«Почему за чужие ошибки плачу я?» Исполком сначала выделил землю в частную собственность, а потом «передумал»

07 октября 2021 в 8:00
Автор: Оксана Красовская. Фото: архив Onlíner; фото носит иллюстративный характер

«Почему за чужие ошибки плачу я?» Исполком сначала выделил землю в частную собственность, а потом «передумал»

В жизни Юлии был краткий счастливый миг, когда по решению горисполкома она стала «частной» собственницей дополнительного участка земли. Прямоугольник, который «изъяли» из общей тупиковой разворотной площадки, был необходим девушке для реконструкции дома. Однако когда все документы были на руках и брестчанка начала строительные работы, из администрации прилетел неожиданный привет: мол, произошла ошибка, все сворачивай, а землю, за которую полностью уплачено, возвращай обратно государству. Как так получилось, что частную собственность сначала выделили, а потом отняли, выяснял Onlíner.

«Чтобы заработать денег, муж уехал в Россию»

Район улицы Дубровской долгое время не котировался среди брестчан: окраина города, по соседству химзавод, в нескольких сотнях метров гремит железная дорогая, да еще и не подобраться к частному сектору нормально — только в объезд да окольными путями. Но все изменилось в прошлом году: над ж/д полотном появилась современная автомобильная развязка, которая была запроектирована еще при Советском Союзе, и в квартал потекла жизнь. Люди с деньгами начали приобретать участки, строить дома, и Дубровка перестала быть унылым «спальником».

Впрочем, семья Юлии не из тех, кто только начал осваивать район. Родители девушки купили здесь землю и построили дом еще в начале двухтысячных. Можно сказать, старожилы. «Нам повезло — это оказался один из немногих участков, который был оформлен в частную собственность, остальные „проходили“ по пожизненно наследуемой категории. Плюс находится он в тупике: то есть никто посторонний здесь не ездит, никакого сквозного трафика», — уточняет брестчанка.

Архив Onlíner; фото носит иллюстративный характер

С родителями я жила, пока не вышла замуж. А после росписи мы с мужем ушли на съем. Но очень быстро поняли, что, отдавая немалые деньги за аренду с зарплат молодых специалистов, на свое никогда не насобираем. На льготы тоже не приходилось рассчитывать. Чтобы исправить ситуацию, супруг, как и многие белорусы, отправился на заработки в Россию, где и провел три года, работая по графику три месяца / два-три дня выходных. Очень тяжело было, но цель подстегивала.

При этом работал на стройке он официально, с оформлением трудовой. Несмотря на высшее образование и обширные знания, начинал как разнорабочий, зато увольнялся уже будучи начальником планово-экономического отдела, — не скрывает гордости за мужа Юлия.

Заработанных и взятых в долг денег хватило на то, чтобы в 2015 году купить в Бресте двухкомнатную квартиру. Однушки даже не рассматривались, так как в семье к тому моменту уже было двое сыновей.

— Поскольку метров хватало, нас сняли с очереди. Но мы не расстраивались — и без того все удачно сложилось. И когда все уже вроде как выровнялось и успокоилось, я узнаю, что беременна — третий ребенок. Не скажу, что мы это планировали, но все равно очень обрадовались, — вспоминает брестчанка. — Но тут возник другой момент: стало понятно, что пятерым в двушке будет тесно.

Архив Onlíner; фото носит иллюстративный характер

К разрешению квартирного вопроса решили подключиться родители девушки. Супругам был предложен обмен: молодое поколение перебирается в дом, а старшее — в квартиру. Переезд оформляется официально: у каждого право собственности и соответствующие бумаги.

Единый фундамент и кровля

— Дом был построен родителями достаточно давно, поэтому мы решили, что настало время его реконструировать: выделить комнаты, освоить мансарду, переделать неиспользуемый гараж в мастерскую, так как старший сын любит плотничать. Чем больше обдумывали планы, тем сильнее убеждались в том, что «удержаться» в нынешних границах дома не получится: нужно дополнительное место.

