История строительной аферы на $20 миллионов, в которой выгодно отсидеть и выйти

450
11 декабря 2019 в 8:00
Автор: Оксана Красовская. Фото: Максим Тарналицкий

История строительной аферы на $20 миллионов, в которой выгодно отсидеть и выйти

В государстве, где все напрочь зажато и зарегулировано россыпью законопроектов, а любой «ипэшник» может поведать свою историю «перетряхивания» многочисленными проверками, просто невозможно поверить в то, что прямо под носом у чиновников и силовиков может твориться большой обман. Что и говорить, такова уж психология белоруса, выработанная за последние десятилетия: мы убеждены, что буквально за всем зорко следит государство, и, даже обращаясь к частному застройщику, свято верим, что бизнесмены на крючке, а в случае чего держава не даст своих сынов и дочерей в обиду. Но жизнь учит нас другому. Сегодня — история строительной аферы, которая открыла десятилетие и все никак не может завершиться.

«Продай меня полностью». Часть первая

Давным-давно, когда мы все ворочали миллионами, Каменной Горки еще не существовало, а застройщиков в Минске было несколько десятков, малоизвестная компания «Террастройинвест» начала возводить в конце улицы Притыцкого многоэтажный дом. Заявка на успех была довольно скромной: всего 252 квартиры, подземная парковка и небольшой административный центр рядом. Казалось бы, что может пойти не так: все строят, пусть с опозданием, но сдают, схема отработана. Дольщики понесли свои денежки коммерсантам.

Начав строительство в 2007-м и поняв, насколько проект интересен людям (а метр в монолите в те жирные годы продавался по $1600—2300), девелопер не дремал и обратился к властям города, дабы практически удвоить масштабы — вскоре было получено разрешение возвести 461-квартирный дом. Вроде бы есть где развернуться, но и этого «Террастройинвесту» показалось мало: совсем скоро девелопер открыл портал в ад для дольщиков и начал продавать одни и те же квартиры двум-трем разным людям, пользуясь несовершенством действовавшего на тот момент законодательства.

Естественно, никто ни о чем не знал. До поры до времени. Гром грянул в 2009-м, когда после высказанных дольщиками подозрений правоохранители провели проверку и выяснили, что у компании были официальный и «липовый» офисы (в последнем метры продавались дешевле), десятки «мертвых душ» (только за счет несуществующих сотрудников «растворили» $250 тыс.), поддельные печати и бесконечные метры в запасе. Отмывались деньги через Россию.

Несмотря на все это, трясти основной — официальный — офис стражи порядка начали далеко не сразу, и криминальный застройщик еще несколько лет преспокойно выводил деньги за рубеж, обескровив стройку в общей сумме на $20 млн. Каковы масштабы, а! И это только по первому уголовному делу.

На официальном языке произошедшее звучало так: «Борис Руднев и Дмитрий Огородников (соучредители „белого“ офиса. — Прим. Onliner) признаны организаторами преступной группы. По выводам следствия, Руднев, предварительно объединившись в управляемую устойчивую организованную группу для совместной преступной деятельности с другими лицами, с 2005 по 2009 год мошенническим путем завладел денежными средствами более чем 500 человек на сумму почти $20 млн». Начались задержания, допросы, кто-то успел податься в бега.

Однако существовать компания не перестала, у нее нашлись новые лидеры из числа старых сотрудников. Юлия Гаевская и Ирина Романова — официальный директор и серый кардинал фирмы соответственно — они продолжили строительство (читай: расхищение) дома.

Впрочем, для минчан из первой-шестой секций, где и процветали двойные продажи, завершилось все относительно хорошо: официальные дольщики получили свои оплаченные квартиры, обманутым дали возможность строиться в жилищных кооперативах на льготных условиях.

— Договор с «Террастройинвестом» заключил в 2008 году, тогда компания как раз вела строительство, все казалось вполне благополучным, — рассказывает Антон, один из 200 дольщиков, попавших в двойные продажи. — Тем более что и действовал я через риелтора — она привела меня в офис на улице Антоновской и заверила, что у застройщика дела в полном порядке.

