В Антарктиде обнаружили затонувший столетие назад корабль. Рассказываем его невероятную историю

18 марта 2022 в 8:00
Автор: darriuss. Фото: AP, flickr.com, pinterest.com, Wikimedia, endurance22.org

В Антарктиде обнаружили затонувший столетие назад корабль. Рассказываем его невероятную историю

Пятого марта 2022 года международная команда подводных археологов в ходе полярной экспедиции, организованной фондом Falklands Maritime Heritage Trust, сделала крупнейшее открытие последнего времени. На дне моря Уэдделла в северной Антарктике на глубине 3 километров была обнаружена баркентина Endurance, затонувшая в этих негостеприимных водах осенью 1915 года. 107 лет назад этот корабль принял участие в эпическом походе британского исследователя Эрнеста Шеклтона, который из-за шедшей тогда Первой мировой остался почти незамеченным современниками, но сейчас считается выдающимся образцом преодоления человеком всех возможных трудностей, созданных для него природой. Шеклтону и его экипажу, казалось бы, обреченным на гибель во льдах Антарктиды, удалось спастись, хотя эта тяжелейшая борьба с обстоятельствами и растянулась почти на три года. Находка Endurance, само название которого (endurance — «выносливость», «стойкость») как будто определило судьбу этих людей, вновь привлекла интерес к этому впечатляющему примеру мужества и отчаянной жажды познания.

«То, что лед получает, лед оставляет себе»

Endurance очень долго являлся «священным Граалем» морской археологии. Это относительно небольшое 44-метровое судно не было на слуху у широкой общественности, но для многих специалистов, особенно в полярных исследованиях, за прошедшее с момента краха экспедиции Шеклтона и ее чудесного спасения столетие его обнаружение стало заветной мечтой — в первую очередь из-за репутации того путешествия, которое, хотя формально и закончилось неудачей, но благодаря сопутствующим событиям считается лебединой песней «золотого века» исследований Антарктиды.

Поиск Endurance был осложнен двумя обстоятельствами.

Во-первых, до конца не было точно известно, в какой конкретно точке моря Уэдделла находятся его останки. Вторым фактором стало само это море, одно из самых суровых с точки зрения судоходства мест на планете. Сам Шеклтон называл его «худшим в мире», и даже со скидкой на те проблемы, которые оно принесло его экипажу, британский исследователь был недалек от истины. Сложнейшая ледовая обстановка в течение значительной части года, постоянные штормы в те редкие месяцы, когда море освобождалось ото льда, низкие температуры делали задачу трудновыполнимой.

Первую попытку найти Endurance Falklands Maritime Heritage Trust британская организация, занимающаяся популяризацией истории Фолклендских островов и окружающих их морей, предприняла в 2019 году. Обнаружить корабль Шеклтона тогда не удалось. Затем началась пандемия COVID-19, и вновь вернуться к своей идее фонд смог лишь сейчас, с наступлением в южном полушарии лета. Экспедиция получила название Endurance22, в команду вошли специалисты из Великобритании, Франции, ЮАР, США, Германии и целого ряда других стран.

Базой для 35-дневного похода стало исследовательское судно S. A. Agulhas II, принадлежащее южноафриканскому правительству.

В распоряжении команды были координаты, зафиксированные капитаном Endurance Фрэнком Уорсли в день, когда баркентина затонула. Однако ситуацию осложнял тот факт, что свои измерения Уорсли провел неточно. Из-за плохой видимости в день гибели Endurance на показания его секстанта нельзя было положиться. Исследователи Endurance22 сделали предположение, что настоящая точка, где теперь покоится корабль, находится к западу от указанной его капитаном.

18 февраля 2022 года S. A. Agulhas II, преодолевая упорное сопротивление льда (температура воздуха в эти дни опускалась до минус 10 градусов по Цельсию, притом что за бортом был местный эквивалент августа), наконец достиг предполагаемого района поисков. Основным его инструментом стали два 3,5-метровых автономных подводных аппарата, оснащенных камерами и гидролокаторами. Надо сказать, что морским археологам невероятно повезло: их предположение о точной локации Endurance оказалось верным. Уже 5 марта всего в 4,16 морской мили от координат, зафиксированных капитаном Уорсли в 1915 году, погибшая баркентина была обнаружена!

