Что за монстр нападает на коммунальщиков? Почему мы так часто остаемся без тепла и когда это прекратится

38 216
373
08 февраля 2021 в 8:00
Автор: Дмитрий Мелеховец. Фото: Максим Тарналицкий

Что за монстр нападает на коммунальщиков? Почему мы так часто остаемся без тепла и когда это прекратится

Иван Петрович хлопнул потертой дверью с пожелтевшей табличкой «Почти самый главный коммунальщик страны». Он допоздна засиделся в прокуренном кабинете и решил наполнить легкие кислородом. Инженер остановился на скользких ступеньках и почувствовал что-то странное: кожу на лице мелко пощипывало, в ноздрях происходили маленькие бодрящие взрывы, словно вокруг летали пары нашатырного спирта. В голове Ивана Петровича прозвучал давно забытый термин из старой книги. «Кажется, когда-то ученые называли его каким-то странным словом. Наверное, это тот самый Moroz». Начальник снова наполнил грудь холодным воздухом и задумался: «А не к нему ли нас учили готовиться летом, чтобы во время холодов не произошло чего-нибудь нехорошего?» Инженер посмотрел вокруг и неуверенно пробормотал в свои пышные усы: «Нет, точно не к нему». Серьезный мужчина в сером костюме развернулся и задумчиво направился вглубь сдавливающих коридоров. Как только он захлопнул входную дверь, земля у крыльца разверзлась, а из расщелины вырвался ровный столб пара, который распался на пышные белые кудри и начал медленно расползаться по двору неизвестной нам коммунальной структуры.

Для протокола: в нашей стране такого никогда не было и быть не могло — какой инженер будет засиживаться допоздна?! К тому же коммунальщики утверждают, что большинство происшествий случаются по не зависящим от них причинам. Вот некоторые из них:

  • старое оборудование;
  • заводской брак;
  • резкие перепады температур;
  • пройдохи, которые специально портят оборудование, — как в «Новой Боровой», например.

От себя мы бы добавили еще несколько факторов вроде пробуждения древних кротов, перегрызающих трубы, вырвавшегося из лаборатории вируса или колдовства уволенных работников, но этих пунктов в законодательстве пока нет.

Но что-то темное и злое на наш Касл-Рок (Готэм-Сити, Город Грехов или Минск — называйте так, как привыкли) все же обрушилось. Старожилы, которые созданы лишь для того, чтобы чего-то не помнить, такого количества ЧП в самом деле не помнят. Этой зимой трубы струили, как спины китов, подъезды превращались в аквапарки и сауны, микрорайоны косплеили фильм «Мгла». Чтобы выяснить причину происходящего, мы подняли веки демону с тысячей труб и посмотрели в его глаза. Может, в них мы увидим выход из этой коммунальной катастрофы?

А может, и не увидим. Потому что никакой катастрофы нет, и все должно было ломаться каждую зиму — возможно, проектом так и предусмотрено. Это, кстати, не совсем шутка — объяснимся чуть ниже.

Происшествия должны случаться? Разве это нормально? 

А теперь чуть серьезнее. Чуть меньше двух недель назад 240 многоэтажек на юго-западе Минска остались без горячей воды и отопления: захворало оборудование тепломагистрали метрового диаметра. Тепла в домах не было чуть меньше суток.

Эта магистраль находится под контролем филиала «Минские тепловые сети», входящего в состав «Минскэнерго». На балансе организации числятся ТЭЦ-2, 8 районных котельных, 210 ЦТП, 12 насосных станций и почти 2600 км трубопроводов тепловых сетей. Мы пообщались с главным инженером предприятия Александром Драгуном. Он утверждает, что ЧП в их системах (они отвечают только за общегородские системы, а за эксплуатацию внутридомовых систем несут ответственность сотрудники ЖКХ) этой зимой было не так уж много.

— Разговоры о том, что повреждений больше, чем в прошлом году, не соответствуют действительности, их гораздо меньше. Прошлой зимой за этот же период времени произошло 275 повреждений, а в этом году — 223, — говорит Александр Александрович и обращает внимание, что по их терминологии аварией не считается даже происшествие в Малиновке — аварий у нас не было много лет.

Инцидент на Есенина масштабным происшествием специалист тоже не считает. Но ведь по-хорошему таких ЧП вообще не должно случаться? Или мы чего-то не понимаем?