Я строил «двушку» площадью около 60 метров на восьмом этаже. Всей суммы на руках не было, так что, подписав договор, отдал только $42 тыс. Вот так, из рук в руки прямо в офисе. Деньги они убрали чуть ли не в тумбочку. Меня это смутило, но присутствие риелтора и выданные бумаги с печатями и подписями все-таки успокаивали. На остальную сумму собирался прокредитоваться (благо не успел).

В 2009-м узнал, что на мою квартиру претендую не только я. Конечно, это было шоком. Стали разбираться, что и как. Меня признали потерпевшим, с этим проблем не возникло. Через какое-то время предложили строиться в ЖСПК. Так как к тому моменту я женился и появился ребенок, строил уже «трешку» по льготному кредиту на Неманской. Кредит дали под 7,2% (ставка фиксированная) на 20 лет. Сейчас плачу по нему около 240 рублей в месяц.

В общем, на улице люди, поверившие «Терре», не остались. А практически все фигуранты уголовного дела оказались в суде (или на том свете, где земной суд уже не властен). Так, директора Бориса Руднева приговорили к 9 годам лишения свободы. Такой же срок получил его бывший подчиненный Дмитрий Огородников. Остальные фигуранты дела получили от 4 до 7 с половиной лет.

Казалось бы, на этом историю можно было бы закрыть. Если бы не седьмая-десятая секции многоэтажки, за которыми до сих пор тянется «серый» шлейф и из-за которых было возбуждено второе уголовное дело в отношении некоторых старых управленцев и новоявленных бизнесвумен Романовой и Гаевской. Согласно акту КРУ Минфина, ущерб по второму делу составил 27,5 млрд рублей в ценах 2015 года, или примерно $1,75 млн. При этом, несмотря на остановку стройки (с 2010 по 2013 год многоэтажка почти не меняла свой вид), Следственный комитет не видел признаков преступления.

Доплатить по $300 с «квадрата». Часть вторая

Вторую половину дома, «улитку», которую только успел «наметить» «Террастройинвест», дольщики достраивали уже с надежным государственным застройщиком — «Минскстроем»: долгострой на 138 квартир вручили «госу» в 2013 году. Двойных продаж здесь не было, но радоваться рано: за чужие криминальные схемы и близорукость контролирующих органов людям пришлось расплачиваться деньгами. Повторно.

Так дом выглядел в 2013 году

— Ситуация была очень интересная, — рассказывает, как развивались события в то время, один из дольщиков, Александр. — Недострой отдали «Минскстрою», но при этом имущество «Терры» осталось за ней, новому застройщику, что называется, ничего не перепало. Впрочем, государство вроде как не оставило нас в беде и выделило «Минскстрою» бюджетную ссуду в размере 20 млрд рублей, которую надо было вернуть после окончания строительства.

2014 год. Все еще очень плохо

Помимо этого, в активах, из которых также можно было выжать деньги на проведение работ, оказались нераспроданные квартиры в количестве 47 штук и коммерческие площади на первом этаже. В общем, привлекай дольщиков и пускай деньги в дело. К тому же по бухгалтерии было видно, что не все дольщики рассчитались с «Террой» — «хвосты» должны были пойти на счета нового застройщика. Были у «Минскстроя» и другие льготы: например, ему не надо было отдавать городу квартиры для «отселенцев». Казалось бы, неплохой старт. Но «Минскстрой» все время твердил, что дом в ужасном состоянии, денег мало: мол, готовьтесь к доплатам.

И действительно, в апреле 2014 года городские власти заявляли, что на достройку четырех секций понадобится от 55 млрд до 70 млрд рублей: «Без финансовой поддержки дольщиков обойтись вряд ли удастся». Но это было крайне туманно и размыто. Зато к 2015-му — моменту, когда дом все-таки сдали, — всем дольщикам пришли «письма счастья»: доплатить примерно по $300 с каждого «квадрата».

