Сколько стоит спасти от разрушения знаменитую усадьбу Рейтанов, а вместе с ней и нашу историю?

33 042
162
30 ноября 2020 в 8:00
Автор: Анастасия Данилович. Фото: Максим Малиновский

Сколько стоит спасти от разрушения знаменитую усадьбу Рейтанов, а вместе с ней и нашу историю?

В деревне Грушевка Ляховичского района стоит усадьба шляхтичей Рейтанов. Когда-то давно здесь гремели балы, реками лился вкуснейший алкоголь собственного производства, а чтобы посмотреть на экзотические цветы в оранжерее, сюда украдкой бегали из соседних сел крестьяне. Годы взяли свое: как и многие другие памятники нашей истории, имение осунулось, прогнило и вообще чудо, что выжило, а не было уничтожено очередным пожаром. Год назад в эти края наконец-то пришли деньги. Закипела работа. Но дойдет ли реставрация до своего логического конца или остановится на полпути, развернется и отправится на долгую консервацию — большой вопрос.

Родовое имение скрывается в тени лип в деревне Грушевка. По одной из легенд, на винокуренном заводе, принадлежащем Рейтанам, делали очень вкусную грушевую настойку. Жаль, что сейчас попробовать ее не удастся: предприятие давно превратилось в руины. По другой версии, эту территорию постоянно кто-то кому-то перепродавал за «гроши». Изначально ею владела Барбара Радзивилл, но после нескольких таких сделок то ли купли-продажи, то ли дарения, почти 71 гектар земли перешел к Рейтанам.

К усадьбе ведет дорога, вымощенная брусчаткой еще при Радзивиллах, а точнее, тем, что от нее осталось. Здешние масштабы впечатляют. Вот стоит флигель для прислуги — размером с хороший такой коттедж. А чуть дальше виднеется большое озеро с лебедями, которое подходило не только для свиданий, но и для тушения пожара. Правда, сейчас времена изменились: люди рыбачат и жарят шашлыки.

Цепляется взгляд и за две конюшни из красного кирпича, напоминающие маленькие бюджетные дворцы для королевских дальних родственников. А ведь там всего лишь держали лошадей, пусть и породистых английских.

Что уж говорить о самой усадьбе, построенной из камня Домиником Рейтаном в XVIII веке. Ее красоту отразил на своей картине знаменитый белорусский художник Наполеон Орда. Изразцовые печи из голландского кафеля, паркет, дубовые двери, роспись потолков и стен, дорогая мебель... В доме даже электричество работало благодаря динамо-машине. Но все это, увы, давно кануло в небытие.

Герой, патриот да и просто красавчик, о котором в Беларуси мало кто знает

Что известно о самих Рейтанах? Это дворяне прусского происхождения, когда-то осевшие в ВКЛ. Самый известный их представитель — Тадеуш — считается в Польше национальным героем. У нас, увы, это имя мало кто знает. Вернуть его в современный белорусский контекст и добиться признания на государственном уровне пытается «Арт-суполка iмя Тадэвуша Рэйтана» во главе с исследователем-архивистом Змитром Юркевичем. Свою миссию они будут считать выполненной, если получится открыть в поместье музей, посвященный известному белорусу.

В чем его крутость, спросите вы. Рассказываем. Тадеуш жил во времена Речи Посполитой, в которой для XVIII века была довольно прогрессивная политическая система. Все важные решения принимались на заседании парламента (тогда его называли cеймом), причем единогласно: если хотя бы один депутат выступал против, решение отменялось.

Именно так работал принцип liberum veto.

Рейтан был депутатом от Новогрудского воеводства. А еще — диким патриотом. Когда «доброжелательные» соседи в лице Российской империи, Австрии и Пруссии задумали под шумок разделить Речь Посполитую, они начали разными способами склонять на свою сторону членов сейма. Подкупать, если по-простому. И только Тадеуш вместе с соратником Самуэлем Корсаком всеми силами пытался остановить уничтожение государства. Достигнув пика отчаяния, он не хотел никого выпускать из зала заседаний и лег перед выходом со словами «Убейте меня, не убивайте Отчизну!». Этот момент запечатлен на одной небезызвестной картине.

