Спецпроект

Дубай всего за пару десятилетий сумел стать одним из самых крутых городов планеты. Почему у него, вопреки всему, получилось

31 129
23 октября 2021 в 7:40
Автор: darriuss. Фото: Максим Малиновский. Видео: Игорь Деменков
Спецпроект

Дубай всего за пару десятилетий сумел стать одним из самых крутых городов планеты. Почему у него, вопреки всему, получилось

«Мой дед ездил на верблюде, мой отец ездил на верблюде, я езжу на Mercedes, мой сын ездит на Land Rover, его сын будет ездить на Land Rover, ну а сын его сына будет ездить опять на верблюде», — говорят, именно такой формулой описывал историю и будущее своей семьи первый эмир Дубая Рашид ибн Саид Аль Мактум. Невероятно, но в 1980-е годы, когда шейх будто бы произносил эти слова, они казались пророческими, а светлые перспективы города как мегаполиса мирового значения — весьма смутными. Все дело в том, что в эмирате вовсе не так много нефти, как принято считать. Более того, ее запасы конечны, и конец этот недалек. Однако спустя 30 лет после смерти эмира Рашида можно с уверенностью сказать, что в своих предсказаниях он ошибся. Не только в том, что место Land Rover в системе дубайских координат в итоге занял Nissan Patrol, но и в ожиданиях возвращения к верблюдам как к основному средству передвижения. При всех недостатках Дубая как города, а они действительно порой чудовищны, ему в обозримом будущем ничего не грозит. Шейхи постарались. Совместно с Samsung Galaxy Z Fold3 попытаемся понять рецепт успеха в очередной серии нашего эмиратского цикла.

Там, где раньше верблюды спали

Ближний Восток — одна из колыбелей мировой цивилизации. Тем большим выскочкой на этом тысячелетнем фоне развития человечества в регионе выглядит и конкретно Дубай, да и все Объединенные Эмираты в целом. До самого конца XVIII века на месте, где сейчас упираются в вечно синее небо стеклянные небоскребы местных городов, в буквальном смысле не было ничего кроме песка. Этим абсолютным господином Аравийской пустыни в итоге занесло даже мангровое болото, когда-то существовавшее на месте нынешнего фешенебельного дубайского района Джумейра и вносившее хоть какое-то разнообразие в максимально скучный местный ландшафт.

В плоской, как стол, пустыне изредка можно было заметить кочевавшие племена местных бедуинов, чьи шейхи еще не подозревали, что станут предками многих нынешних династий Персидского залива.

В 1799 году представители одного из таких кланов, Аль-Фаласи, основали на месте нынешнего Дубая небольшую крепость, форт аль-Фахиди, и поныне с большим отрывом считающуюся старейшим сооружением города. Место было удобное и в чем-то даже стратегическое: неподалеку начинался Хор-Дубай, морской рукав, на 14 километров вдававшийся от побережья Персидского залива в сушу.

С 1833 года и по сей день дубайскими шейхами, а потом и эмирами являются члены семьи Аль Мактум, одной из ветвей клана Аль-Фаласи, основавшего город. Первые 150 лет своей истории это было весьма невзрачное поселение, в пейзаже которого выделялись разве что упомянутый выше форт, да старые мечети. От той эпохи в современном Дубае почти ничего не сохранилось. Современный «Старый город», несколько кварталов вроде бы исторической застройки с узкими улицами и глинобитными, а порой и тростниковыми домами вдоль них, представляет собой в меру колоритную копию, по утверждению создателей, в полной мере повторяющую оригинал. Но, разумеется, при этом это совсем не оригинал, а ориентированный на удовлетворение потребностей организованного туриста аттракцион с музеями, кафе и ремесленными лавками. Впрочем, приехав из какого-нибудь высотного района сюда, ты на какое-то время начинаешь себя чувствовать человеком — таково значение окружающего масштаба застройки, да и базовых принципов организации городского пространства.

В годы, когда весь Дубай был таким, его главным источником существования являлся жемчужный промысел. Народа здесь жило мало, о миллионах приезжих из Южной Азии еще и речи не шло, поэтому средств к нехитрому существованию «на финиках», еще одном эмиратском специалитете, хватало. Даже для шейхов ни о какой роскошной жизни в стиле «Тысячи и одной ночи» речи не шло.

Эмир Рашид Аль Мактум не преувеличивал, когда рассказывал о важности верблюдов в быту местной знати.

К концу XIX века вторым важным источником доходов стало посредничество в международной торговле, прежде всего между Европой и Индией. Будущие эмираты (не только Дубай, но и его соседи вроде Абу-Даби или Шарджи) по сути стали британским протекторатом под названием «Договорной Оман», и в таком статусе существовали вплоть до начала 1970-х годов. Великобритания до определенного момента была заинтересована в контроле над Персидским заливом, ну и аравийским шейхствам покровительство авторитетной державы позволяло не задумываться над проблемами внешней безопасности и в определенной степени обеспечивало наполнение пока еще скудного местного бюджета. Знай себе ныряй за жемчугом на персидском мелководье.