— Для нас это было настоящим ударом, — говорит Александр. — В сентябре 2014 года официальными лицами озвучивалась сумма на достройку 35 млрд при готовности дома уже 98%. Более того, денег вроде как даже хватало с проданных 47 квартир, конкретики про доплаты не было, договоры с дольщиками не заключали. Однако в декабре нас «обрадовали»: на завершение дома ушло вдруг 55 млрд, будьте добры платить.

— Моя мама строила 90-метровую трехкомнатную квартиру, — рассказывает Людмила Петровна. — Всю жизнь работала, копила деньги — и вот под старость такой подарок: мало того что обман и долгострой, так еще $27 тыс. на доплату как хочешь найди. Представляете, каково простому человеку в короткие сроки отыскать такие деньги? А нас ведь запугали: не рассчитаетесь за пару недель — останетесь вообще без жилья, застройщик все оформит на себя…

Эти тысячи, мы, конечно, внесли. Помню, как еще спрашивала на суде (я официально представляю интересы мамы): все, пропали наши деньги, ушли в недра государства? А мне отвечают: нет, что вы, это промежуточный этап, вам потом все вернут — подадите иски, и дело пойдет. Ага, как же.

Ирине Михайловне также дважды пришлось раскошеливаться. В 2010-м она заплатила «Терре» за 65-метровую «двушку» из расчета $1350 за «квадрат», а потом еще и «Минскстрою» перечислила, считай, $20 тыс.

— С первым застройщиком я еще попала на такое неудачное время: сначала взяла кредит под 13,5%, но буквально за полгода он вырос до 45%. Мне было очень тяжело. Но как-то рассчиталась. Выдохнула. А потом новый удар. В 2014-м мне заявляют: доплати 210 млн. Представляете, «Терре» я отдала 204 млн, а госзастройщику через четыре года даже больше! Да, в долларах сумма стала другая, но зарплату же я получаю не в долларах и даже не в привязке к ним.

Подземный паркинг? Закопать

Многоэтажка по Притыцкого, 97, должна была стать довольно удобным местом для жизни. Рядом с домом планировали разместить подземный паркинг на 96 машино-мест и административное здание с собственной парковкой. Места в придомовом гараже даже начали продавать. Самые продвинутые — а это 25 человек — успели оплатить их полностью. Татьяна с супругом как раз из тех, кто готов был жертвовать деньгами ради собственного комфорта.

— Квартиру мы строили в четвертой секции, к счастью, с ней было все в порядке, никто на наши метры больше не претендовал. Так что в этом плане повезло. А вот с подземной парковкой — просто беда. Мы отдали $9000 по курсу за одно место, а что получили? Ничего. Хотя была полная уверенность, что гараж достроят: рядом с домом был котлован, в нем — забетонированное основание.

По оценке специалистов, паркинг был готов на 50% (не знаю, может, это только на бумаге — уже ничему не верится), но в один из дней мы увидели, как на площадку приехал бульдозер и начал все закапывать. Причем сыпали не просто песок, а еще и какой-то мусор, так что сейчас нас во время дождей затапливает: воде просто некуда уходить.

— Помню, что не поверила свои глазам, когда увидела, как яму с нашими деньгами засыпают, — включается в разговор Илона, которая вместе с мужем в 2008 году, на пике цен за машино-место заплатила $18 тыс. — Сразу же начала звонить в «Минскстрой»: «Вы что творите?»

И знаете, меня поспешили успокоить: «Мы потом раскопаем, и будет вам паркинг». Даже звучит абсурдно! Ну понятно, что никто этого не сделал. Да и с чего бы? В указе президента речь шла только о достройке жилой части, про гаражи ни слова. Вот ни город, ни застройщик и не побеспокоились о том, чтобы достроить наполовину готовый паркинг (хотя, уверена, желающие включиться в стройку нашлись бы). А мы теперь мучимся. Жильцам мест катастрофически не хватает, так еще и чужие машины тут паркуются: приехали со стороны Гродно, кинули у нас авто и пересели на метро.