Увы, этот экстравагантный поступок так ни к чему и не привел: в 1772 году состоялся первый раздел Речи Посполитой. После этого Рейтан впал в депрессию: поселился в одном из флигелей, где располагалась библиотека (в нее во время Первой мировой войны попал снаряд), и прожил там что-то около пяти лет. А потом умер. Его смерть породила множество слухов: поговаривали, что он покончил с собой. Теперь этот миф мешает увековечить его память. Как-то активисты собрали 1000 подписей за то, чтобы в Ляховичском районе появилась улица, названная в честь Тадеуша. Но некоторые люди воспротивились: мол, не очень хочется жить на улице, которая носит имя «самоубийцы».

Из родового гнезда — в немецкий санаторий и сельский клуб

Ненадолго выныриваем из облака воспоминаний и подходим поближе к центральному зданию, где жили сами шляхтичи. Оно имеет деревянный фасад, который на старом каменном фундаменте возвел Юзеф, последний из рода Рейтанов, в конце XIX века. Сделал он это по совету лечащего врача: всему виной — болезнь легких.

Обрывки из жизни Юзефа помнила одна бабуля, жившая рядышком с его владениями. Один из ее родственников прислуживал шляхтичам, за что получил разрешение на строительство дома. Пару лет назад его купил бывший военный, переехавший сюда вместе со своей большой семьей.

Что до бабули, то перед смертью она рассказала парочку историй местному сторожу Александру Алексеевичу. Он работает здесь четвертый год. Ютится в маленьком вагончике, из которого выпрыгивает, как только видит подъезжающую к усадьбе машину. Не отстанет, пока не проведет экскурсию: про Рейтанов он знает многое. Даже в райисполком ходил за какой-нибудь брошюркой, чтобы понять, что же он тут охраняет. Кое-что с заговорщицким видом он поведал и нам.

— Жена Юзефа Алина беременная каталась на лошади. Под ноги выскочил заяц, конь встал на дыбы, женщина упала и потеряла ребенка. Больше она не могла иметь детей, поэтому брала на воспитание девочек-сирот и учила их женским премудростям. Они ночевали в конюшнях, на втором этаже, вместе с прислугой. Деревенские старожилы клялись, что к этим барышням захаживали. Если какая из них беременела, ее быстро выдавали замуж, вручали приданое и кусок земли, — рассказал сторож.

При Юзефе поместье процветало: помимо винокуренного был еще и кирпичный завод, несколько мельниц, сукновальня. Правда, от них остались одни обломки. А в Ляховичах семейство владело собственным банком и костелом. Но 1910 год стал роковым: глава рода умер. Юзефа похоронили в усыпальнице, которую для него построил племянник. Сейчас здание законсервировано — нужно было спасти кровлю от разрушения, чтобы сохранить эту готическую красоту для потомков.

Кстати, смерть последнего из Рейтанов тоже окутана тайнами.

— Хоронили его как рыцаря, во всей красе. Сломали над гробом меч и родовой герб... Через три дня сельские мужики вскрыли склеп, забрали оттуда все, что блестело, а покойника отнесли в лес и повесили. И уже другие люди сняли его тело с дерева и заново похоронили, — с полной уверенностью говорит сторож.

Вскоре после кончины супруга Алину выслали в неизвестном направлении как неблагонадежную. Во время войны в усадьбе организовали санаторий для немецких офицеров: они выкрасили крышу зеленой краской, чтобы их не засекли и не разбомбили. Спустя много-много лет строители нашли в заброшенном здании заряженный маузер. Хорошо, что он ни в кого не выстрелил.

