«Когда идут поезда, трясется мебель». Как живет частный сектор, куда вы редко заходите

16 марта 2022 в 8:00
Автор: Снежана Инанец. Фото: Максим Малиновский

«Когда идут поезда, трясется мебель». Как живет частный сектор, куда вы редко заходите

Попробуйте с ходу сказать, где находятся небольшие станции Минск-Столичный, Степянка, Минск-Южный, Озерище. Без гугла может не получиться, особенно если вы живете в удалении от них. В белорусской столице так сложилось, что застройка вблизи железнодорожных узлов часто представляет собой настоящий медвежий угол. Onlíner погулял по затерянным частным секторам и расспросил местных, как им живется и привыкли ли они к проносящимся мимо поездам.

Столичный

Станция Столичный находится за проспектом Жукова и знаменитой старой водонапорной башней. Билеты продают из окна с кассой — все это в примечательном здании с шикарным подземным переходом. В него нужно спуститься, чтобы пройти к путям.

Здесь останавливаются электрички, следующие в брестском направлении. Столичный активно используется жителями регионов для подъезда на работу в этот район столицы. Например, Дмитрий из Барановичей уже четыре года строит «Минск-Мир». Ездить электричкой выходит дешевле, чем на маршрутке.

Но модные многоэтажки «Минск-Мира» — по другую сторону железной дороги, а по эту — массив частного сектора. Ближе всех к рельсам — улица Автодоровская, плавно перетекающая в Машинистов.

Железнодорожных путей в окрестностях множество. Совсем близко — грузовая станция Минск-Сортировочный, со всеми вытекающими вроде стука и визга притормаживающих вагонов.

Когда мимо проезжает поезд, собеседникам во дворах приходится повышать голос.

— А раньше над нами еще и самолеты взлетали, из аэропорта Минск-1! — вспоминает Валерий Кимейша, житель улицы Машинистов.

К поездам мужчина привык давно. Детство он провел неподалеку, в районе Грушевской, потом переехал сюда. На квартиру частный сектор не променял в первую очередь из-за своего редкого хобби: на крыше гаража и дома — сразу несколько голубятен.

— Сколько у меня птиц — не считаю, плохая примета. Но, думаю, штук 150 есть. В моем детстве голубятни у людей были через дом. А для вас сейчас это диво, — рассуждает мужчина.

Птицам соседство с шумной железкой не мешает.

Из бытовых вопросов Валерия волнует, что в его части улицы Машинистов нет пешеходного тротуара.

— В 1980-х тротуар был, вдоль заборов шел. Но тогда машины реже ездили. А сейчас на улице движуха, фуры часто едут мимо, а вот тротуара больше нет, — поясняет собеседник.

Частный сектор здесь разнородный. Есть хилые хибарки, есть крепкие особняки. Есть также немало домов, которые в разное время обрастали пристройками, приобретая причудливую архитектуру.

Одна из прохожих говорит:

— Зато здесь застройка — не «человейник».

Пенсионер Иван окликает на улице Машинистов любимую болонку:

— Нюша, ко мне, иди сюда!

Мужчина прошлой осенью продал квартиру на улице Одоевского, чтобы переселиться в усадебный дом.

— Сначала было не очень впечатление: железная дорога, конечно, шумит. Но быстро к этому привык. А так тут раздолье, — кивает новосел на резвящуюся собаку. — А еще в этом году я обязательно посажу огород.

Дом у Ивана благоустроенный.

— Но так не у всех. У некоторых и туалет на улице, и ванной нету. Чтобы помыться, греют в тазике воду, — добавляет пенсионер.

Озерище

Озерище — другой конец Минска, Первомайский район. Рельсы через местную станцию ведут в направлении Орши.

На перроне встречаем любителя железных дорог Дениса, который никуда не едет.

— Стою, проникаюсь атмосферой, — объясняет молодой человек. — Я увлекаюсь ж/д симуляторами. Играю и сам помогаю их создавать: укладываю виртуальные пути, создаю объекты, моделирую текстуры, а потом «натягиваю» их на модели. Сейчас до Бреста делаю путь. 

— А станция Озерище в симуляторе есть? — уточняем.

— Конечно! От Минска до Орши полностью построен маршрут. 

Крупный частный сектор Озерища расположен по обе стороны железнодорожных путей. Константин живет на улице Тяпинского с начала 1990-х. Поездами он ездит на работу на Тракторный завод. Когда мужчина сюда переехал, это был еще поселок, но вскоре он официально стал частью Минска.

