«Двухэтажная квартира с тремя спальнями стоит $560 в месяц». Белорусы уехали жить в Анталию и ни о чем не жалеют

0
27 сентября 2020 в 8:00
Автор: Оксана Красовская. Фото: Евгения

«Двухэтажная квартира с тремя спальнями стоит $560 в месяц». Белорусы уехали жить в Анталию и ни о чем не жалеют

Жаркое солнце, теплое море, all inclusive и Памуккале — обычно на этом представления белорусов о Турции заканчиваются. Далекую и гостеприимную страну мы воспринимаем как место доступного, никогда не разочаровывающего отдыха. И не больше. Мысль о том, что в Турции можно осесть всерьез и надолго, как правило, не закрадывается в наши головы. А зря: как выяснила семья минчан, эмигрировать в «страну-праздник» легче, чем куда бы то ни было, при этом аренда жилья (особенно по сравнению с минскими ценами) совсем несильно бьет по карману.

Рассматривали для переезда Киев, а махнули в Анталию

Мы с мужем всегда мечтали жить у моря, каждый день наслаждаясь свежим воздухом, спелыми фруктами и красивыми закатами. Но были уверены, что если переезд и состоится, то через несколько десятков лет, где-то ближе к пенсии, когда дети вырастут, а мы скопим необходимую сумму денег, — рассказывает о мыслях и планах минчанка Евгения. — Нам искренне казалось, что комфортная жизнь на побережье — это очень дорого, с наскока все не обустроишь. А иметь в эмиграции уровень жизни ниже, чем в Минске, совсем не хотелось. Поэтому и не предпринимали никаких реальных шагов. До этого года.

Евгения признается, что мысли о спешном сборе чемоданов возникли у них с мужем где-то в мае. Поступавшие каждый день новости не вселяли в пару оптимизма, а потому минчане стали изучать информацию о переезде. Первым в объектив супругов попал Киев: ехать недалеко, никакого языкового барьера, да и менталитет свой, славянский.

Когда искала информацию о соседней столице и приценивалась к съемному жилью, случайно кликнула на ссылку об эмиграции в Турцию. Прочитала и не поверила своим глазам: все, что нужно иностранцу для получения ВНЖ, — это паспорт и деньги. Никакой тебе бюрократии, анкет и сотен проверок. По сути — приезжай и живи.

Стала копать глубже: и действительно, первичная информация подтвердилась. А так как в Турции мы бывали раньше в качестве туристов, то кое-что о стране уже знали, впечатление сложилось. Благо на YouTube полно роликов, в которых описано, что и как надо делать, поэтому мы еще до поездки были проинструктированы от и до и знали, чего ждать, — поясняет Евгения.

Какое-то время семья изучала информацию и готовила бумаги для переезда. В частности, понадобилось перевести и заверить (сделать апостиль) свидетельство о браке, свидетельства о рождении детей и школьные документы старшего ребенка.

9 августа взрослые с двоими детьми на своей машине поехали в сторону белорусско-украинской границы. Добираться решено было именно на авто, так как в Турции личный транспорт очень дорогой и о покупке нового можно и не мечтать. Зато любой иностранец имеет право ездить по стране на своей машине в течение двух лет и ничего не платить — только продлевай местную страховку (примерно $15 в месяц). Права наши также признаются на турецком берегу, правда, раз в полгода надо делать выезд-въезд, чтобы «обновить» их и легально кататься дальше.

Вещей брали по минимуму, на первое время, так как одежда и обувь в Турции заметно дешевле, чем в Беларуси. К тому же шубы-дубленки не нужны. Поэтому нам вполне хватило родного багажника машины и еще одного на крыше. Единственное, жалею, что из бытовой техники взяла только мультиварку и блендер, а следовало бы захватить еще робот-пылесос, кухонный комбайн, так как в Турции это все стоит дорого.

Маршрут был следующий: из Минска мы ехали в сторону Киева, затем в Одессу (недалеко от которой и заночевали, благо выбор хороших и недорогих отелей огромный). Конечная точка — город Черноморск (бывший Ильичевск), где находится порт, откуда два раза в неделю отправляется паром в Турцию.

Билеты на паром покупали заранее. Каюта на четверых человек обошлась нам в $260, плюс $190 стоило машино-место. Погрузка прошла хорошо: никто сильно не досматривал, вещи не перетряхивал. Отправляется паром в 11 часов вечера и идет 24—26 часов, все это время мы отдыхали. Прибывает корабль в порт Карасу (примерно 200 км от Стамбула), пограничный и таможенный контроль также проходит в спокойной обстановке, никакого напряжения: проверили документы, измерили температуру и отпустили — счастливого пути.