Нефтяная эра

После окончания Первой мировой войны правителей Дубая, да и его ближайших соседей по региону, поджидал, наверное, самый серьезный кризис в их пока еще короткой истории. В 1896 году японский бизнесмен Кокити Микимото впервые в истории получил т. н. «культивированный жемчуг». Спустя пару-тройку десятилетий его производство достигло промышленных масштабов. Теперь не надо было поднимать со дна моря тысячи и десятки тысяч несчастных устриц-жемчужниц в поисках случайной драгоценной находки. Микимото изобрел способ их искусственного выращивания, что удешевляло процесс получения жемчуга. Для традиционного эмиратского промысла это был страшный удар, фактически оставивший местных жителей без главного источника существования.

Дополнительными факторами упадка стали Великая депрессия, мировой экономический кризис 1930-х годов, и разрушение мировых торговых связей после начала Второй мировой войны. Все это поставило и так не слишком зажиточные шейхства Персидского залива на грань выживания. Тридцатые-сороковые годы XX века в Эмиратах были эпохой беспрецедентной бедности.

Для Дубая чуть ли не единственным источником существования осталась международная торговля и предоставление услуг порта. Возможно, именно в те непростые годы в головах шейхов из династии Аль Мактум прочно укоренилась мысль о порочности подсаживания на одну «сырьевую иглу» и необходимости диверсификации экономики. Такая возможность достаточно быстро представилась.

В 1958 году дубайским шейхом стал Рашид ибн Саид Аль Мактум.

Примерно в те же годы в Дубай, наконец, пришла цивилизация в виде электричества и телефонной связи. В нынешнем сияющем городе это представить сложно, но до 1950-х годов там не было этих давно базовых во многих странах мира удобств. Их появление было связано с переездом в Дубай большого количества экспатов из соседней Шарджи. Это была первая, но далеко не последняя и не самая мощная волна иностранцев в городе. Ну а иностранцев, в первую очередь, разумеется, британцев, привлек пока еще неочевидный, но уже пробивающийся сквозь местные специи запах — запах нефти.

К 1950-м годам в общих чертах уже стало понятно, что на Аравийском полуострове и в Персидском заливе не просто много углеводородов. Месторождения оказались сверхгигантские, крупнейшие в мире. Обнаружение нефти и газа перевернуло судьбы прежде безвестных местных монархий, превратив эти пустынные, затерянные в песках и толком даже не оформившиеся, прежде никому не нужные государства в новый, богатейший центр силы.

В 1960 году нефть в коммерческих объемах забила из скважины на месторождении Мурбан, находившемся под управлением династии шейхов Абу-Даби. Черед Дубая пришел позже. Лишь в 1969 году нефть с морских полей Фатех в дубайских территориальных водах потекла в британские танкеры. В 1970—80-е годы были открыты новые месторождения, а пик добычи в эмирате был достигнут в 1991 году, когда дубайские скважины выдавали по 410 тыс. баррелей в день. В этой ситуации и шейху, вскоре ставшему эмиром, Рашиду, и его наследникам стоит отдать должное, насколько разумно они распорядились этим свалившимся на них богатством.

Гонконг Ближнего Востока

Не совсем очевидно, но в Дубае вовсе не так много нефти, как может показаться по его внешнему образу. На текущий момент общие запасы в ОАЭ оцениваются в 98 млрд баррелей. Из них на абу-дабийские месторождения приходится 92 млрд, а в дубайских недрах содержится лишь 4 млрд баррелей. Эти запасы считаются весьма ограниченными, и даже 40 лет назад было понятно, что на вечность их не хватит. Уже однажды испытав «жемчужный» кризис, больше оказываться в подобной ситуации Аль Мактумы не собирались.

Выбравшись из верблюжьих седел и пересев в кондиционированные салоны Mercedes, эмиры принялись вкладывать нефтедоллары в диверсификацию дубайской экономики.

Началось все с углубления Хор-Дубая, того самого морского рукава, при впадении которого в Персидский залив и возник город. Уже в 1960-е годы это дорогостоящее мероприятие позволило сохранить привлекательность Дубая как порта. Эксплуатация выгодного расположения продолжилась и в 1980-е, когда с помощью приглашенных британских менеджеров было принято решение превратить город в хаб планетарного значения.