Мой супруг засел за чертежи и начал рисовать дом мечты, параллельно разрабатывая план-схему, чтобы с ней пойти в администрацию и уточнить, можно ли строить так, как мы хотим.

Проект получился очень интересный: к крыльцу добавлялась терраса, которая одновременно примыкала к дому и гаражу. Связана она с этими объектами единым фундаментом. Продолжением террасы становится встроенно-пристроенный гараж. Венчает все элементы единая с домом кровля. Также нарисовали на план-схеме основательную беседку и хозблок с летней кухней. Размахнулись так, что немного вылезли за границы своего участка, но поскольку у нас тупик, а перед ним большая разворотная площадка, подумали, что местные власти могут согласиться выделить нам недостающий кусочек из этих общих земель. Знали, что такие случаи уже были и закон это допускает, — объясняет девушка.

Так как дело касалось пусть и государственной, но все-таки общей земли, Юля с мужем подошли к соседям справа, которые еще строились, чтобы узнать, как они смотрят на будущие перемены, необходимые для реконструкции дома.

— Соседи взяли нашу план-схему и сказали, что пока не могут ничего сказать — посмотрят и подумают. Месяц мы ждали ответа, но без толку. Понимая, что мешать мы им никак не можем, а вопрос был задан больше из вежливости (так как границы давно зафиксированы), решили действовать, — продолжает собеседница.

Супруги подали заявление на реконструкцию в администрацию Ленинского района, приложив в том числе свою необычную для наших широт план-схему с пометкой, что пристройка немного выходит за существующие границы участка. Специалисты исполкома выехали на место, чтобы своими глазами увидеть, где и что будет находиться.

— В итоге их все устроило, план-схему одобрили, но предупредили: необходимо оформить выделение дополнительной земли. Мол, согласуйте этот момент с горисполкомом.

Раз надо — значит, сделаем, без разрешения «сверху» начинать не будем. Я записалась на прием к главному архитектору города и пошла показывать, что мы придумали. Он сказал, что все в порядке, проблем не видит, но выделение дополнительного участка надо согласовать с земслужбой. Так как все нужные мне специалисты работают в одном здании, я тут же пошла узнавать нюансы по земле. В очередном кабинете препятствий тоже не обнаружили, но попросили заверить согласие главного архитектора его же подписью, — описывает хождение по специалистам брестчанка.

Еще раз изучив план-схему, главный архитектор поставил печать, роспись и от руки добавил пометку «предварительно». После этого Юлия со спокойной душой начала собирать пакет документов для выделения дополнительного кусочка земли. Для реализации проекта надо было «отрезать» 65 квадратных метров от общей тупиковой разворотной площадки.

— Через месяц, когда документы прошли проверку через «Одно окно», я снова пошла в земельную службу горисполкома.

И тут меня огорошили: мол, план-схема это хорошо, но мы знаем, что ваши соседи против каких-либо изменений на улице, поэтому необходимо, чтобы у вас был официальный проект.

То есть я еще не знаю, что соседи против, а исполком уже в курсе. Это смутило, но все же для подстраховки проект я решила сделать еще на этой, предварительной стадии. Теперь понимаю, что зря — надо было настаивать на том, что нет такой обязанности, — уточняет собеседница.

На разработку проекта у супругов ушло немало времени (топографическая съемка, сам проект, согласование в ГАИ и других ведомствах) и денег. «Я прошла все нужные и ненужные инстанции, потому что хотела сделать все правильно», — говорит девушка.

Все службы согласовали, но ошибка есть

Полноценный проект реконструкции, как и когда-то план-схема, попал на стол к главному архитектору. Тот бумаги изучил и подписал, сделав пометку, что одну из сторон выделяемой земли надо уменьшить с 4,2 метра до 2,5 — чтобы уж точно с соседом не было проблем. Необходимые страницы в проекте были изменены, печати получены.