Сначала камеры подводных аппаратов показали в мутной воде силуэт некоего деревянного корабля. Затем на его корме стало видно название — слово Endurance, расположившееся над изображением Полярной звезды. Можно только представить эмоции археологов, чуть ли не с первой попытки добившихся феноменального результата, и лишь позавидовать им. Глава исследовательской команды экспедиции Менсун Баунд так описал свои чувства журналу National Geographic:

«Ты видишь это, и глаза вылетают из орбит. Это был один из тех моментов, когда ты словно проваливаешься в прошлое, отчетливо ощущаешь связь с ним. Чувствуешь, будто Шеклтон дышит тебе в спину».

По иронии судьбы, сделав свое открытие, Endurance22 опровергла утверждение Шеклтона — «То, что лед получает, лед оставляет себе».

Имперская трансантарктическая

Первая декада нового, XX века была эпохой полярных гонок, хотя попытки достичь Северного и Южного полюсов предпринимались еще в предыдущем столетии. Самой известной и во многом раздувшей огонь борьбы стала экспедиция Фритьофа Нансена на шхуне «Фрам» в 1893—1896 годах. В 1909-м американец Роберт Пири, по его утверждению, достиг Северного полюса (сейчас это заявление по достаточно веским причинам оспаривается), ну а в 1910—1912 годах весь мир, затаив дыхание, следил за соперничеством Руаля Амундсена и Роберта Скотта в покорении полюса Южного. Казалось бы, после триумфа первого и гибели второго задач такого уровня у полярников не осталось, однако у сэра Эрнеста Шеклтона, британца ирландского происхождения, было иное мнение. Он заявил, что у исследователей по крайней мере Антарктиды все же осталась одна великая цель — пересечение континента через Южный полюс в самой узкой его части.

Рыцарский титул из королевских рук Шеклтон получил не просто так.

Антарктической темой он занимался с самого начала века и к его второй декаде считался опытным полярником, за плечами которого было уже несколько экспедиций. В 1907—1909 годах он предпринял собственную попытку достичь Южного географического полюса, закончившуюся неудачей. После того как вопрос первенства в этом деле был снят Амундсеном, Шеклтон и загорелся своей идеей пересечения Антарктиды.

Свой поход Шеклтон назвал Имперской трансантарктической экспедицией. Несмотря на громкое название, с самого начала ее преследовали разного рода неурядицы. Сперва организатор никак не мог обеспечить финансирование мероприятия — даже с учетом того, что оно изначально планировалось как ультрабюджетное. Шеклтон отказался от мелких частных пожертвований и уже в 1913 году принялся искать крупных спонсоров. Необходимые 50 тыс. фунтов стерлингов собирались долго и мучительно. Что-то с неохотой дало британское правительство, небольшую сумму пожертвовало Королевское географическое общество. В конце концов Шеклтону удалось добиться нескольких крупных взносов, к которым добавились и собственноручно изысканные средства — например, от продажи прав на публикацию материалов экспедиции и даже киноправ, что для того времени было инновационным продуктом.

Основным источником расходов стали корабли.

С Endurance, своим флагманом, Шеклтону очень повезло. Эта баркентина строилась как полярная яхта в Норвегии под названием Polaris (отсюда изображение Полярной звезды на корабле, сохраненное после его переименования). Совершать исследовательские походы на ней не предполагалось, однако судно изначально создавалось устойчивым к жесткой ледовой обстановке. В отличие от нансеновского «Фрама», своего единственного конкурента в данном классе, деревянная конструкция Endurance должна была не позволить паковым льдам выжать его на поверхность. Шеклтону же корабль достался с большим дисконтом. Команда прежних инвесторов распалась, и оставшийся единственным владельцем норвежский китобойный магнат Ларс Кристенсен решил продать яхту с большой скидкой — всего за 14 тыс. фунтов.