— Застройку со стороны вокзала газифицировали и асфальтировали в самом начале 2000-х. А к нам эти удобства пришли буквально пару лет назад, — говорит Константин.

На жизнь не жалуется, но отмечает, что в магазин в основном ездит на автомобиле — в Военный городок.

— А здесь только на станции есть маленький магазин от ДорОРС.

Школы своей в Озерище нет, детского сада тоже. Детей возят кто в Уручье, кто в Военный городок, «а там теперь школы хорошие».

В одном из домов неподалеку живет Галина Викторовна, пенсионерка. Ее отец приехал в поселок после войны.

— Он работал на железной дороге и получил разрешение на строительство здесь дома, — рассказывает женщина.

По мнению Галины Викторовны, транспортное сообщение Озерища с основной частью города нормальное: от станции ходят в том числе автобусы. И это хорошо, потому что взбираться на поезда у пенсионерки уже не хватает сил.

Еще, подумав об инфраструктуре, жительница просит:

— Пусть бы у нас тут сделали какой-нибудь аптечный киоск и поставили банкомат.

Степянка

На станцию ближе к центру Минска расположена Степянка. Небольшой вокзал в классическом стиле стоит почти в лесу.

Сразу несколько человек на перроне говорят, что приезжают сюда из Минского района в «Геологию» (официальное название организации — Белорусская геологоразведочная экспедиция).

Прямо напротив вокзала — длинные кирпичные бараки за бетонным забором. Это жилые дома, прописанные по улице Подлесной (их номера — 91, 91А, 93 и 95).

Четыре постройки, каждая на четыре квартиры.

— Это было временное жилье, которое давалось работникам СМП-802, теперь это Белтрансавтоматика. Рядом — склады организации, — поясняет Светлана, жительница необычной застройки. — Когда наверняка строились эти дома, не знаю, но думаю, что в 1980-х. 

Из удобств в бараках поначалу была только холодная вода и центральное отопление — от складской котельной.

Еще одна жительница необычной застройки на Подлесной — Снежана, вместе с дочкой

— После приватизации жители сделали ремонт: поставили бойлеры, туалеты, душевые кабины, ванны. Теперь квартиры благоустроены, — говорит женщина.

Светлана считает, что магазинов в округе хватает. Как и автобусов, вывозящих жителей Степянки «в город».

— У многих есть машины — ими активно пользуются. Когда мне нужно попасть в район Института культуры, Тракторного, Восточного — сажусь на электричку. Выходит дешевле, чем сначала на автобусе, а потом на метро, — добавляет собеседница.

Пути здесь по масштабу похожи на те, что можно увидеть в районе Минска-Сортировочного, потому что здесь тоже есть станция сортировки. Пешеходный мост над рельсами — высокий и длинный. Если пройти по нему, окажешься на улице Геологической. Примерно с нее начинается многоэтажная Степянка.

Дома построены в разные годы: от глубоких советских до двухтысячных. Есть и частная застройка. Улица Геологическая в этой части не выглядит очень уютной: многие дома — за высокими заборами, и даже в марте кажется, что все в пыли от проезжающих машин.

Примечательны тут несколько двухэтажек, построенных в конце 50-х — начале 60-х годов прошлого века. Рядом с ними нагромождены сараи.

— Когда-то наши дома построили от «Геологии», а потом уже отдали под приватизацию, — рассказывает житель Геологической, 103.

Мужчина говорит, что электричками почти не пользуется: неудобно взбираться на высокий железнодорожный мост. Но с автобусами все в порядке. А вот до толковых магазинов приходится устраивать долгие прогулки.

— Зато у нас во дворе полно места, где можно машину поставить! — подытоживает собеседник.

Минск-Южный

Станция Минск-Южный архитектурно ничем не примечательна. Линия железной дороги на Руденск, Пуховичи, Осиповичи и Бобруйск здесь идет параллельно улице Маяковского, на некотором удалении от нее.

Прямо вдоль путей тянется улица Либаво-Роменская, названная в честь еще царской железной дороги. На ней и неподалеку можно найти дома, построенные задолго до революции. Один из них прописан по Роменской, 8.

— Наш дом делится на три квартиры. Вот эта часть — ей больше 100 лет, — рассказывает Алена.

