Уволилась с работы, а через пять дней сгорел дом. История одного деревенского пожара

38 410
0
27 августа 2020 в 8:00
Автор: Анастасия Данилович. Фото: Александр Ружечка

Уволилась с работы, а через пять дней сгорел дом. История одного деревенского пожара

В деревне Рябиновка Дзержинского района есть одно проклятое место. По адресу Центральная, 15, трижды горел дом. Старожилы говорят, что один из хозяев поджег его обезумев, у другого пожар случился из-за печки. И вот 15 августа огонь снова без спроса постучался в это жилище. И отобрал его, оставив семью из трех человек на улице, без ничего.

«Когда будем строить заново, чуть сдвинем его. И батюшку позовем», — делится планами Ирина, пока по пепелищу грустно прогуливаются курицы, едва ли осознавая, какая трагедия настигла хозяев... Их-то сарайчик не сгорел, а значит, жить можно. Правда, кормят их теперь не так часто, как раньше. Женщина стоит возле почерневших останков собственного дома и со слезами на глазах пытается рассказать, что же произошло. Она не очень хотела общаться с журналистами, но заставили соседи: вдруг кто-то откликнется и поможет, раз государство не помогло.

Кое-как накопили на дом

История здесь развернулась до скрежета зубов классическая, по крайней мере для нашей местности: мать-одиночка тянет на себе двух детей, бывший муж то работает, то не работает, потому платит алименты через раз. В погоне за лучшей жизнью Ирина переехала из города Дубровно, что в Витебской области, в Дзержинск. Устроилась на экспериментально-механический завод, получила комнату в общежитии. Но, как и любой человек, познавший горести общажного бытия, мечтала о собственном уголке.

— Кое-как наскребла $5000, еще $3000 насобирали родители с пенсии, $1000 заняла... И два года назад купила этот дом. Оформила его на отца, так как сама стояла в очереди на квартиру и боялась ее потерять. Правда, когда прописалась, меня все равно с нее сняли.

Дальше, как водится, деньги пришлось вкладывать уже в ремонт: достраивать перегородки, обшивать потолки и стены... А что в итоге? Обугленные деревяшки. Но об этом чуть позже. Сейчас же о том, что с некоторыми бюрократическими заморочками лучше не затягивать.

— Жилье я так и не застраховала. Добровольную страховку нельзя сделать без обязательной, а обязательную — без техпаспорта. Предыдущий хозяин его потерял, и я предложила сделать сама. Но из-за того, что юридически дом принадлежал отцу, которому еще надо сюда доехать, я этот процесс постоянно откладывала.

А он взял и сгорел

Конечно, о плохом тогда никто не думал. Ирина перешла на работу в «Остров чистоты» — развозила товары по магазинам. Вскоре должность сократили, предложив женщине пойти на кассира, — отказалась. Уволилась по собственному желанию 10 августа.... А через пять дней сгорел дом.

— Вместе с младшим сыном поехали в магазин, старший прогуливался по деревне и разговаривал по телефону. Когда вернулся, уже полыхала веранда. Он попытался зайти внутрь, чтобы через окно выбросить хоть какие-то ценные вещи, но не смог. Хорошо, какие-то важные документы находились в автомобиле, какие-то были спрятаны и подплавились по краям. Все остальное — одежду, мебель, бытовую технику — уничтожил огонь. Больше всего жалко стиральную машину — никогда меня не подводила. Причина пожара пока устанавливается. Возможно, проводка.

Черную от сажи и всю в слезах — именно такой нашли Ирину односельчане. И сразу стали помогать.

— Почти неделю мы ночевали у соседей: пару дней в их доме, потом в бытовке во дворе. Параллельно разбирали завалы. Вся деревня собирала деньги нам на продукты, кто-то принес подушки, одеяла. Давали советы, куда стоит обратиться, потому что я ничего не соображала, до сих пор все в тумане... Если бы не люди, не знаю, что бы с нами было.

Кто поможет?

Тогда для Ирины и начались хождения по мукам, точнее, по разным инстанциям с просьбой о помощи. Без работы и крыши над головой, в шлепанцах и пропахшей гарью футболке — в таком виде и состоянии женщина обивала пороги государственных учреждений.