Закопать подземный паркинг было абсолютно ошибочным решением. Но городские власти посчитали, что интересами двух с лишним десятком людей можно пожертвовать.

История Илоны примечательна еще и тем, что, подав в суд, она, конечно, отстояла свои права, но вернуть ей первый застройщик должен не $18 тыс. по актуальному курсу, а всего $2 тыс. в эквиваленте.

— Как мне объяснили, это потому, что в договоре на строительство парковочного места не была указана привязка к доллару. Смешно? Курс можно легко установить? Да, но суду это не надо. Вот и превратились миллионы тех лет в нынешние копейки. Так ведь и этого не получила.

Суды и резервы

Обманутые дольщики предсказуемо подали в суд гражданские иски в отношении «Террастройинвеста». Те, у кого не было ни копейки задолженности (это порядка 35 человек), даже были признаны потерпевшими по уголовному делу, возбужденному в отношении Руднева и Ко. Это казалось каким-то просветом, ведь у директоров, как у физлиц, конфисковали имущество на несколько миллионов долларов, то есть расплатиться с людьми вроде как было бы чем, если бы иски от минчан были включены в приговор. Ах, если бы, если бы…

Что ж, все дольщики выиграли иски, и всем присудили выплаты — вполне нормальные суммы, с индексацией и моральным ущербом. Например, матери Людмилы Петровны «Терра» должна вернуть $30 тыс. по курсу. Что поступило на счета на сегодня? Ноль рублей и ноль копеек. Такая же ситуация и у большинства.

— Все то время, пока шло расследование и многочисленные суды, нам поступала неполная информация, — продолжает дополнять картину Александр. — Но мы до последнего надеялись, что будут приняты все меры, чтобы вернуть дольщикам уплаченное сверху. Тем более что у «Террастройинвеста» оказалось немало имущества на балансе и большая дебиторская задолженность: порядка 60 предприятий были должны компании внушительные суммы — в общей сложности 10,5 млрд рублей старыми. Взыщи их — и будет уже хоть что-то, чтобы отдать дольщикам.

Первый раз мы напряглись, когда началась конфискация, и вся она была в пользу государства. Даже офисное здание на Минина, которое «Терра» строила за наши деньги по принципу пирамиды. Почему? Ведь пострадали мы, обычные люди. Но тогда еще нас успокаивали, мол, такова процедура, а потом это все реализуется и можно будет говорить о возврате средств всем по списку.

Второй раз изумиться дольщикам пришлось осенью этого года. Минчане знали, что еще в 2014-м по решению Мингорисполкома «Минскстроем» был открыт отдельный лицевой счет, на который все, кто не до конца рассчитался с «Террастройинвестом», переводили деньги. Сам же «Минскстрой» доступа к этим средствам не имел. Скопились на счету пусть и небольшие, но все же деньги — 219 тыс. деноминированных рублей: всех не озолотишь, но хотя бы чем-то порадовать обманутых людей можно было.

— Мы искренне рассчитывали, что эти деньги пойдут на закрытие долгов перед дольщиками. Да и ответы из Мингорисполкома об этом прямо говорили. Но в сентябре мы вдруг узнаем, что «Минскстрой» по письму официального ликвидатора, которая на протяжении двух лет вела дело «Террастройинвеста», еще в марте перевел все эти деньги обратно на счета «Террастройинвеста». На наш взгляд, он просто не имел права этого делать без решения суда или Мингорисполкома! Дальше — больше: ликвидатор обанкротила застройщика. Все. Нам больше ничего не светит.

Мы все убеждены, что «Терру» можно было вывести из банкротства, хотя бы взыскав дебиторку: многие их должники до сих пор существуют и ведут активную деятельность, на счетах есть средства. Ну и переводить сотни тысяч рублей на счет будущего банкрота — это вообще ни в какие рамки не укладывается. Конечно, мы будем это оспаривать, обращаться в Администрацию президента, — возмущен Александр. — Рассчитываем, что прокуратура внесет протест.