— Такие повреждения были, есть и будут. То, что отопление и горячую воду отключили в 240 домах, — это, конечно, плохо, вопросов нет. Мы хотели бы, чтобы вообще повреждений не было: будто нам нравится круглосуточно работать в мороз. Но не нужно раздувать проблему, потому что, на самом деле, никаких последствий не наступило, мы успели предотвратить ущерб. Вопрос решился в максимально короткие сроки.

Летняя профилактика не помогает? 

О здоровье коммунальных систем заботятся как о прожженном ипохондрике: каждый год проводится профилактика, трубы раскапывают и осматривают — разве что в санаторий не отправляют. Но они все равно болеют. Так в чем же дело?

— Люди все время задают вопрос: «Как так? Вы отключали воду на две недели, а повреждения все равно есть». Да, несмотря на то что мы проводим испытания, повреждения все равно есть. Порядка 25% проблем мы вынуждены решать в отопительный период.

Нельзя с уверенностью сказать, что чем ниже температура воздуха, тем больше повреждений на сетях. Это не так. Дело в том, что не все повреждения можно выявить. Мы физически не можем единовременно раскопать 2600 км труб и все осмотреть.

Александр Драгун объясняет, как проходят летние испытания и почему это не всегда помогает предотвратить проблемы зимой. Температура воды при отключении не превышает 40 градусов, трубопровод в это время не имеет динамической нагрузки, а давление поднимается на 25% выше рабочего. Если в этот момент выявляется протечка, ее устраняют, но маленькие свищи такие работы обнаружить не позволяют: трубопровод мог истончиться, но не разрушиться. К зиме проблема может усугубиться — и мы остаемся без горячей воды и тепла. Так и произошло на Есенина.

Ежегодные полеты на вертолете, оборудованном тепловизионной системой, никаких проблем в месте установки компенсатора не выявили. Такие полеты необходимы для выявления тепловых аномалий, которые представляют собой повреждения на тепловых сетях, затопления трубопроводов, отсутствие изоляции на определенных участках. В данном случае этот компенсатор никак себя не проявлял. Александр Александрович говорит, что избежать подобных проблем просто невозможно.

Может, систему модернизируют, и все наладится?

Однажды, господа, однажды… Но будет это очень нескоро. Уже много лет старые трубы меняют на новые, изготовленные из современных материалов. Они куда более износостойкие, не подверженные внешней коррозии. Вот так выглядит ГПИ-труба, пролежавшая в земле с 2016 года.

В этом году «Минские тепловые сети» планируют поменять около 70 км старых труб. А за последние пять лет заменено 309 км. Но это малая часть от общей массы: всего в столице больше 4000 км коммуникаций (из них около 1600 км в ПИ-исполнении). Попробуйте посчитать, когда произойдет полная замена.

Большое количество минских коммуникаций было проложено еще в Советском Союзе. Но главный инженер говорит, что возраст — не всегда приговор: огромное значение имеют условия, в которых содержатся трубы. Если они лежат в сухом грунте, с ними годами может не происходить ничего плохого.

Разве в Польше или Литве все ломается так же часто? Нет

Когда-то некоторые европейские страны решили отказаться от централизованного отопления. В Чехии, например, каждую многоэтажку (или несколько рядом стоящих домов) горяченькой обеспечивает своя котельная. Такая система имеет ряд плюсов — как минимум там не может произойти масштабного ЧП.

У наших соседей, как и у нас, работает централизованная система. Александр Драгун рассказывает о плюсах:

— В этом случае источником является теплоэлектроцентраль. Что это? Это комбинированная выработка электрической и тепловой энергии. Если совсем просто — сгорел газ в топке котла, вода превратилась в пар высоких параметров и отправилась на паровую турбину. Пар вращает турбину, турбина вращает генератор — мы получили электроэнергию. Пар, который уже отдал свою энергию турбине, направляется на сетевые подогреватели, в которых греется вода, ее мы направляем на теплоснабжение. Такой формат намного дешевле и эффективнее.

Но если мы говорим о Минске, где система строилась в советские времена, то надо учитывать важный момент: тогда изначально предполагалось, что трубопровод будет каждый год останавливаться, испытываться, ремонтироваться и так далее. 

За границей все строилось иначе. Я сейчас выскажу скорее свое мнение: в Финляндии или Польше, где тоже есть «нормальная» зима, был другой подход. 