Далее пакет документов перекочевал в «Одно окно», оттуда — во все причастные службы, собрав по пути более пяти подписей чиновников. В октябре прошлого года Юлия получила письмо: земля — 0,0062 га — выделена в частную собственность, необходимо ее оплатить. А еще нужно было дождаться сотрудника из агентства по госрегистрации и земельному кадастру, который бы правильно все отмерял согласно новым документам.

Специалист приехал на улицу Дубровскую и сделал свою работу. Перечислив почти 950 рублей в казну и оформив свидетельство о госрегистрации, а также новый техпаспорт, семья принялась за реконструкцию.

— У нас на руках были все документы. По закону я собственница, разве могут быть какие-то нюансы? Осень и зиму мы переждали, а весной взялись за дело. Решили начать с огораживания строительной площадки, как это и требуется. Помню, как в марте на участок приехала машина, рабочие начали выгружать плиты, листы и ворота. А через какое-то время вышел сосед и, обращаясь к рабочим, сказал: «Все сворачиваете и уезжаете — я не даю своего согласия».

Естественно, никто его слушать не стал — документы-то на руках, забор мы ставим по официальной границе моего участка. Единственное, сместили в сторону от «проектного состояния» ворота, чтобы они не мешали ни одному, ни другому соседу. Но к расположению ворот вообще нет никаких конкретных требований со стороны закона, главное, чтобы были учтены интересы всех «смежников». Мы так и сделали.

Однако на прощание сосед бросил: «Забор ты будешь переставлять». И после этого у меня начались проблемы, — описывает события уже этого года брестчанка.

Первый звоночек прилетел из горисполкома: чиновники потребовали перенести ворота в другое место, то есть сделать все по проекту. Но Юлия отказалась, так как при открывании тяжелая металлическая створка могла бы ударяться о забор соседа слева. Свое право не двигать ворота девушка даже отстояла в суде.

Затем новое условие — перенести забор вглубь участка. Казалось бы, с чего вдруг хозяевам двигать уже весь забор?

Тут-то и выяснилось, что хоть в проекте и были правки с корректировкой длины одной стороны с 4,2 метра до 2,5, финальные документы все госслужбы сделали по старой метке.

— То есть документы блуждали по кабинетам около месяца, их все оформляли-перепроверяли, ставили подписи, но в итоге все причастные допустили ошибку и намеряли не то? Мне как выделили и отмеряли 0,0062 га — так и есть, ни сантиметром больше. Неужели я должна все перепроверять и, не имея профильного образования, ходить с рулеткой за специалистами? — возмущена брестчанка.

Расплачиваться не за свою ошибку девушка не захотела. Тем более что и Брестгипрозем признал неточность. Но, понятно, на этом история не закончилась.

Участок забрать

Следующий шаг исполкома стал куда более чувствительным. В начале августа собственница получила письмо о том, что Брестский горисполком решил «отменить с момента принятия пункт 9 решения <…> от 5 октября 2020 г. № 1476 „О предоставлении в пожизненное наследуемое владение, аренду, временное пользование, частную собственность, изменении и уточнении целевого назначения земельных участков“».

Исполком землю дал — исполком землю забрал. Пусть и находящуюся уже в частной собственности.

В обоснование своей позиции администрация привела довод: по жалобе соседки (ей новый забор будет мешать заезжать на участок) была проведена проверка, и выяснилось, что проектируемая пристройка площадью чуть более 25 «квадратов» не имеет общей стены с жилым домом, а значит, не является частью реконструируемого дома, а представляет собой отдельно стоящую хозпостройку. И это при том, что ранее все службы проект одобрили, а гараж (он же пристройка) внесен в экспликацию помещений первого этажа и его площадь плюсуется к общей площади дома.

Но исполком неумолим: «проектирование и строительство гаража в границах ранее зарегистрированного земельного участка <...> не является законным основанием для дополнительного отвода Вам земельного участка». На основании этой мысли администрация подала в суд на отмену сделанной ранее регистрации.

