Дом-контейнер: как сгоревшая «избушка» превратилась в необычный коттедж

05 февраля 2022 в 8:00
Источник: Анна Петрова. Фото: Николай Иванюк

Дом-контейнер: как сгоревшая «избушка» превратилась в необычный коттедж

Красно-серый дом в частном секторе Бреста соседи называют «контейнером». В кругу наследников традиционной сельской архитектуры он смотрится настоящим пижоном. Домом с правильной геометрией — как по контуру строения, так и в рисунке экстерьера — владеет Татьяна Юхнович. «Всю жизнь мне помогала растить детей (а их у меня пятеро) бабушка. Когда 16 лет назад родились мальчишки-близнецы, а старшая дочь была маленькая, бабуля приехала из деревни нянчить малышей. Ей было ровно восемьдесят. Я ходила на работу, бабуля занималась детьми, потом родилась Алиса, бабуля стала нянчить Алису. Когда дети подросли, она уехала в деревню, и это оказалось для нас очень тревожным временем. Каждый раз, когда бабушка не отвечала на телефонный звонок, я мчалась за 100 километров от Бреста. В итоге решили купить ей жилье в городе, недалеко от нашего дома», — объясняет, откуда взялся дом в частном секторе, брестчанка.

Перекрытие полыхнуло. За минуты дом выгорел изнутри

Дом для бабушки был найден на улице 28 Июля в микрорайоне Ковалево. В джунглях панелек здесь можно видеть островки частной застройки. Как правило, это бывшие деревни, которые поглотил город. Дом был возведен в 1938 году и соответствовал всем запросам пенсионерки: жизнь на земле, свой огород, колодец; санузел на улице женщину не пугал. Строение, скорее всего, возводили постепенно. Вытянутое в длину, оно условно было разделено на две части: жилую и хозяйственную. Жилая представляла собой гостиную, малюсенькую спальню и еще меньшую кухню.

Бабушка жила в своей стихии: мы купили ей кур, кроликов, собаку. Дети ей носили пирожки, — вспоминает брестчанка. — Как-то она уехала в санаторий. Зима в Бресте тогда была теплой, но на Рождество вдруг ударили морозы. Я вспомнила, что у бабушки в предбаннике хранится картошка, которую надо спасать. В одиннадцать вечера мы с подругой поехали протопить помещения. Топили печь впервые. Не знали, что дрова нужно подбрасывать в топку постепенно. Я заложила груду поленьев, они прогорели, я повторила «процедуру» еще раз. И еще раз.

Убедившись, что красных угольков нет, закрыли все заслонки и уехали домой. Утром позвонил сосед: «У вас дым из-под крыши валит».

Татьяна сразу вызвала МЧС и долетела до места за 2 минуты. Пять-шесть машин спасателей прибыли в течение следующих трех минут. Пожарные открыли дверь, и дом вспыхнул мгновенно. Как позже объяснили, печь топилась грудой дров, и от жара лопнула труба. Огонь из трещины попадал на балки перекрытий, дерево начало тлеть. Когда в дом пустили воздух, перекрытие и полыхнуло. За считаные минуты прямо на глазах у Татьяны дом выгорел изнутри. И что обидно: больше пострадала жилая половина, а хозяйственная только подкоптилась.

Бабушка, узнав о потере, сожалела только о фотографии внучки Алисы — «в трюмо стояла», и о «пиджаке с медалями» (ударение на предпоследний слог). Как узница немецких концлагерей, она надевала нарядный жакет к 9 Мая. «Но знаешь, что хорошо, — сообразила тогда бабуля, — я в санаторий 5 юбочек взяла. Одну надевала, остальные в сумке пролежали, зато все пять остались целые».

После того как горящий дом потушили в минусовую температуру, все внутри превратилось в большую глыбу льда. Только к концу февраля мы смогли начать разбирать вещи, — восстанавливает события Татьяна. — В какой-то момент стала поднимать доски шкафа, под первой из них обнаружилось одеяло, потом — подушка, пакет с одеждой и под всем этим скарбом лежал тот самый «пиджак с медалями». Ничего не сгорело, только жакет издавал сильный запах дыма. Стирала его несколько раз со всевозможными освежающими добавками, но избавить от запаха не смогла. А медали было достаточно почистить — и блестели как новые. В общем, к 8 Марта купили бабуле пиджак, перекололи медали, и она обрадовалась как ребенок. Плакала.

Как из деревянного «коровника» родить модный «контейнер»?

На месте сгоревшего дома решили строить новый — в формате «два в одном»: салон-парикмахерскую и жилое пространство. Строение думали разместить в глубине двора. Но участок оказался в «красной зоне»: стоявший на одной из перспективных магистралей Бреста, дом по генплану предназначался под снос. К тому же дорога должна расширяться и, возможно, поглотить участок.

В таких условиях перестройка была запрещена, возможна только реконструкция: на том же месте, в тех же размерах, из тех же материалов.