Они всегда исходили из того, что тепло — это товар, и никто не будет покупать твой товар, если месяц в году ты скажешь: «Посиди без горячей воды». 

У них технические решения были иные: схемы присоединения независимые и так далее. Все это, наверное, в Союзе было невозможно, потому что уровень и оборудование были другими. Задачи были другие, и на перерыв теплоснабжения они проще смотрели.

Что говорят простые рабочие?

Эти парни затыкают собой дыры в прорванных трубах и меньше всего хотят новых аварий. Мы пообщались с несколькими рабочими, которые, само собой, решили не называть имен — в эти трудные времена им меньше всего хочется остаться без работы.

— Морозы — это не причина, а следствие. Была такая шутка у «Квартала-95»: «Когда в Киеве 23:00, в Беларуси 1994 год». С нашими сетями такая же история.

Что-то делается, но объектов очень много. Где-то не хватает денег, где-то не успевают делать — всего не охватишь. Зачастую бывает, что старое оборудование работает, а новое быстро выходит из строя.

Чтобы переделать всю систему, понадобится очень много времени. Да и в принципе, наверное, не сможем: у государства таких денег нет, а жильцы за свой счет в последнюю очередь согласятся что-то делать, — говорит один из наших собеседников.

Еще один специалист, работающий в структуре, убежден, что многие проблемы происходят из-за банальных «косяков».

— Бывали случаи, когда другие инженерные службы копали рядом и тупо задевали трубопровод. Посмотрели, что вода не течет, и никому не сказали. Проходит время, и эта ошибка вылезает боком. Такого больше, чем вам может показаться, — отмечает коммунальщик.

А что с ЖКХ? Батареи рвет, подъезды текут — в чем причина?

За внутридомовые коммуникации «Минские тепловые сети» не отвечают — здесь в бой вступает ЖКХ. Сколько таких инцидентов было в этом году, мы не знаем, но лента новостей то и дело проглатывала заметки о происшествиях и пока, возможно, еще не насытилась: впереди почти месяц зимы.

За комментарием мы обратились к Светлане Тимошкиной, начальнику управления коммунального хозяйства и энергетики Министерства ЖКХ. Как она объяснила, морозы — это не единственная причина случившихся ЧП.

— По домам я ничего не скажу, это жилфонд. Информация есть только по тепловым сетям, хотя точных причин пока не знаем — идет расследование. Но у нас давно не было такой холодной зимы, а котельные работают по температурным графикам. Когда ударили морозы, температура в сетях повысилась, случились сбои. Возможно, что-то не выявили при подготовке к отопительному сезону. А вообще, это ведь технологическое оборудование — как и любой механизм, оно может ломаться. 

Летние работы я всегда сравниваю с походом к врачу: вы пошли в поликлинику, вам дали справку о том, что вы здоровы, а потом вы вышли на улицу и заболели. Так и тут: провели испытания тепловых сетей, они выдержали, организация получила паспорт готовности к отопительному сезону, но в отопительный период в каком-то месте произошел сбой.

Нельзя все списывать на морозы — причины происшествий разные. Где-то деталь была с браком, где-то возможен физический износ, где-то смонтировали неправильно. Точно можно будет только по результатам проверок говорить.

А в будущем что-то изменится?

Когда-то горячую воду в Беларуси отключали на целый месяц. Потом — на три недели, затем — на две. Сегодня — не более чем на 13 дней. В будущем, вероятно, перерыв будет еще короче, но в целом систему мы не перестроим, и происшествия будут случаться — от этого не уйти.

С запуском АЭС в Беларуси решили строить «электродома», которые будут более автономны. Однако речь идет только о новом строительстве — переделать старый жилфонд у нас вряд ли получится, слишком это сложно и дорого. Так что терпим, снимаем красивые видео и присылаем в наш телеграм-бот.


Нашли подарок на 14 февраля? Беспроводные наушники в Каталоге

беспроводные наушники с микрофоном, вставные, портативные, Bluetooth, быстрая зарядка, время работы 5 ч
беспроводные наушники с микрофоном, внутриканальные, портативные, Bluetooth 5.0, 20-20000 Гц, время работы 4 ч
беспроводные наушники с микрофоном, накладные, портативные, Bluetooth 4.0, 20-20000 Гц, складное оголовье, время работы 30 ч, кабель 1.2 м

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Дмитрий Мелеховец. Фото: Максим Тарналицкий