36 069
5
28 октября 2020 в 12:04
Автор: Анастасия Данилович. Фото: Александр Ружечка

Многодетному отцу дали 13 500 рублей штрафа за протестные граффити. Репортаж из суда

45-летнего экс-работника банка обвиняют в том, что он в июле этого года нанес краской несколько циничных надписей в общественных местах. Среди них — уже ставшие классическими «3%». Мужчина уверяет, что так он хотел привлечь белорусов к предстоящим выборам. Поверил ли ему суд, читайте в репортаже Onliner.

Минчанина судят по 341-й статье Уголовного кодекса — осквернение сооружений и порча имущества. Потерпевшими являются несколько государственных предприятий — «Горавтомост», «Мингорсвет» и «Ремавтодор Фрунзенского района».

Общая сумма ущерба — 806 рублей 31 копейка. Если докажут вину, возможны три варианта наказания — общественные работы, штраф или арест.

Обвиняемый — отец троих детей. С виду типичный офисный работник, дни напролет сидящий перед компьютером. Худощавый, в очках, двигается мягко и даже кротко. На месте прошлой работы характеризуется исключительно положительно. Однако в августе он уже отбывал административный арест — 15 суток за мелкое хулиганство и неповиновение силовикам.

— Утром 6 августа в 6:40 ко мне домой приехали сотрудники и сказали проехать в РУВД, где на меня составили два протокола, что я, находясь по совершенно другому адресу, нарушал общественный порядок, нецензурно выражался и сопротивлялся милиции. Этого в действительности не было. Никаких документов мне на руки не дали. Завезли сразу в ЦИП, потом в Жодино. Свою вину я признал, просто чтобы поскорее уехать из РУВД.

Решение суда он так и не обжаловал. Причину этому назвать не смог. Во время допроса держался не очень-то уверенно и не всегда мог совладать с напором судьи: путался, заговаривался, не знал, как объяснить свои поступки. А вот как он вспоминал произошедшее 21 июля:

— Вечером я находился дома один, жена была в деревне с детьми. Я листал интернет, и все мои мысли занимал коронавирус. Совсем недавно от него умер мой дядя, а еще коллега. Моя тетя, пережившая инсульт, боялась ходить в поликлинику, а я не мог завести детей к стоматологу. Я думал, как помочь себе и родным. И решил что-нибудь написать, но не в интернете, а на асфальте. Выразить личное отношение к болезни: она должна покинуть страну.

Прихватив с собой белую краску, найденную на балконе, губку и резиновые перчатки, мужчина выехал из дома на велосипеде. Во время своей прогулки около 23:00 нашел место под мостом, проходящим через МКАД в районе улицы Придорожной, где оставил на асфальте надпись, касающуюся, по его словам, ковида. Никаких свидетелей своего поступка он не заметил.

Судья обратила внимание, что в рисунке нет ни слова про «ковид». Мужчина продолжил настаивать, что он это подразумевал.

— Любой человек, который находится в нашей стране, понял, что речь идет про коронавирус?

— В какой-то мере я для себя писал.

— Почему тогда дома этого не сделали?

— Воняло бы краской.

На обратном пути он сделал еще несколько надписей «3%» и «увага 3%» на проезжей части и опорах освещения на улице Вязынской.

— В тот момент это звучало из каждого утюга: в СМИ, интернете. Эти рисунки были на дорогах, стенах, «Табакерках»… Я так понимал, это для привлечения людей к выборам. Чтобы они пришли и проголосовали.

—  А почему не написали другую цифру, а именно 3? — спросила судья.

— Потому что так все писали.

Когда многодетный отец закончил с граффити, он искал, куда выбросить банку с краской. На одном из перекрестков его задержали сотрудники милиции и отвезли в РУВД.

Свою вину он полностью признал. Настаивал на том, что уже 1000 раз пожалел о случившемся.

— Я сразу же возместил ущерб всем организациям (подтверждения этого имеются в материалах дела. — Прим. Onliner). Прошу применить статью 86 [УК РБ], освободить от уголовной ответственности и привлечь к административной. Очень тяжело найти хорошую достойную работу, имея судимость.

Тем не менее, судья в искренность раскаяния поверила не до конца.

— Исходя из ваших слов, вы не считаете, что ваши надписи —  циничные.

 — Я не знаю формулировку слова «циничный». Но, возможно, они могут быть так восприняты. 

В зал суда вызвали первого свидетеля. Он представился Андреем, военнослужащим. Он рассказал, что видел все произошедшее:

— Точную дату и время я не помню. Было темно, я съезжал с кольцевой и увидел под мостом, как кто-то — скорее всего, мужчина (он был в капюшоне) — наметил краской точки и собирался что-то рисовать. Я позвонил в милицию, затем решил развернуться и проехать еще раз, чтобы посмотреть, что произойдет. К этому времени человек закончил надпись, взял велосипед и ушел. Дальше он останавливался почти возле каждого «лежачего полицейского» на улице Вязынской, рисовал рыжей краской «3%». Я слышал характерный звук баллона. Наблюдал за ним, пока не подъехала патрульная машина и его не забрали.

Обвиняемого смутили несколько фраз, сказанных свидетелем:

— что краска была рыжая (по факту белая);

— что он пользовался баллончиком (на самом деле он писал губкой, которую обмакивал в банку с краской);

— что он сделал две надписи возле искусственных неровностей (на самом деле одну) и что не было ни слова сказано про столбы.

Но от своих слов Андрей не отказался.

А адвоката и вовсе усомнилась в том, что свидетель действительно тот, за кого себя выдает, и ходатайствовал об установлении личности по паспорту:

— Имеется рапорт следователя о том, что этот гражданин, общаясь с ним по телефону, отказался подтверждать свои личные данные и давать показания в ходе предварительного следствия, ссылаясь на то, что является действующим сотрудником КГБ. Нынешний допрос производится впервые.

Суд ходатайство отклонил. Андрей попытался выяснить, откуда всплыла информация про КГБ, ему пояснили, что это есть в материалах дела.

В зале появился следующий свидетель  – сотрудница «Мингорсвета» по имени Оксана. Она рассказала следующее: ей поступило сообщение, что на опоре наружного освещения находятся надписи и их надо устранить. Она выслала туда бригаду, которая и закрасила. Какие именно это были надписи, она не знает.


Как мы уже говорили, минчанин свою вину признал. Хотя его адвокат все равно убеждена, что подзащитный своими надписями чувства граждан не оскорблял и пренебрежения к нравственным ценностям не выказывал

— Не была проведена лингвистическая экспертиза, которая могла бы это подтвердить.

Суд признал мужчину виновным и приговорил к штрафу в размере 500 базовых величин (13 500 рублей).

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это анонимно и быстро


Автор: Анастасия Данилович. Фото: Александр Ружечка