Сейчас Юлия пытается оспорить это решение в суде и недоумевает, почему именно она должна платить за ошибку:

— Мы сделали все по закону, предоставили документов даже больше, чем нужно. Для чего тогда был необходим этот проект, если вы, глядя в него, не усмотрели то, что сейчас считаете препятствием для выделения земли? Почему вы не заметили ошибку в итоговой площади? Неужели в реальности бумаги никто не проверяет и они просто отлеживаются на полках? Почему не было такого, что одна служба заметила нестыковку, позвонила в другую и после этого выяснилась истина? А я, которая вообще никак не связана с землеустройством, оказывается, должна все знать!

Но я ничего не нарушала. Почему у меня теперь отбирают землю, а значит, и стопорят всю реконструкцию?

По сути, мы многодетная семья, но за всю жизнь не воспользовались положенными льготами: зарабатывали на жилье сами, реконструкцию тоже делаем за свой счет — ни копейки у государства не просим. Все, что было нужно, — это кусочек земли, за который мы заплатили полную стоимость.

Если сейчас решение отменят, то возникает еще один вопрос: кто будет компенсировать мои потери? И если за землю деньги, скорее всего, вернут, то как быть с воротами, железобетонными блоками, которые наверняка треснут, когда начнется их демонтаж? Кто вернет суммы, которые я заплатила рабочим? А судебные расходы? Только одно присутствие адвоката стоит 400 рублей! Уверена, ни исполком, ни другие органы не станут возмещать эти траты.

Я прошу только о том, чтобы мне оставили ранее выделенный и оплаченный участок.

Девушка убеждена, что всей этой ситуации не было бы, если бы не соседи справа, которые писали жалобы:

— Они утверждают, что мой забор будет мешать заезду их машины в гараж. Но этот вопрос был детально рассмотрен на предыдущем судебном заседании: даже если они в последующем перенесут свои ворота так, как нарисовано у них в проекте, никакого конфликта не возникнет — авто спокойно проезжает.

Более того, и ГАИ, и Брестское дорожно-эксплуатационное предприятие одобрили такой вариант размещения моего забора и ворот. Да и сам исполком проблем не видел.

Получается, я сама накликала на себя беду, когда по-человечески, по-соседски предупредила их о своих планах. А ведь вполне могла молчать и делать все втихую.

Мы не сможем заехать в свой гараж

Чтобы понять, есть ли в этой истории «соседский компонент», Onlíner связался с собственницей соседнего участка.

Хозяйка еще не достроенного дома не стала скрывать, что писала обращения, но только потому, что новые границы мешают нормальному заезду в ее гараж (на фото гаражу предшествуют две квадратные арки слева, служащие навесом). Женщина также рассказала, что проект на ее дом, где точно указано расположение будущих ворот и гаража, существует с 2015 года и, прежде чем документы были подписаны, все тщательно измерялось и размещалось так, чтобы точно не мешать соседям.

— Я думаю, что разрешить этот вопрос способен только суд. Мы договориться не можем. По отношению к нам поступили несправедливо все — и Юлия Алексеевна, и город. История запутанная — как они выделяли эту землю, почему не учли мое мнение, почему никто не подумал, как мы будем заезжать? Понимаете, наши ворота, после того как мы их поставим по проекту, не смогут открываться на 90 градусов — там подпирает ее забор. На фотографиях все, может, и красиво, но в жизни не так.

С нашей стороны все выглядит по-другому. И получается, что столб, который будет поддерживать секции, надо ставить напротив заезда в гараж. И он должен быть достаточно мощным, чтобы удерживать механизмы. Ну куда это годится? Нам еще выруливать между столбов? А самое главное, что все это делалось, когда у меня уже стоял дом, было понятно, что и где находится. Почему не подняли мой проект и не согласовали так, чтобы никому не мешало?

Она подходила спрашивала — ничего не скажу, но мы ответили отказом, понимая, что нам будет неудобно пользоваться своим заездом в гараж.