Это означало, что строить придется возле дороги, преодолевать ров вдоль трассы, а еще соблюдать размеры жилья образца 38-го года: длина 13,8 м, ширина — 3,80 м. Неужели снова деревянный «коровник»?

Известный в Бресте архитектор Юрий Пруделюк нашел решение, которое элегантно обходило требования законодательства. Фундамент оставался на том же месте, но никто не смог бы запретить вынести балконы на все стороны света и тем самым увеличить жилую площадь. Потом, после сдачи объекта, перегородки рассчитывали убрать и оставить уже не балконы, а наружные стены строения. Но пока остроумный проект проходил согласования, закон изменили: в «красных зонах» разрешили реконструкцию с расширением.

Как погорельцам, семье Татьяны выдали дерево по специальной цене. Используя этот материал, архитектор придумал все инженерные конструкции. Каркас сделали полностью деревянным, снаружи использовали минвату, внутри — бумажный материал, а в создавшиеся пустоты специальным «пылесосом» загоняли утеплитель.

Для внешней облицовки применили фальцпанели, которые создали эффект морского контейнера.

Зачем парикмахеру трон «1000 мечей»?

Изначально дом предполагался одноэтажным с мансардным помещением. Теперь же это трехуровневое строение. Полноценные два этажа и высокий подвал: настолько высокий, что поднимается надо рвом в один уровень с пешеходной частью трассы. Чтобы преодолеть ров, с тротуара нужно пройти через железный мостик. Здесь дверь ведет в «рабочую» часть дома.

Поначалу в этой части думали сделать небольшой салон на два кресла. Так как сын Женя стрижет с 9 лет, предполагалось одно место для него, второе — для меня. Но пока все строилось, наша жизнь изменилась. Женя вырос, его брат Антон тоже освоил профессию. Сейчас они вместе работают в семейном салоне, там образовалась тусовка: вечно куча молодежи, их музыка, их атмосфера. А здесь мне хочется создать салон премиум-класса.


Хочется, чтобы сюда приходили попить кофе, поговорить о приятном. У меня есть клиенты, которые не стриглись по полгода, пока я жила в Варшаве, ходили заросшие как медвежата, но ждали меня. Сейчас я приехала на некоторое время, планирую уехать к мужу в Краснодар, а здесь пока откроется барбершоп. Когда я вернусь, в «контейнере» будет мое рабочее место.

В жилые комнаты дома есть вход из салона, но интереснее войти с узкой улицы под деревенским названием «Грушевая». Открывается большой двор, где со временем должны появиться баскетбольная площадка, беседка, мангал… А сегодня на террасе привлекает внимание арт-объект: огромный трон «1000 мечей» из «Игры престолов».

Муж Татьяны занимается оснащением детских площадок. С его участием два года назад был исполнен этот трон для фотозоны в детском центре Краснодара. Фотозону решили обновить, а художественную конструкцию вывезли в Брест. Здесь Татьяна планировала сделать трон точкой притяжения салона, но идею не согласовали в горисполкоме. Отказ аргументировали опасными для окружающих металлическими деталями — мечами. Так трон попал во двор «контейнера».

Семь «я» плюс кот

Пока семья Татьяны проживает в двухкомнатной квартире в составе семи человек: родители, четверо детей (старшая уехала учиться в Минск), бабушка. Кот — восьмой. В новом доме бабушке отводится гостиная, совмещенная с кухней. Это помещение свободной планировки, куда попадаешь прямо с террасы. В ее полное распоряжение поступает и подвал, расположенный под будущим барбершопом. Кухонная зона со встроенной техникой занимает целую стену. Размещение кухни преимущественно в высоту освобождает место, необходимое для детских игр.

Что интересно: небольшой дом кажется огромным благодаря витражному входу, полупрозрачным дверям, легким лестничным балясинам… Все «преграды» для глаза условны, оттого дом и двор в 13 соток ощущаются единым пространством.

По лестнице на второй этаж поднимаемся в спальни. Одна комната ожидает близнецов, во второй поселится годовалая Катюша с родителями, проходная предназначена для средней дочери Алисы. Интерьер дома только формируется, но уже видно, что семья не придерживается единого стиля. В зоне влияния бабушки установлена классическая люстра и напольные подсвечники в духе Средневековья. В кухне свет будут давать ультрамодные шары на золотистом стержне, в барбершопе — брутальные лампы промышленного вида… Эта эклектика отражает натуру хозяйки: в ее семье каждый получает право на самовыражение.


сухой корм, порода: мини (до 10 кг)/средняя (от 10 до 25 кг)/крупная (от 25 кг)/для всех размеров пород, пакет
сухой корм, порода: мини (до 10 кг)/средняя (от 10 до 25 кг)/крупная (от 25 кг), пакет
Нет в наличии
сухой корм, порода: средняя (от 10 до 25 кг)/крупная (от 25 кг), пакет

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onlíner без разрешения редакции запрещена. ng@onliner.by

Источник: Анна Петрова. Фото: Николай Иванюк