32 копейки

— Что мы имеем сейчас? Вполне справедливые решения суда и никаких перспектив получить свои деньги. Все исполнительные листы пошли по колониям, а толку от этого? Формально процесс идет, исполнительная система довольна, но когда наши зэки смогут рассчитаться с исками, если каждому человеку надо вернуть минимум по $10 тыс.? И ведь на дворе уже почти 2020 год, а эта история никак не закончится — обманутые дольщики так и остались обманутыми дольщиками, — рассуждают минчане.

Впрочем, среди пострадавших есть и «счастливица». Ирина Николаевна, строившая «однушку» сыну, получает переводы из-за колючей проволоки. 70 рублей (это максимум), 9, 16 и даже 32 копейки.

— Такими темпами им жизни не хватит, чтобы рассчитаться, — говорит женщина. — Помню, кто-то надеялся, что осужденные изыщут «резервы», дабы расплатиться с людьми и выйти по УДО. А муж мой сразу сказал, что ничего бы не платил: отсидел свои 7—9 лет — и вышел с карманами, полными денег (где-то же $20 млн хранятся). Да, нелегко, а как люди на Севере работают? Вот то же самое — такие своеобразные заработки. Похоже, все к тому и идет.

К тому же от уголовного преследования ушли гражданская жена Руднева Елена Романова и бухгалтер Ирина Лущик — они в бегах: одна вроде в ОАЭ, другая вообще неизвестно где. А мы ни с чем, так еще и последнее забрали, обанкротив компанию с деньгами на счетах. Если руководство государства не примет мер, все так и останется. Люди отсидят свой срок, выйдут и будут дальше жить. Система не работает.


Однако и это еще не все: печально известную многоэтажку преследуют еще и коммунальные проблемы.

— У нас дом на 450 с лишним квартир, около 800 жителей, мы заплатили деньги двум застройщикам, но ни один из них не выполнил указы №396 и №263, согласно которым все сети надо передать городу. То есть повысительно-насосная станция, трансформаторная подстанция, канализация не находятся на общегородском балансе, их не обслуживают и не модернизируют. «Террастройинвест» не успел это сделать, «Минскстрой» просто проигнорировал.

В результате мы живем как на минном поле и не знаем, пропадут у нас завтра свет-вода или все будет в порядке. Когда-то документы о передаче сетей городу всплывали, но потом решение отменили. Сейчас мы неприкаянные, даже освещение во дворе отсутствует. И никто не шевелится, более того, угрожают, что нашу трансформаторную подстанцию и повысительно-насосную станцию могут снести как самострой, — говорят дольщики еще об одной своей беде.

Но есть и надежда.

Все сделано по закону

Onliner не мог не связаться с ликвидатором, которая вела наверняка сложное и запутанное дело «Террастройинвеста». Вот что нам пояснила Елена Синкевич.

— Я комментариев не даю. Все сделано в рамках закона о банкротстве. Это все контролировал Экономический суд города Минска, все есть в материалах дела. Суд завершился: если бы были какие-то вопросы, суд бы это не пропустил.

Судьбу беглого директора Ирины Романовой, которая ранее задерживалась в ОАЭ Интерполом, но так и не была экстрадирована в Беларусь, мы сейчас уточняем в СК. Как и жизненный путь беглого же бухгалтера Ирины Лущик, вначале активно сотрудничавшей со следствием и не находившейся под стражей, а затем исчезнувшей из поля зрения правоохранителей в день оглашения приговора. Текст будет дополнен этой информацией.

P. S. Совсем скоро главный человек в «Террастройинвесте», Борис Руднев, который по двум уголовным делам получил наказание в виде лишения свободы на 10 лет, может выйти на свободу (если не уже): сидит мужчина с 2009-го.

Дополнено:

В Следственном комитете Onliner сообщили, что Ирина Романова до сих пор находится в розыске (в свое время экстрадиционный запрос не был удовлетворен). В отношении остальных фигурантов такая информация: дела были переданы прокурору для направления в суд.

Для писем и записок:

Читайте также:

Библиотека Onliner: лучшие материалы и циклы статей

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Оксана Красовская. Фото: Максим Тарналицкий