После освобождения Беларуси от фашистов земля Рейтанов и вся недвижимость отошли колхозу: сначала в усадьбе жили целые семьи, а потом располагался сельский клуб. О советском прошлом напоминает геометрически выверенный сарай, в котором какой-то мужчина под звуки шансона красит баллончиком свою машину. На вопрос, знает ли он, что это вроде как историческая ценность, уверенно говорит, что эти наши исторические ценности там, дальше, а это здание принадлежит колхозу. Собственно, не соврал: рядом — старое гумно рейтановских времен, в котором от крыши и стен почти ничего не осталось. А ведь это чуть ли не единственная сохранившая в стране постройка, столбы в которой стоят на крестообразных деревянных подпорках. Жаль, не уберегли.

Грушевка 2.0

Если бы мы приехали сюда года два назад, наверняка и сама усадьба была бы похожа на это самое гумно. Такая же обветшавшая, потасканная жизнью и вандалами. Но в июне 2019-го все изменилось: здание облепили строительные леса — началась реставрация фасада. Его должны восстановить в аутентичном виде. Пока же рабочие взяли пятиминутку на отдых и греются у костра. Да и к чему спешка? Имение лет 20 ожидало своего часа, подождет и еще 20 минут — не развалится.

— Уже многое сделано. Очистили дом от мусора, укрепили фундамент и утеплили стены, покрыли все гидроизоляционной смесью... Вручную откопали шесть крылечек, покрыли крышу дранкой, кое-где уже поставили окна. Подвели водопровод, электричество, установили вентиляцию... — перечисляет начальница отдела идеологической работы, культуры и по делам молодежи Ляховичского райисполкома Нина Прихач.

Казалось бы, при чем здесь райисполком? Но именно здесь в 2017 году разработали план по восстановлению имения, объявили субботник, чтобы собрать деньги на перевод документа на английский язык, и наконец выиграли грант от Евросоюза. По €1 325 000 было выделено на реставрацию двух усадеб: одной в Грушевке, другой — в польском Пухачуве.

При мысли о такой внушительной сумме представляешь, что рабочие непременно отстроят настоящий дворец, никак не меньше. Но нет. Реставрация стоит дорого. Очень дорого. Миллиона хватит только на ремонт фасада. Еще два нужно на восстановление внутренних помещений.

Кстати, именно наивность часто губит энтузиастов-частников, мечтающих за копейки возродить старинную усадьбу, добавив к ней приставку «агро». Потом торчат эти многострадальные усадьбы на карте Беларуси, снова всеми позабытые, потому что не хватило денег.

Печальный пример прямо под боком: в деревне Совейки того же района фирма «ЛадаГарант» выкупила имение Чапских, чтобы сделать из него пансионат для элитного отдыха. Дело было в далеком 2013 году. Обошлась заброшка в нескромные €200 000. В 2020-м это по-прежнему заброшка. Собственники признались, что лучше бы купили кусок земли и построили все с нуля.

И дело не только в расходах. Восстановление историко-культурных ценностей — сложный процесс. На каждый вид работ нужно оформлять проект, согласовывать с Министерством культуры, проходить авторский надзор, научный, археологический... Если проекта нет, грозит серьезное наказание: административное (штраф до 500 базовых величин) или уголовное (лишение свободы на срок до 15 лет).

У райисполкома пока все в порядке. Первый транш от Евросоюза был получен, сейчас ждут второй. Конечно, могут быть проблемы из-за введения санкций, но пока чиновники оптимизм не теряют. В их самых смелых мечтах усадебно-парковый комплекс должен стать местным культурным центром. С музейной экспозицией, картинной галереей, конференц-залом и художественной школой.

Почему проект финансирует Европа? Все просто: у нашего государства просто нет на это лишних денег. Ляховичский район и так сидит на дотациях, какая еще реставрация? Вот и приходится выкручиваться. Хорошо, если выкрутятся. Давно уже пора начать ценить нашу историю. Начнем ценить мы — оценят и другие. Тогда и заживем.


Если вы хотите помочь сохранить этот кусочек истории Беларуси, переходите по ссылке. Там вы узнаете, как пожертвовать свои кровно заработанные на восстановление усадьбы.

Если у вас тоже есть история, которой вы хотите поделиться, пишите на почту daa@onliner.by.

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Анастасия Данилович. Фото: Максим Малиновский