Загадочный сонный синдром почти три года мучил жителей одной деревни. Ученые до сих пор не могут понять, что это было

21 февраля 2022 в 8:00
Автор: darriuss. Фото: flickr.com, livejournal.com, pinterest.com, Wikimedia

Загадочный сонный синдром почти три года мучил жителей одной деревни. Ученые до сих пор не могут понять, что это было

Почти десять лет назад мало кому известное село Калачи, затерянное в бескрайних степях северного Казахстана, начало регулярно попадать в новостные ленты. Сначала речь шла о региональных СМИ, затем — об изданиях постсоветского пространства, но в конце концов населенный пункт и злоключения его обитателей стали достоянием международной общественности. Жизнь села напоминала сюжет из фантастики. Без очевидных внешних причин и совершенно неожиданно дома, на улице и на рабочих местах абсолютно разные и не связанные друг с другом люди принялись засыпать. Надолго. Порой целые сутки они никак не реагировали на внешние раздражители, после чего просыпались в состоянии, похожем на жестокое похмелье. Спустя некоторое время подобные приступы повторялись. Однажды жертвой неизвестной болезни стал даже кот. В Калачи зачастили комиссии чиновников и ученых, но за прошедшее время точная причина случившегося так и не была установлена, хотя возможных версий специалисты предложили много.

«Энцефалопатия неясной этиологии»

Все началось весной 2013 года. В больницу райцентра Есиль, ближайшую к селу Калачи, начали поступать люди с жалобами на непреодолимую сонливость, головокружение, галлюцинации, нарушение координации движений. Привозили и пациентов, которые временно уже не могли ни на что пожаловаться, потому что они спали и все попытки их разбудить заканчивались неудачей. Как выяснилось позже, подобное состояние могло застать обитателей села внезапно и совершенно необязательно в естественное для сна время. Люди теряли сознание на рабочих местах или на улице, на собственных приусадебных участках. Засыпали и дети в школе.

Позже в СМИ начала распространяться информация, что такие приступы могли растягиваться на несколько дней, даже недель, но на самом деле у жертв синдрома продолжительность их обычного сна увеличивалась на несколько часов, в редких случаях превышала сутки. Иногда сон как таковой вообще не наступал и симптомы напоминали состояние тяжелого и продолжительного опьянения: спутанное сознание, частичная потеря памяти, вялость. Собственно, именно злоупотребление алкоголем стало первым диагнозом, который предположили врачи. Однако ситуация оказалась куда запутаннее.

Вокзал города Есиль

Алкоголь оказался ни при чем. Его не находили в крови заболевших, среди которых были и люди, в принципе не пьющие. Особенно очевидно это стало, когда счет прежде единичных заболевших пошел на десятки. Синдром вернулся и в 2014 году, и в следующем 2015-м. За два года за медицинской помощью с симптомами той или иной тяжести к врачам обратились 114 жителей села Калачи и соседнего поселка Красногорский, расположенного буквально через дорогу. Многие из этих пациентов засыпали по несколько раз.

16 января 2015 года произошел и вовсе возмутительный случай. В Калачах заснул кот Маркиз, принадлежащий жительнице села Елене Жаворонковой. Несчастная владелица животного, которая и сама уже несколько раз становилась жертвой синдрома, рассказывала журналистам, что сначала Маркиз проявил агрессию, кидался на стены, собаку, покусал хозяйку, а потом и вовсе уснул и вот уже несколько часов наотрез отказывается просыпаться, оставаясь равнодушным к любым приводимым доводам, включая еду.

Калачи

Загадочная история села попала в СМИ, и на место событий зачастили различные комиссии. Приезжали чиновники и специалисты самого разного профиля — от врачей до физиков, ведь понять, что происходит, было крайне сложно. Случившимся заинтересовались и эксперты из зарубежных стран — слишком интересным оказался этот феномен.

А в октябре 2015 года все закончилось так же внезапно, как и началось. Сон наконец отпустил жителей Калачей, и с тех пор болезнь, в официальных диагнозах названная «энцефалопатией неясной этиологии», так туда и не вернулась, оставив своих исследователей озадаченно размышлять, что же все-таки это было.

В сердце целины

Скорее всего, ключевую роль в событиях, которыми прославилось село, сыграл географический фактор. Калачи — это типичный продукт 1950-х годов, когда в северном Казахстане по воле руководства СССР и лично Никиты Сергеевича Хрущева начали активно осваиваться «целинные и залежные земли». Со всего Советского Союза в эту прежде нетронутую степь потянулись энтузиасты, преимущественно из молодежи, которые принялись распахивать целину. Здесь возникли десятки новых совхозов и поселков, где жили их работники.

Но помимо зерна, ударно поступавшего отсюда в закрома родины, есть в этих степях и второй, возможно еще более ценный ресурс — уран. Если посмотреть на карту этой части Казахстана, то можно заметить, что среди квадратов полей и совхозных сел регулярно попадаются и горные выработки с компактными многоэтажными поселками при них. Это урановые рудники и шахты, а столицей созданной в конце 1950-х годов империи стал ныне 70-тысячный город Степногорск, расположенный в той же, что и Калачи, Акмолинской области. В советские годы это был сверхсекретный населенный пункт, не обозначенный ни на одной официальной карте, ведь помимо разработок ценного полезного ископаемого там проводились и исследования бактериологического оружия.