«Коронавирус заметно изменил жизнь Турции. Сейчас на улице можно находиться только в маске, и следят за этим строго. По сути, без маски человек „красуется“ только в своей квартире. Правда, отельных туристов это правило не касается».

Где жить и сколько это стоит?

Курортных городов в Турции — на любой вкус. Но чаще всего русскоговорящие эмигранты селятся в Анталии или Алании. Евгения с мужем решили, что им пусть и дороже, но комфортнее будет жить в Анталии — большом городе, где хватает развлечений, а главное — много школ и детских садов.

Дорога от порта Карасу до Анталии занимает примерно 770 км. Это расстояние мы преодолели часов за пять — трассы просто шикарные и, что немаловажно, бесплатные. Приятно удивила повсеместная цивилизация: мы проехали, считай, всю страну и везде увидели ухоженные города и деревни, приветливых людей, которые старались нам помочь, чистые магазины и заправки.

В Анталии у нас была забронирована гостиница на два дня — просчитали, что этого времени хватит, чтобы сориентироваться на месте и арендовать жилье. Искали сразу квартиру, так как решили, что жизнь в апарт-отеле будет слишком суматошной, а хотелось спокойствия и автономности.

Минчанка отмечает, что никаких проблем с подбором жилья нет: вариантов очень много, удобнее всего пользоваться сайтом sahibinden.com. При этом стоит помнить, что и без того не очень дорогие квартиры (по сравнению с Минском) станут еще дешевле в ноябре-декабре, когда туристический сезон окончательно закроется. Тогда-то и можно будет заключить договор по минимальной цене и сразу на год.

Единственное, арендовать жилье ты можешь только при посредничестве риелтора, таков уж закон. Заплатить специалисту надо будет ровно ту сумму, на которую вы сторгуетесь с арендодателем. Да, в Турции надо торговаться, причем везде, не только на рынке: при аренде жилья, оплате штрафов, устройстве ребенка в школу. У них такой образ жизни, и ничего с этим не поделаешь.

«При этом торговаться надо самому: как только на пороге возникает человек, который говорит, что знает нужных людей и сделает вам особую скидку, это значит, что заплатите вы гораздо больше, чем могли бы, а ваша потенциальная скидка будет заплачена ему за приведенного клиента».

Что касается цен, то даже не представляю, сколько квартиры такого уровня стоили бы в Минске. При этом в каждом жилом комплексе есть бассейн, сауна, хаммам, тренажерный зал, небольшая площадка для барбекю, охрана (хотя не знаю, для чего она нужна: в Турции я чувствую себя в безопасности). Бассейны сейчас, конечно, осушены из-за коронавируса, но сам факт.

Наша двухэтажная квартира, состоящая из трех спален, двух кухонь, трех санузлов и двух террас, находится недалеко от моря — буквально в 20 минутах неспешной ходьбы. Изначально этот дуплекс сдавался за $750 в месяц, но после часа торгов сговорились на $560 в месяц и оплату за три месяца вперед плюс депозит (аналогичная сумма). И я не могу сказать, что переговоры шли как-то тяжело: хозяева называют свою сумму, ты — свою, так и приходите к общему знаменателю.

Само собой, мы выбирали квартиру, где сделан ремонт и есть вся необходимая для жизни мебель. Если бы жилье было пустое, то обошлось бы нам еще дешевле. Договор заключается на год по умолчанию, но устно можно обсудить, сколько ты реально проживешь (если собираешься съехать раньше, то депозит сгорит).

С оформлением документов все очень строго: ты не просто заключаешь договор, но и переоформляешь на себя все счетчики, подача документов в госинстанции личная. Для приезжих, чья работа удаленная и привязана к доллару, выгодно заключать договор в турецких лирах. Впрочем, турки не имеют ничего против — да, местная валюта обесценивается, но у них вся жизнь привязана к лире, поэтому вопросов, как правило, не возникает, — предупреждает Евгения.

Что касается «коммуналки», то основная сумма приходится на электричество. Прилично тянет бойлер и кондиционеры, а они работают постоянно: летом — на охлаждение, зимой — на обогрев. Теоретически существуют квартиры, где организовано газовое отопление, но на практике их найти крайне сложно, так как застройщики подводят газовую трубу только до двери, а разводкой всей системы должен заниматься собственник и тратить кровные $1500, что, понятно, делать не очень хочется.

За прошлый месяц белорусам пришел счет за электричество в размере чуть более $80.

Так как газ по квартире не разведен, раз в месяц необходимо заказывать замену баллона, который подключается напрямую к плите.