Более того, на территории нашего домовладения насыпь — был уклон, который мы выравнивали. То есть открыть ворота внутрь невозможно. А если открывать наружу, то мы с соседкой будем биться створками и портить имущество друг друга. К тому же выезд с моей территории идет вниз, по наклонной. И заканчивается он елочкой, которую посадила соседка, — как мне выруливать?

Я просто хочу воспользоваться своим проектом.

И опять же — будет зима, скользко, места для заезда-выезда нет, а не дай бог тормоза откажут, а внизу будет ребенок идти. Кто тогда ответит? — объяснила свою точку зрения Надежда Никитична.

Вопросов много, а ответы?

Очевидно, что каждый из соседей по-своему прав и имеет аргументы. Но всей этой истории не было бы, если бы в документы не закрались ошибки, из-за которых исполком и отменил принятое им же решение. Так кто будет держать ответ и компенсировать потери двух сторон? Еще в начале прошлой недели мы отправили официальный запрос в Брестский горисполком. Вот какие моменты мы хотели уточнить.

1. Необходимо ли собственнику предоставлять в исполком проект реконструкции (не план-схему) для выделения дополнительного участка земли?

2. Должна ли в материалах о предоставлении дополнительного земельного участка присутствовать подпись соседей (в частности, граждан А. и Л.), если устанавливаемая граница земельного участка совмещается с фиксированной границей смежного земельного участка, зарегистрированного в регистре недвижимости? Какой документ и конкретный пункт регламентирует этот момент?

3. Какие лица, согласно действующему законодательству, являются заинтересованными при выделении дополнительного земельного участка?

4. В ходе разбирательств выяснилось, что предприятием «Брестгипрозем» была допущена техническая ошибка в определении одной стороны границы участка. Возможно ли исправить эту ошибку без того, чтобы изымать участок у гражданки Чернюк?

5. Правомерно ли применение к еще не построенному объекту (гараж) Инструкции об основаниях назначения и порядке технической инвентаризации недвижимого имущества? Гражданка Чернюк также указывает, что согласно проекту реконструкции жилого дома, согласованного главным архитектором, гараж, как и терраса, являются составными частями дома и за их счет общая площадь дома увеличивается с 209 квадратных метров до 273. В экспликации помещений первого этажа гараж идет под номером 12. Так ли это?

6. Было ли в проекте реконструкции указано точное место размещения ворот и калитки, а также их тип, размеры, материалы, из которых они будут сделаны?

7. Необходимо ли, согласно действующему законодательству, согласовывать с инстанциями, а также соседями место расположения ворот?

8. Кто и в какие сроки в случае отмены судом решения о выделении земли будет компенсировать гражданке Чернюк понесенные ею затраты на оплату дополнительного участка по кадастровой стоимости, оформление документов, приобретение ворот, работы по их установке, а также юридические услуги?

9. В случае отмены решения о выделении земли кто из чиновников, согласовавших гражданке Чернюк проект (на документе стоит минимум пять подписей), понесет ответственность (и какую) за то, что земля вообще не должна была выделяться под такой проект?

А вот какой ответ пришел: для дополнительного отвода земли собственнику необходимо предоставить проектную документацию; работы по изменению границ земельных участков осуществляются при наличии согласия всех заинтересованных лиц; сложившаяся ситуация является предметом судебных разбирательств.


ультразвуковой, помещение до 30 м², производительность 280 мл/ч, резервуар 5 л, гигростат, шум 30 дБ, цвет белый
ультразвуковой, помещение до 30 м², производительность 300 мл/ч, резервуар 3.8 л, цвет белый
ультразвуковой, помещение до 25 м², производительность 300 мл/ч, резервуар 4.5 л, Xiaomi Mi Home/Яндекс Алиса, гигростат, шум 38 дБ, цвет белый

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onlíner без разрешения редакции запрещена. ng@onliner.by

Автор: Оксана Красовская. Фото: архив Onlíner; фото носит иллюстративный характер
Без комментариев