— Как вы понимаете, без страховки никакой компенсации не предусмотрено. Я надеялась, что нам, как погорельцам, выделят на время какое-нибудь жилье. На полгода-год, чтобы я успела отстроить летнюю кухню (я еще раньше залила для нее фундамент), утеплить ее и переехать. О многом не просила: не нужны нам хоромы, дайте всего три койко-места!

Сначала Ирина обратилась в сельсовет — ничего. Потом был ЖКХ: там предложили заключать договоры на вывоз мусора за 400 рублей в месяц и комнату в общежитии.

— 200 рублей пришлось бы платить за «коммуналку» зимой. На оставшиеся деньги я бы не восстановила свой дом.

В райисполкоме подыскали еще один вариант — двухкомнатную квартиру в Колодниках в 15 км отсюда. Казалось бы, заезжай и живи, но и тут без «но» не обошлось.

— Младший сын два года ходил в гимназию в Дзержинске. Когда перебрались на собственную жилплощадь, перевелся в сельскую школу в Станьково, где проучился год. Каждый день его забирал из деревни автобус, который в Колодники за ним точно не поедет. А возить сына самой возможности нет. Получается, снова нужно менять школу? Для ребенка это стресс, тем более сейчас. Сгорели все его вещи, игрушки. Остался в одних шортах, маечке и тапочках, с наушниками в ушах и телефоном. Представляете его моральное состояние? Поэтому от квартиры мы отказались.

Следующей точкой в этом печальном маршруте стал Дзержинский ТЦСОН. Там семье дали одежду — «вещей десять, потому что выбирать было не из чего», а еще пообещали выделить адресную социальную помощь, если будут предоставлены все необходимые документы.

— Говорили что-то о социальной комнате со всеми удобствами где-то в Станьково, но предоставляли ее всего на месяц. А что для нас месяц? С таким же успехом можно и в бытовке ютиться.

Ответ: добрые люди

Спасение пришло неожиданно. Старшего сына Ирины по направлению от колледжа распределили на уже упомянутый выше Дзержинский экспериментально-механический завод электросварщиком. Проработал всего пару дней, и ему выделили целый блок в общежитии.

— Спасибо директору, что вошел в положение.

Пока из мебели в комнатах только три железные кровати, письменный стол и кресло. Но неравнодушные люди уже подвезли посуду, чайник и даже холодильник. А еще канцелярию для младшего, чтобы было с чем пойти на учебу.

— Годик как-нибудь проживем. Тем более я уже нашла новую работу. Теперь надо думать о строительстве. Это все, конечно, стоит больших денег. Подсказали обратиться в Минский лесхоз, чтобы приобрести по таксовой стоимости древесину — такая вот скидка погорельцам. Позвонила: оказалось, уже 5 лет этой возможности нет. Куб древесины стоит 400 рублей, а таких нужно 60...

Как быть? Не знаю. Но цель у меня одна — вернуться домой, в Рябиновку.

А что говорят чиновники?

Вот как прокомментировала ситуацию заведующая отделением социальной адаптации и реабилитации Дзержинского ТЦСОН Елена Вергейчик:

— Мы предложили семье бесплатно пожить в кризисной комнате на базе бывшего дома-интерната в Станьково. Она оборудована всем необходимым на первое время: кроватями, холодильником, чайником, плитой. Конкретных сроков проживания не было. Подыскали для мамы варианты трудоустройства с возможностью получения жилья. Она заинтересовалась Дзержинской фабрикой здоровья: зарплата хорошая, можно работать посменно, а кроме того, организация может написать ходатайство в ЖКХ города и человеку предоставят место в общежитии. Также мы оказали гуманитарную помощь в виде вещей и проконсультировали по поводу адресной социальной помощи. Ее размер определит комиссия райисполкома, но, учитывая ситуацию, думаю, выделит максимум.


Если вы хотите помочь Ирине в восстановлении дома, звоните по номеру +375 25 722 94 93.

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Анастасия Данилович. Фото: Александр Ружечка
Без комментариев