Экспедиция должна была состоять из двух отрядов. Трансконтинентальная партия во главе с самим Шеклтоном должна была высадиться на побережье залива Фазеля в море Уэдделла со стороны Аргентины и Фолклендов. После этого шесть человек на собачьих упряжках отправлялись в путь через Антарктиду, остальные исследовали окрестности зоны высадки как с моря, так и по суше. Одновременно второй отряд, для которого в Австралии было куплено судно «Аврора», высаживался в районе финальной точки экспедиции со стороны Новой Зеландии и занимался закладкой баз снабжения идущих через континент полярников со своей стороны.

Endurance вышел из британского порта Плимут 8 августа 1914 года. К декабрю, началу антарктического лета, корабль приступил к прохождению финальной части маршрута и столкнулся с мощнейшими ледовыми полями. Позже глава экспедиции признавал, что готовился к тяжелым условиям, но такой ситуации не ожидал. Буквально пробивая себе путь вперед через паковые льды, следующие два месяца команда пыталась достичь запланированной точки высадки, двигаясь то на юг, то (вынужденно) на запад, но в конце концов в двадцатых числах февраля 1915 года корабль оказался окружен льдами, и Шеклтон принял тяжелое решение о необходимости зимовать, так и не попав на континент. Тем временем уже вовсю шла Великая война, которую позже назовут Первой мировой.

В ледяном плену

Первые месяцы зимовка проходила успешно. Для собак был организован лагерь на льду, сама команда утеплила для себя корабль. Как могли, матросы и офицеры старались сохранять бодрость духа и даже в условиях полярной ночи вести обычную жизнь. Организовывались спортивные состязания, праздновались дни рождения и праздники, ставились театральные представления. Endurance все это время дрейфовал вместе со льдом на север. К концу зимы ледовая обстановка начала быстро ухудшаться. Первое время особая конструкция судна выдерживала тяжелые нагрузки, но к середине весны (нашей осени), попав в очередную зону сжатия, даже стойкий Endurance не смог противостоять напору ледяных глыб. 24 октября в правом борту баркентины образовалась пробоина, и, несмотря на все усилия команды по ее ликвидации, корабль был обречен. 27 октября он был покинут.

Экипаж смог вынести все необходимые припасы и оборудование, включая фотокамеры и фотопластинки, благодаря чему мы и спустя 107 лет можем увидеть эту борьбу своими глазами.

Endurance затонул только через месяц, 27 ноября. «Мы выскочили через секунду и увидели, как наше бедное суденышко тонет, борясь в предсмертной агонии. Сначала в воду опустился нос, корма задралась. Затем она резко ушла под воду, и лед сомкнулся над ней навсегда», — писал в своем дневнике один из членов экипажа. Никто из участников экспедиции, конечно, не представлял, что 107 лет спустя человечеству вновь предстоит увидеть баркентину, причем прекрасно сохранившуюся.

Еще через месяц дрейфа уже без корабля Шеклтон принимает решение о необходимости пешего перехода. Иного выбора не было: в данной точке их бы никто никогда не нашел. Жизненно важным становилась необходимость добраться до места, хотя бы изредка посещаемого людьми, где были бы пресная вода и возможность добыть пропитание — тюленей или пингвинов, ведь запасы провизии, извлеченные с Endurance, были не бесконечны. Поход осуществлялся в тяжелейших условиях, по сути, по лабиринту из ледяных торосов. Дополнительной проблемой становился трескавшийся в условиях приближающегося лета лед. В начале апреля 1916 года команда смогла погрузиться на шлюпки, которые все это время она была вынуждена таскать за собой, и добраться до острова Элефант (Мордвинова), расположенного в архипелаге Южные Шетландские острова, в 245 километрах от Антарктиды.

Здесь была вода и еда, но шансов на встречу с людьми по-прежнему не было, корабли сюда не заходили.

