Размах часовни может поразить и сегодня: размеры здания 10,5×10,5 метра, высокие потолки, обилие декора и колонн различной формы. Очевидно, хозяева очень неровно к ним дышали. Главный фасад выходил в усадебный двор, поэтому члены семьи всегда имели возможность уединиться и, не тревожимые никем, помолиться или подумать о будущем.

В подземелье часовни была создана усыпальница со сводчатым потолком, где и хоронили умерших членов семьи в специальных нишах (они, правда, давно разграблены). Закончили стройку к концу XVIII века. И вы можете не поверить, но этот рисунок, имитирующий колонны и портики, держится на стенах с тех самых времен.

Однако жизнь шла своим чередом и имение со временем начало менять хозяев: после смерти овдовевшей Теофании оно перешло к Стефании Радзивилл. Та вышла замуж за князя Витгенштейна, и земля снова была записана под «чужим» именем. Когда скончался наследник Витгенштейнов, имение стало принадлежать фамилии Гогенлоэ. Позже, в 1890-м, его выкупил барон Гартинг, который очень бережно относился к уже имеющимся постройкам и старался улучшать усадьбу. Именно при нем в Заушье появился пруд и был до 16 га увеличен парк.

Настоящий удар хорошевшее на глазах имение получило во время Первой мировой войны. В 1918-м усадьба была варварски разграблена и частично уничтожена.

Идеология того времени, при которой богатство приравнивалось к преступлению, позволяла солдатам брать все, что плохо лежит, а что нельзя унести — сжигать и портить.

Досталось Заушью и от немецкой армии: в «красном» доме организовали кинотеатр для солдат, а для этого пришлось разрушить внутренние стены здания.

Впрочем, несмотря на это, когда боевые действия закончились, Гартинги вернулись в усадьбу, переоборудовав один из флигелей в жилой дом. Они оставались в имении, продолжая его развивать, до 1939-го года — того самого времени, когда началось воссоединение Западной и Восточной Беларуси.

Ледовня в Заушье. Здесь хранились корнеплоды

Вторая мировая война окончательно похоронила усадьбу: жилые здания были не только разграблены, но и сожжены. От них не осталось ровным счетом ничего. Только бывшая часовня да хозпостройки с мельницей напоминают нам о том, что когда-то в Заушье было богатое имение, слава о котором распространилась далеко за его пределы.

Маленькая часовня и большие стопки документов

Под ногами шуршит песок, пылинки пляшут в робких лучах первого весеннего солнца. В единственном «парадном» уцелевшем здании тихо и свежо. За часовней, пережившей слишком многое, теперь приглядывает икона. В ожидании лучших времен.

Неужели на этом всё — и здание, имеющее охранную шильду, продолжит разрушаться, лишая нас еще одной ниточки, связывающей с прошлым? Похоже на то. Но на каждый пессимистичный сценарий найдется свой оптимист. В нашем случае это ксендз Игорь Лашук, который задумал восстановить часовню и даже закупил для этого часть стройматериалов. У настоятеля римско-католического прихода святого Казимира в Столбцах уже есть опыт «оживления» заброшенных зданий: каплица в деревне Прости Несвижского района тому пример.

Восстановление часовни в Заушье действительно есть у меня в планах, — рассказывает энтузиаст. — К этому вопросу я начал подступаться еще несколько лет назад: сделал консервацию, привез кирпич, строительные железные леса (правда, их украли, и мне теперь надо заплатить за них), нашел человека, готового спонсировать стройку. Но затормозилось все из-за бюрократии: на каждый шаг надо тысячу бумажек. То есть вроде бы всем выгодно, чтобы часовня была восстановлена, местные чиновники относятся вполне лояльно, но сама бюрократическая машина слишком громоздкая. Справки, разрешения, согласования. И за все надо платить немалые деньги. В итоге только на разрешительную документацию может уйти весь наш бюджет.

Понимаете, практического интереса в этой часовне для костела нет: прихожан из окрестных деревень не наберется. Мне просто жалко, что пропадает такое здание, что оно рано или поздно разрушится и исчезнет. Это культурное наследие Несвижского района, и я могу помочь его сохранить. Но пока получается так, будто это мне надо.

Статус какой-либо ценности — это всегда палка о двух концах. С одной стороны, гарантия того, что здание не снесут и не зашьют пластиком, с другой — гвоздь без разрешения не вбить. Мы не раз общались с предпринимателями, которые всей душой радеют за сохранение исторических зданий, но честно признаются, что за «культурную ценность» ни за что не возьмутся: разорятся, не успев начать работать. А тут ведь и вовсе чистый альтруизм.

Если бы мне помогали и шли навстречу на «бумажном» уровне, я бы с радостью взялся за восстановление. Можно ж и нужно как-то договариваться. Все мы люди и все понимаем, что будет с часовней в будущем.

Конечно, первый вопрос, который передо мной стоит, это финансы. Второй — найти хороших архитектора и рабочих, которые знакомы с реставрацией и будут делать все правильно. А это, поверьте, не так уж и легко. Третий — оформить все документы, — перечисляет ксендз, который верит в то, что когда-нибудь часовня будет спасена от разрушения.

А пока мы можем собирать собственные маршруты и ездить смотреть на красоту, которая еще жива. Жива вопреки всему.

Если вы хотите помочь ксендзу Игорю с восстановлением часовни, пишите на ok@onliner.by, подскажем контакты.


26", горный, подростковый, алюминий, вилка жесткая, трансмиссия 8 скор. (1х8), переключатели: задний Shimano Acera, тормоз дисковый механический, вес 11.3 кг
28", рама XL, гибридный, алюминий, вилка амортизационная с ходом 63 мм, трансмиссия 18 скор. (2х9), переключатели: задний Shimano Alivio/передний Shimano Acera, тормоз дисковый гидравлический, вес 13.45 кг
Нет в наличии
29", рама M/L, горный, кросс-кантри, алюминий, вилка амортизационная с ходом 100 мм, трансмиссия 10 скор. (1х10), переключатели: задний Shimano Deore, тормоз дисковый гидравлический, вес 14.11 кг
Нет в наличии
29", рама L, горный, трэйл, алюминий, вилка амортизационная с ходом 100 мм, трансмиссия 10 скор. (1х10), переключатели: задний Shimano Deore, тормоз дисковый гидравлический, вес 13.77 кг

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onlíner без разрешения редакции запрещена. ng@onliner.by

Автор: Оксана Красовская. Фото: Максим Тарналицкий