269
05 декабря 2019 в 12:34
Автор: Оксана Красовская. Фото: Максим Тарналицкий

«Если бы не произошло вспышки проверок, мы сумели бы достроить дома к 2020-му». Последнее слово Льва Хаютина

Суд над Львом Хаютиным — живым воплощением СООО «Тамбаз» — подходит к концу. За три с лишним месяца, что длится рассмотрение дела, состоялись десятки заседаний, были опрошены почти все потерпевшие, изучены ворохи документов. Совсем скоро мы узнаем, какое же наказание Фемида уготовила бывшему гендиректору, который, по результатам проверки КГК, причинил ущерб покупателям жилищных облигаций на сумму 21,5 млн рублей и к тому же нанес существенный вред государственным интересам в социальной сфере.

Впрочем, несмотря на тщательное рассмотрение дела, держатели жилищных облигаций не верят в то, что Лев Хаютин будет наказан строго. Настроения среди минчан витают упаднические: «За время разбирательств мы не раз и не от одного человека слышали, мол, сами виноваты, что влезли в эту стройку. Но, подождите, в чем наша вина — в том, что воспользовались законным способом строительства жилья в нашей стране и купили жилищные облигации? Мы не участвовали ни в каких мутных сделках и схемах, не отдавали деньги левым людям, наоборот, работали напрямую с застройщиком и полностью выполнили свои обязательства. А сейчас у нас нет ни квартир, ни страховых выплат (51% пострадавших, очевидно, не увидят их никогда), ни даже веры в то, что будет восстановлена справедливость и виновные уедут за решетку на длительный срок».

— Как нам кажется, все подведут к тому, что честному бизнесмену Хаютину просто не повезло. Не исключаем, что новый год он встретит дома в кругу семьи. Больше всего возмущает, что судят его за служебную халатность (статья 428) и за злоупотребление властью и служебными полномочиями (ч. 3 ст. 424). Мошенничества никто не разглядел. Эти статьи, кстати, даже если его осудят по всей строгости, не позволяют нам с него ничего потребовать в качестве компенсации. Да и взять с него нечего — имущества на такой важной фигуре нет, представляете? Весь доход — пенсия, — возмущены «тамбазовцы».

Что ж, уже 30 декабря в 11:30 мы узнаем, правы ли оказались держатели прогоревших жилищных облигаций, или Льву Исааковичу придется провести немало времени в тюрьме. А пока — последнее слово обвиняемого, произнесенное в окружении судебных работников, адвокатов, близких родственников и немногочисленных потерпевших.

Начал бывший гендиректор с того, что выразил несогласие с интерпретацией 428-й статьи (о халатности) в отношении него: по мнению Хаютина, статья должна была быть декриминализирована и переведена из уголовной в административную, так как бюджетные средства на стройке задействованы не были.

— По мнению Госконтроля, СООО «Тамбаз» в 2013—2017 годах имело отрицательный финансовый результат, и его финансовое положение не позволяло закончить строительство комплекса «Аркадия». Эти выводы базируются на поверхностных суждениях и непонимании специфики инвестиционного строительства, когда инвестиционный цикл измеряется годами. Так, отселение второй очереди было начато в 2008 году, а четвертой — в 2010-м.

Выпуск и продажа облигаций производились постепенно — с 2012 по 2017 год, и за все это время финансовое положение «Тамбаза» оставалось фактически неизменным: все привлекаемые финансовые средства, выручка от реализации ЖО, займы, кредиты являлись заемными средствами и до момента окончания строительства конкретного объекта лишь увеличивали кредиторскую задолженность компании. В связи с многократной девальвацией белорусского рубля в период с 2008 по 2017 год вложенные на ранних этапах строительства инвестиции по данным бухучета формально обесценивались, хоть фактически этого не происходило. По этой же причине формировался убыток по жилым домам третьей очереди, который существовал только в бухучете, а по факту места не имел. Поэтому вывод о том, что растущая кредиторская задолженность свидетельствует о плохом финансовом состоянии компании, является необоснованным. Реализованные активы компании при их продаже позволяют полностью перекрыть кредиторскую задолженность.

Приостановка строительства четвертой очереди, которая являлась основным фактором, вызвавшим волнения, была вызвана приостановкой действия заключения экспертизы Комитета архитектуры и градостроительства Мингорисполкома. Если бы этого не произошло, то к концу 2016 года «Тамбаз» получил бы заключение Госстройэкспертизы, утвердил бы проект корректировки, продлил бы разрешение Госстройнадзора на строительство четвертой очереди и смог бы выпустить жилищные облигации на оставшиеся 1500 «квадратов» площадей квартир и 1560 «квадратов» административных помещений, а также 3000 «квадратов» торговых площадей. Постепенная реализация этих объектов позволила бы до конца 2018 года закончить строительство жилого дома четвертой очереди.

Остановка же строительства вызвала обоснованное волнение среди держателей облигаций, волну обращений в госорганы и повлекла за собой проверку деятельности «Тамбаза» Госконтролем. Ошибочные выводы Госконтроля о нецелевом использовании средств компанией повлекли за собой возбуждение уголовного дела, арест активов и счетов компании и невозможность дальнейшего привлечения инвестиций.

Лев Хаютин еще долго говорил о причинах и стечениях обстоятельств, которые не дали ему достроить «Аркадию»: «непродаваемость» машино-мест, которые государство требует строить в обязательном порядке; девальвации; «подножки» со стороны банков. Объяснил бывший гендиректор и то, почему продавал некоторые жилищные облигации ниже рыночной стоимости: мол, такие «заниженные» сделки являлись частью многоступенчатых сделок и после их полного завершения убытков компании не принесли.

— Не могу также согласиться с утверждением, что то, что произошло со строительством домов второй и четвертой очередей, является подрывом доверия к институту жилищных облигаций. Выпущенные для этих объектов ЖО составят лишь 0,003% от находящихся в данный момент в обращении ЖО и никак не отражаются на этом финансовом инструменте. Он является намного более гибким и защищающим интересы покупателей финансовым инструментом, чем долевое строительство.

Завершилось выступление на лирической ноте: «Я очень сочувствую гражданам, которые оказались в таком нелегком положении. У меня есть твердая уверенность: если бы не произошло этой вспышки проверок и необоснованного возбуждения уголовного дела, в течение полугода, я думаю, мы бы сумели разрулить создавшуюся ситуацию, перекредитоваться, и к 2020-му году точно бы уже все дома были достроены. И граждане ничего бы не доплачивали, как этот вопрос ставится сейчас.

Я по-прежнему придерживаюсь той точки зрения, что до тех пор, пока дома не будут достроены и торговые помещения не будут реализованы, ставить вопрос о каких-либо доплатах неправильно и незаконно. Я призываю присутствующих тут представителей потерпевших добиваться правды в этом деле. Ведь даже в Администрации президента говорили, что у „Тамбаза“ достаточно активов, чтобы закончить строительство. А теперь, когда не надо строить гаражи, вместо них можно возвести коммерческие площади, это еще более актуально. Уверен, что озвучиваемый сейчас процент готовности взят с потолка. Это мое напутствие потерпевшим».

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Автор: Оксана Красовская. Фото: Максим Тарналицкий