Собеседница живет здесь всего шесть лет, но успела прикипеть к месту, несмотря на бытовые сложности:

— Туалеты у нас на улице, отопление — у кого газовое, у кого печное. Вода — в колонке, но за ней к нам люди приходят из соседних многоэтажек, когда у них водоснабжение отключают.

Жительница хвалит район за спокойствие. Жить снова в квартире она бы не хотела.

— Да и про снос нашего дома особенно разговоров нет. А кому оно нужно? Тут же мебель трясется, когда составы идут. Лежишь в кровати и по звуку узнаешь, когда товарняк проезжает, а когда — легкая электричка, — улыбается женщина.

Во дворе на Роменской, 8 растет столетний дуб. По словам Алены, несколько лет назад местные собирали подписи, чтобы его внесли в некий охранный список. Вроде бы получилось.

— Когда сильные ураганы, у соседей может шифер сносить, черепицу. А наш дом вроде хиленький, но ему хоть бы что: дуб спасает нас от ветра, — добавляет собеседница.

Вблизи станции Минск-Южный есть улица Партизанская. Доставщики разных служб частенько путают ее с Партизанским проспектом, который вообще не здесь.

Дом Валентины Тумар — с надстройкой, деревянным вторым этажом. Когда женщина приехала сюда к мужу в начале 1950-х, жилище было совсем маленьким — 18 «квадратов».

Жильцы приложили усилия для благоустройства: есть и туалет, и водопровод.

— Когда-то нам говорили, что на месте домов построят паркинги. Исполком даже выставлял землю на аукцион, но ее никто не выкупил, — рассказывает Валентина Петровна. — И это неудивительно: нас же трясет от проезжающих поездов. Но именно нас составы уже не беспокоят — привыкли.

На самой ближней к вокзалу улице, Либаво-Роменской, в доме №29 живет Алексей Нестеренко. Его хата построена «точно до 1913-го». Больше века спустя туалет здесь на улице, водопровода нет. А вот газ есть.

Мужчина кивает на путейское здание в 200 метрах от нынешней станции Минск-Южный:

— Вот на его месте раньше была станция, деревянное здание с надписью «Козырево». Так назывался и наш район. А на месте Минска-Южного бабушки из ближайших деревень продавали домашнее: яйца, молоко, творог, сметану.

Дом Алексея Ивановича от железной дороги отделяет не только улица, но и высокие деревья. Мужчина знает их историю:

— Аллею эту посадили мой отец с соседом: Иван Нестеренко и Петр Штанюк. Тут ведь паровозы ходили по рельсам, самые натуральные: пыхтели, а копоть летела на белье, которое мать развешивала во дворе. Чтобы стало почище, решили посадить клены и липы.

Сам Алексей Иванович всю жизнь проработал на авиаремонтном заводе, на месте которого сегодня раскинулся «Минск-Мир».

— Как представитель авиаремонтного, я успел побывать во многих частях Советского Союза. Насмотрелся всякого, но больше всего люблю Минск. Хочу до 1000-летия города дожить (в этом году столице исполнится 955. — Прим. Onlíner), — говорит мужчина.

Несмотря на серьезные планы по долгожительству, собеседник шутит, что снос своего родного района может и не застать:

— Сейчас нам говорят про снос к 2030 году. Но, думаю, это вряд ли.


26", горный, подростковый, алюминий, вилка жесткая, трансмиссия 8 скор. (1х8), переключатели: задний Shimano Acera, тормоз дисковый механический, вес 11.3 кг
Нет в наличии
28", рама XL, гибридный, алюминий, вилка амортизационная с ходом 63 мм, трансмиссия 18 скор. (2х9), переключатели: задний Shimano Alivio/передний Shimano Acera, тормоз дисковый гидравлический, вес 13.45 кг
Нет в наличии
29", рама M/L, горный, кросс-кантри, алюминий, вилка амортизационная с ходом 100 мм, трансмиссия 10 скор. (1х10), переключатели: задний Shimano Deore, тормоз дисковый гидравлический, вес 14.11 кг
Нет в наличии
29", рама L, горный, трэйл, алюминий, вилка амортизационная с ходом 100 мм, трансмиссия 10 скор. (1х10), переключатели: задний Shimano Deore, тормоз дисковый гидравлический, вес 13.77 кг
Нет в наличии

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onlíner без разрешения редакции запрещена. ng@onliner.by

Автор: Снежана Инанец. Фото: Максим Малиновский