Дубаю действительно повезло. Город находится между Европой, Индией и далее Юго-Восточной Азией, между Россией и среднеазиатскими странами и Африкой. До многих уголков мира отсюда можно добраться за разумное время, и это сыграло ключевое значение в успехе всего проекта. Дубайский перевозчик Emirates уже много лет находится в списке лучших авиакомпаний мира, а международный аэропорт Дубая стал популярной точкой пересадки для миллионов транзитных пассажиров.

С этим суперпроектом была напрямую связана и задача превращения города в самостоятельный туристический центр.

В Дубае очень своеобразный климат, но поздней осенью, зимой и ранней весной устанавливается относительно комфортная погода, привлекающая измученных холодами европейцев на белоснежные пески местных пляжей. В отличие от нефти, это почти вечный ресурс, который можно бесконечно долго эксплуатировать.

Ключевое влияние на превращение Дубая в мировой мегаполис оказали, как ни странно, события 11 сентября. Странность заключалась в том, что к произошедшему в США ОАЭ имели косвенное отношение. Многие из террористов для перелета в Америку использовали как раз дубайский хаб, члены некоторых эмиратских династий поддерживали отношения с Усамой бен Ладеном, ОАЭ находились в списке трех стран, признавших тот еще первый режим «Талибана» в Афганистане. При этом после начала Соединенными Штатами глобальной контртеррористической операции Объединенные Эмираты стали чуть ли не главными бенефициарами этого процесса. Большинство арабских нуворишей из региона Персидского залива, прежде всего саудовские миллиардеры, были вынуждены вернуть свои американские инвестиции и не нашли ничего лучше, как повторно инвестировать их именно в Дубай, который к началу 2000-х уже успешно сформировал имидж либерального офшора с прекрасной туристической инфраструктурой и легкой доступностью из любой точки мира.

Все это совпало с появлением в Дубае рынка недвижимости.

В 2002 году эмир разрешил иностранцам владеть землей, домами и квартирами в городе. До этого момента единственным собственником всего в эмирате считался его глава. Неожиданно оказалось, что Дубай воспринимается как островок стабильности и благополучия в неспокойном регионе. В местную недвижимость с одинаковым удовольствием вкладывали (и вкладывают) деньги и русские олигархи, и члены правящих семей многочисленных восточных деспотий, и состоятельные граждане, вынужденные бежать от разного рода гражданских войн и революций, в которых буквально утонул арабский мир. Охотно переезжали сюда и экспаты из западного мира, привлекаемые отсутствием основных налогов и большими зарплатами.

Результатом всего этого стал грандиозный даже по мировым меркам строительный бум. Это было похоже на игру в симулятор городов Sim City. Рядом со старым Дубаем вдоль побережья Персидского залива выросли бесконечные кварталы высокой застройки, сколь шокирующей своей эксцентричной архитектурой, столь и бесчеловечной по масштабу. Процесс продолжается уже третье десятилетие, и конца ему пока не видно, по крайней мере места в пустыне пока хватает для любых амбиций, а если в пустыне жить не хочется, всегда можно насыпать очередной искусственный остров прямо в Персидском заливе.

Сейчас Дубай окончательно превратился в ближневосточный Гонконг, только разве что незастроенного пространства здесь пока куда больше.

Центр свободной торговли, экономических зон, освобожденных от налогов, крупный порт и туристический центр, глобальный транспортный пересадочный узел. Небольшой процент коренных жителей, тех самых, которые когда-то решили основать здесь форт, в ближайшие десятилетия гарантированно будет ездить на верблюдах лишь по собственной воле, к своему удовольствию. Экономика диверсифицирована, и даже неизбежную потерю нефтяных доходов Дубай как-нибудь переживет. Пожалуй, это главный урок, который преподнесли миру местные эмиры. Даже в самой неудобной ситуации, с достаточно ограниченными ресурсами, можно создать глянцевый мегаполис, заветную мечту для многих, обеспечив процветание для себя и своего народа. Ну а то, что жизнь там сладка не для всех, — что ж, пустыня все так же беспощадна.


Samsung Galaxy Z Fold3 — первый складной смартфон с поддержкой электронного пера S Pen. В сложенном виде это 6,2-дюймовый смартфон, который удобно держать одной рукой. В раскрытом виде вы получаете планшет, открывающий новые возможности и сценарии использования. Благодаря режиму Flex Galaxy Z Fold3 раскрывает свой потенциал на полную мощность. Этот симметричный и сбалансированный дизайн создан для того, чтобы вы получали максимум удовольствия от его использования. Samsung Galaxy Z Fold3 — кинотеатр, зона гейминга, рабочее пространство. Все, что вам нужно, — в вашем кармане.

Спецпроект подготовлен при поддержке ООО «Самсунг Электроникс Рус Компани», УНП 7703608910.

Читайте также:

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onlíner без разрешения редакции запрещена. ng@onliner.by

Автор: darriuss. Фото: Максим Малиновский. Видео: Игорь Деменков
Без комментариев