Современный урановый рудник в Казахстане

Месторождение урана нашли и рядом с Калачами. В 1964 году началось строительство нового рудника, а в непосредственной близости от села стал строиться поселок шахтеров, получивший название Красногорский. На пике развития там жило около 6,5 тысячи человек, и это был типичный рабочий населенный пункт с достаточно высоким по тем временам и для того региона уровнем комфорта. В Красногорском построили несколько кварталов многоэтажек, школу, детсад, кинотеатр, больницу. Для Калачей это было удобное соседство. Его жители, занятые преимущественно в сельском хозяйстве, получили доступ к фактически городской инфраструктуре с магазинами и разнообразным соцкультбытом.

После распада СССР Красногорскому, как и многим поселкам такого типа, пришел достаточно быстрый конец. Добыча урана стала нерентабельной, рудник закрыли, его работники разъехались кто куда. В конце концов в населенном пункте отключили тепло и электричество, оставшихся жителей расселили. Сейчас большинство зданий поселка разрушено, остался лишь очередной никому не нужный «призрак».

Большинство версий, объясняющих «сонную болезнь», которая поразила Калачи, так или иначе связаны именно с урановым соседством. Среди самых популярных объяснений было отравление радоном, часто сопровождающим именно урановые залежи. Другой возможной причиной называлось отравление угарным газом, который будто бы скапливался в неиспользуемых горных выработках, а потом каким-то образом оказывался на поверхности и проникал на территорию села. Однако при некоторой схожести симптомов и к этой версии есть серьезные вопросы.

Самым поразительным во всей этой истории является тот факт, что единого понимания того, что происходило в 2013—2015 годах в Калачах, нет.

Без ответа

Итак, самой первой версией происхождения синдрома было злоупотребление пациентов алкоголем, однако в силу своей абсурдности она оказалась несостоятельной. Отброшены были и какие-то известные биологические заболевания или инфекции — подтверждений им не нашлось. Радиационный фон находился в пределах нормы, да и в любом случае еще никогда повышенная радиация не оказывала такого влияния на организм.

Иногда расстройства сна с похожим течением вызываются генетическими отклонениями, но в таких случаях речь всегда идет о близких родственниках и мутациях, передающихся по наследству. В казахстанском варианте заболевали совершенно чужие друг другу люди, так что и генетика оказалась ни при чем. Рассматривалась даже версия о массовой истерии, ведь такие случаи тоже фиксировались в практике. Однако психологические проблемы никак не объясняют наличие конкретных физических проявлений синдрома — например, повышенного давления у заболевших, зафиксированного врачами, которые работали с жителями Калачей.

Самые популярные версии об отравлении радоном и угарным газом (последняя по горячим следам была объявлена чуть ли не официальной) также плохо выдерживают критику. Симптомы, которые наблюдались чаще всего, и их длительность не соответствовали таковым при передозировке радоном. Они действительно больше напоминали отравление монооксидом углерода, однако сам процесс такого отравления объяснить тяжело. Во время вспышек «сонной болезни» направление и сила ветра были разными, и даже если предположить внезапное выделение большого количества такого газа из горных выработок, распространяться он должен был по разным векторам. К тому же такая версия никак не объясняет, почему порой засыпали одни люди, а их непосредственные соседи чувствовали себя нормально.

Самые свежие исследования в Калачах были проведены осенью 2020 года (спустя пять лет после окончания эпидемии) командой профессора-эпидемиолога Байрона Крэйпа из столичного Nazarbayev University. Проведя интервью с 202 семьями (и пострадавшими от «сонной болезни», и избежавшими ее), руководитель группы выдвинул гипотезу, что случившееся, возможно, было следствием отравления водой, зараженной некими химикатами. Как установил Крэйп, многие жители Калачей покупали воду, добываемую одним из местных жителей с помощью подземного насоса. При этом другие обитатели села использовали также иные источники воды (например, приобретали бутилированную воду в магазинах), что может объяснить неравномерность распространения синдрома.

Вода же в подземных горизонтах под Калачами вполне могла быть отравлена соседством с урановым рудником и использованными при его разработке химикатами, которые и способны были вызвать симптомы, схожие с проявившимися. Эта версия требует подтверждения, которое может дать исследование заброшенного рудника, однако в настоящее время такие работы отложены до окончания коронавирусной пандемии.

Тем временем село опустело. Внезапное исчезновение «сонной болезни» совпало с начавшимся отселением Калачей. Столкнувшись с таинственным синдромом, руководство области согласилось профинансировать переезд жителей в райцентр. Многие этим предложением воспользовались. Сейчас из 600 прежних обитателей Калачей осталось чуть больше сотни. В основном это пожилые люди, не захотевшие менять привычную среду обитания.

Сонный синдром больше не проявляется, и остается лишь надеяться, что когда-нибудь его причина будет установлена. По крайней мере, для многих местных специалистов решение этой задачи стало принципиальным вопросом.

Читайте также:

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onlíner без разрешения редакции запрещена. ng@onliner.by

Автор: darriuss. Фото: flickr.com, livejournal.com, pinterest.com, Wikimedia