Также дополнительно оплачивается айдат — что-то вроде отчислений в фонд товарищества собственников. Эти деньги идут на чистку бассейна, обслуживание паркинга, уход за растениями, обработку территории от комаров и так далее. Чем круче жилой комплекс, тем выше айдат. Минчане платят 150 лир в месяц ($20).

Жилье, расположенное в двух шагах от побережья и с видом на море, естественно, стоит дороже. Например, такая квартира без мебели обошлась хозяйке-эмигрантке в 10 000 лир (примерно $1330). Айдат в прибрежном ЖК тоже высокий — 850 лир ($115).

Зато если искать варианты в центре города, где мало приезжих, можно снять приличную квартиру за вполне минские $350.

Стать легально анталийцем

Нам очень повезло с риелтором (женщина родом из Азербайджана), она как-то прониклась ситуацией и помогла не только с жильем, но и с вопросами по ВНЖ. При этом за умеренную плату (если новые знакомые платили $1000 за четверых, то мы отдали 1300 лир, или $170). Конечно, все бумаги можно подать и самим (чиновники хорошо говорят на английском), но мы рассудили, что нам выгоднее заплатить ей и приходить уже на все готовое — к определенному часу и чтобы нас ждали. Так что, если кто-то задумается о переезде в Анталию, я готова поделиться контактами риелтора.

Относительно легализации своего статуса: приезжему необходимо заполнить анкету, сделать еще один перевод основных документов (белорусский уже не подходит), оформить страховки и... все. Весь этот пакет надо подать в администрацию и ждать, когда придет ответ. Что касается трат, то за ВНЖ для четверых человек мы заплатили 4000 лир ($530), страховка на год стоит $25 на человека и покрывает 40% расходов. Буквально через неделю-другую должен прийти ответ — на какое время нашей семье дали ВНЖ, — комментирует Евгения.

«В этом году Турция, как и десятки других стран, осталась без кормильца — туристического сезона. И раз уже монеты в карманах перестали звенеть, правительство стало срочно принимать меры по привлечению денежных иностранцев в свою страну».

8 августа был принят закон, по которому ВНЖ открывают буквально всем и сразу на два года (ранее белорусам, в отличие от россиян и украинцев, давали только на год), причем призывает даже тех, кто уже получил отказ, податься заново и заполучить-таки желаемую карточку. Очереди в госорганах достаточно большие, но, по словам минчанки, организовано все на высоком уровне, поэтому потерянным среди кабинетов себя не чувствуешь.

То есть если раньше, прожив год, белорусам надо было уезжать минимум на 12 месяцев или покупать недвижимость для получения постоянного вида на жительство, то теперь легализоваться можно сразу на два года. Правда, надо иметь в виду, что по туристическому ВНЖ официально работать в Турции нельзя, свой рынок труда они защищают. Зато если вы можете работать удаленно на любую компанию в мире, это не вызывает ни у кого вопросов. Мы еще уточняем вопрос, надо ли оплачивать какие-то налоги, но пока ничего страшного не вскрылось.

Приятный бонус при получении ВНЖ — возможность взять кредит на покупку недвижимости. 500 000 лир ($67 000) дадут под 12%. Если снимать не такую большую квартиру, как у нас, а что-то попроще, то платежи за кредит будут сопоставимы с суммой аренды. А за свое платить всегда приятнее, чем за чужое, — рассуждает минчанка.

Куда пристроить детей?

Очереди в детский сад, множество параллелей первоклашек, трудности с продленкой — эти проблемы знакомы всем родителям, проживающим в новостройках Минска. Чем ответит Турция?

В Анталии очень много школ, и все они разные. Самый доступный вариант — отдать ребенка в государственную бесплатную школу, но надо быть готовым к тому, что в классе будет обучаться минимум 35—40 человек. И сейчас из-за коронавируса они работают исключительно в режиме онлайн. Для детей, которые только приехали в новую страну и к тому же не знают турецкого, это не вариант. Значит, остаются частные школы.

Здесь тоже есть из чего выбирать — есть русские, американские, турецкие школы. Я рекомендую проехать с экскурсией по всем, чтобы определиться. Меньше всего нам понравилось в русской: знакомство началось с того, что завуч стала нас отчитывать из-за каких-то мелочей, как будто в Минск вернулись. Да и уроков английского там мало. В американскую школу мы не попали, так как там квота на приезжих — на пять детей-турок допускается только один иностранец. И все места уже заняты.

Что касается нас, то свою турецкую школу мы выбирали, идя по пути наименьшего сопротивления. По отзывам она не лучшая в плане образования, но с мужем рассудили так: не зная на достаточно хорошем уровне турецкий язык, в первый год ребенок все равно не будет полноценно учиться, так зачем возить его на другой конец города, если можно пойти в школу прямо возле дома. Плюс она ориентирована на иностранцев, а потому там хорошая адаптационная программа.