Члены экипажа Endurance были измождены физически и психологически, но Шеклтон вынужден был принять следующее тяжелое решение. Проанализировав несколько вариантов, он понял, что, скорее всего, единственной возможностью выжить был переход до острова Южная Георгия, где находилась норвежская китобойная база. Проблема была в том, что она находилась в 1253 километрах и добраться до нее можно было, лишь преодолев вечно штормящую Южную Атлантику.

В качестве средства спасения был выбран китобойный вельбот «Джеймс Кэйрд» (названный так в честь одного из спонсоров экспедиции) длиной 6,9 метра. Его, как могли, модифицировали для морского перехода, надстроив борта и соорудив «палубу» из парусины. На судно были погружены припасы из тех, что хранили для трансконтинентального перехода, бочки пресной воды, а команду составили шесть смельчаков во главе с самим Шеклтоном. 24 апреля 1916 года «Джеймс Кэйрд» покинул Элефант, и совершенный им переход — сквозь штормы, уворачиваясь от айсбергов и льдин, при постоянно ухудшающемся состоянии экипажа — сам по себе достоин экранизации в этой и так насквозь кинематографической истории.

10 мая, через 16 дней нечеловеческих тягот, вельбот достиг Южной Георгии, совершив невероятное.

Но и это был не конец мучений, ведь заветная китобойная база находилась на противоположном, восточном побережье острова. Учитывая физические возможности команды и шлюпки, поход вдоль берега на сотню морских миль был невозможен. По прямой же было «всего» 32 километра, но на этом пути находился пересекающий Южную Георгию горный хребет. Шеклтон и двое его соратников продемонстрировали феноменальную стойкость, ту самую endurance, и смогли за 36 часов добраться до китобоев. Эпическое возвращение к цивилизации состоялось.

Это был, конечно, далеко не конец приключений. Предстояли еще плавание в Южную Америку, поиски спасательных судов, четыре (!) попытки на разных кораблях прорваться через паковые льды в разгар антарктической зимы к оставшимся на Элефанте членам экипажа. Их спасли лишь 30 августа 1916 года. Удивительно, но из 28 человек, находившихся на борту Endurance в момент начала похода к берегам Антарктиды, в итоге выжили все, пройдя, казалось бы, через все возможные превратности судьбы. Жертвами экспедиции стали лишь ездовые собаки и судовой кот, носивший почему-то кличку Миссис Чиппи.

К сожалению, судьба второго отряда Имперской трансантарктической экспедиции была более трагичной.

Экипаж «Авроры», к его чести, несмотря на то что сам попадал в выглядевшие безвыходными ситуации, выполнил свою задачу. Необходимые базы снабжения для Шеклтона были заложены, однако в результате при тех или иных обстоятельствах погибли три члена команды. Увы, их смерть, став образцом героизма полярников, по сути, оказалась ненужной: плодами их труда Шеклтон так и не воспользовался.

Из-за шедшей все это время Первой мировой войны на провал и беспримерную историю спасения Имперской экспедиции практически никто не обратил внимания. В 1920-е годы внимание общественности переключилось на новые попытки достичь Северного полюса, и лишь после Второй мировой судьба того похода впервые по-настоящему заинтересовала публику. Задумка исследователя была реализована лишь в 1958 году, когда экспедиция Британского содружества смогла наконец пересечь континент по маршруту Шеклтона от залива Фазеля до острова Росса. Наследникам легендарного полярника потребовалось для этого 98 дней. Правда, к их услугам были и воздушная ледовая разведка, и гусеничные транспортеры, и другие достижения научно-технического прогресса, которых Шеклтон был лишен.

Ну а закономерным итогом стала произошедшая сейчас находка Endurance. Все стоящие за его пророческим названием легендарные уже приключения настойчиво призывают в любой, даже самой отчаянной ситуации не терять надежды — совет, который пригодится и нам, и нашим потомкам.

Читайте также:


Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onlíner без разрешения редакции запрещена. ng@onliner.by

Автор: darriuss. Фото: AP, flickr.com, pinterest.com, Wikimedia, endurance22.org