Обучение в школе платное, и за сумму, которую будешь отдавать в год, тоже надо торговаться. Прежде чем остановиться на одной школе, мы проехались по нескольким в районе и узнали, что минимально запрашивают 23 000 лир в год ($3000), а максимально — 40 000 ($5300). Когда пришли договариваться в свою школу, то с 32 000 ($4270) смогли сторговаться до 28 000 ($3730) и условились, что вносим всего 10%. К тому же курсы турецкого языка при школе для нашего ребенка бесплатны, а педагоги предложили приводить на занятия еще и младшего, чтобы тоже подтягивал. Знаю, что у всех родителей условия разные — кто как договорился: кто-то платит за обучение больше, кто-то меньше, кому-то дарят школьную форму (она обязательна для детей и продается в школе — что-то вроде мерча), кто-то вносит сразу 50%, — делится наблюдениями минчанка.

Трехразовое питание по принципу шведского стола входит в стоимость обучения, правда, в связи с коронавирусом накладывать себе порции самостоятельно дети уже не могут.

«Указанная ранее немаленькая сумма — это еще не все траты. Дополнительно оплачиваются книги — 2500 лир в год ($330). Если ребенок живет далеко, можно договориться на трансфер до школы и обратно — в зависимости от расстояния услуга стоит от 100 ($13) до 400 ($50) лир в месяц».

В Турции дети учатся 12 лет и идут в школу, если на начало сентября им исполнилось 5,5 года. Младшая школа длится с первого по четвертый класс. Средняя — с пятого по восьмой. Затем начинается лицей, где учеба самая сложная. Обучение построено по следующему принципу: обязательный урок (вроде языка, математики) чередуется с кружком (рисование, фортепиано, пение — что ребенку интересно). В итоге к концу недели в средних классах 25 часов уходит на обязательные занятия и 20 — на творческие.

Английский язык обязательный — на него отводится 14 часов в неделю, параллельно изучается еще один иностранный — немецкий или испанский на выбор. Во всех школах работают носители языка, они проводят половину занятий.

Детских садов в Анталии достаточно — только выбирай. Нахождение ребенка в дошкольном учреждении тоже платное, но не такое «кусачее»: $180 в месяц с питанием в обычном саду, $250 — в английском. В государственном — всего $50. Ребенка можно приводить на полдня. Стоит учитывать тот момент, что в турецких детсадах детей централизованно спать не укладывают.

Вообще, у детей в саду максимальная свобода: хочешь гулять на улице — гуляй, хочешь тихо играть в группе — играй. Воспитателей хватает, чтобы присмотреть за всеми, — отмечает Евгения.

— Что не нравится здесь? В Турции очень много курят, причем везде. Найти непрокуренное кафе — трудная задача. Здесь нерасторопные госорганы — по идее, провести интернет нам должны были за два-три дня, а по факту специалисты приехали через неделю. (Зато частники срабатывают моментом: только позвони — и через два-три часа у тебя будет баллон с газом или бутилированная вода.) Качество интернета намного хуже, чем в Минске. Пока мы не купили усилители Wi-Fi, работать дома было невозможно. Безлимит на месяц стоит $20.

К сожалению, здесь нельзя почтой пересылать лекарства и витамины (iHerb сразу отпадает). И вообще, почта здесь дорогая, с рандомным налогом на каждую посылку. К тому же посылка должна быть не дороже пресловутых 22 евро.

У турок принято приходить на пляж утром и завтракать. Поели, искупались и ушли — на солнце целый день никто не жарится. Второй раз местные приходят на пляж вечером и остаются допоздна

За свой мобильный телефон надо платить «растаможку» в размере $200, в противном случае он через четыре месяца превратится в кирпич. Есть вариант купить телефон на месте, но, повторюсь, вся техника здесь дорогая.

Расходы на месяц жизни посчитать пока сложно: мы переезжали, оформляли документы, что-то докупали, поэтому цифра не будет корректной. Но уверена, что дальше, когда все стабилизируется, расходы будут не больше, чем в Минске. При этом качество жизни совсем другое. Это касается климата, еды, атмосферы, доступа к морю. Турция за сравнительно небольшие деньги дала нам возможность воплотить в жизнь свою мечту уже сейчас.

Конечно, мы скучаем по родственникам, благо самолеты летают — у нас уже гостили родители и братья-сестры.

Переехали в экзотическую для Беларуси страну и хотите рассказать об этом, пишите на ok@onliner.by.

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Оксана Красовская. Фото: Евгения
Без комментариев