588
03 декабря 2019 в 8:00
Автор: Дмитрий Мелеховец. Фото: Максим Тарналицкий

Уехал в Узду и начал работать с Amazon. История белорусского бизнесмена

В Amazon не все слышали об Узде. В Узде про Amazon — тоже. Они неплохо друг без друга справлялись, но однажды над разделяющей их пропастью появился хрупкий мостик, вылитый из яркого парафина. Его соорудил скромный белорусский бизнесмен, который подписал контракт с торговым гигантом и договорился о долгосрочном сотрудничестве. Теперь на столах простых американцев стоят стильные свечи с надписью Handcrafted in Belarus, а в тихой белорусской провинции начались маленькие, но важные перемены.

Узда

Мы стоим у старого двухэтажного здания из почерневшего сруба. Рядом Ленин и Красная площадь. На улицах никого: город уснул, смешался в нечто тягучее и однообразное, стал злее и агрессивнее с приходом холодов.

Роман Королев спасает нас от хандры и уводит на склад. Здесь яркий интерьер и сладкий запах.

Роману выделили это помещение, когда он всерьез начал заниматься свечным бизнесом.

— Я в Узде уже лет 15, до этого в Дзержинске жил. Тут место хорошее, природа, красиво. Я тогда еще не занимался свечами, но у меня другие проекты были: производство тротуарной плитки, свой ресторан, магазин продовольственный — я в коммерции уже давно. Но все это было чисто для заработка, мне не было интересно, — вводит нас в курс дела Роман.

Через несколько лет после переезда жена бизнесмена привезла из Канады красивые декоративные свечи, каких в Беларуси было не найти. Супруги решили попробовать сделать что-то свое — просто из интереса.

Роман нашел парафин в специализированном магазине, взял кастрюлю и сделал пробную партию прямо у себя на кухне. Потом купил специальную плавильню и начал делать свечи для себя и друзей. С годами все стало совсем серьезно.

— Здание, в котором мы сейчас находимся, было построено в 1939 году, здесь была первая русская школа в Узде. Его когда-то хотели сносить, но я выпросил у района отдать его мне под инвестиционный проект. Жалко было терять такое наследие, а мне нужно было помещение для производства. Я пообещал создать рабочие места, исправно платить налоги, и мне пошли навстречу, — рассказывает предприниматель.

Мужчина говорит, что после переезда из Дзержинска ему было непривычно наблюдать интерес со стороны городской власти: в городе-спутнике было много крупных производств, а потому малому бизнесу не уделяли столько внимания. В Узде же в этом плане тихо, поэтому каждая инициатива на вес золота.

Собственный завод

Со временем бизнес пошел в гору. Роман оставил все проекты и бросил силы на развитие нового направления. Риск оказался оправдан: сегодня его свечи продаются во многих странах.

— Сейчас у нас работает 25 человек — все местные, из Узды. Я стараюсь набирать творческих людей, которым интересно что-то придумывать, создавать. Мы за эти годы разработали около тысячи моделей. Иногда делаем что-то необычное — вроде мандаринок, которые очень хорошо перед Новым годом раскупают.

Или сала. Мы посыпаем его настоящими приправами, чтобы было максимально похоже на настоящее. Наша сотрудница рассказывала, как ее отец в определенном состоянии пытался закусывать нашей свечой и жаловался, что засолили плохо, — смеется наш собеседник.

Производство занимает примерно полторы тысячи квадратных метров. Заводик скромный, но душевный. В специальных установках плавятся брикеты с парафином, при необходимости добавляются краситель и отдушка. Расплавленный материал разливается по формам, где застывает. В случае с обычными свечами остается только просверлить отверстие и вставить фитиль. Если же речь идет об уникальных экземплярах, наступает черед художников.

— Сейчас все перешли на штамповку, на дешевые материалы. А наши свечи не сделаешь станком, у нас ручное производство. Это позволяет создать уникальную фактуру, форму. Наши художники создают настоящие картины на свечах, и европейцам это очень нравится. Они говорят, что уже наелись Китая досыта. Сегодня люди хотят покупать оригинальные товары, которые делаются руками, — говорит бизнесмен и ведет по немногочисленным цехам.

Amazon

Каждый месяц компания Романа изготавливает около 50 тыс. свечей. Из них 95—97% отправляется на экспорт. Свечных производств таких масштабов в Беларуси больше нет.

— Мы по стране продаем очень мало. Немного берет Mile, еще чуть-чуть — частники в магазины сувениров. Раньше еще в «Корону» продавали, но потом наше сотрудничество закончилось. У нас все готовы брать, но никто не хочет платить. Сети хотят забирать за копейки, а потом еще и не платить по полгода. Мне в таких условиях работать некомфортно.

Мне намного проще договориться с американцами, чем с белорусскими сетями.

Свои точки мы даже открывать не пробовали: смысла в этом не вижу. В Беларуси не жгут свечи. Я вижу две причины: отсутствие денег и свободного времени. Мы хотим изменить ситуацию и выработать у наших людей привычку. Я даже согласился бесплатно учить белорусов, — заявляет Роман.

Всегда говорил: хотите открыть свой бизнес — приезжайте ко мне на экскурсию. Я все расскажу и покажу. Если люди будут интересоваться темой и что-то делать, мне это только на руку.

Сейчас весь коллектив «Мира свечи» занят подготовкой новой партии, которая отправится в Нью-Йорк. Каждый месяц белорусы отгружают забитый доверху морской контейнер, который там встречает их американский партнер и продает на Amazon.

С американским торговым гигантом Роман сотрудничает уже давно. Транспортная компания забирает продукцию прямо в Узде и отвозит на корабль. Это происходит в один и тот же день уже который месяц подряд. На вопрос о том, как бизнесмену из белорусской глубинки удалось наладить такую сложную логистику, Роман только улыбается: «Не такая уж и сложная».

— Это звучит странно, но продать свечи на другой конец земного шара мне выгоднее, чем отправить в Минск. Сегодня это так работает.

В США эти свечи продают по высокой цене, потому что Amazon накидывает большой процент. Но людям нравится, наши свечи всегда хорошо расходятся, — рассказывает предприниматель и показывает стильную упаковку с подогревающей патриотические чувства надписью.

Большие партии белорусской продукции расходятся по Европе. Сейчас мужчина ведет переговоры с крупной финской компанией, но там пока сомневаются. И причина их сомнений может удивить.

— Я столкнулся с подходом, который наши предприниматели могут не понять. Я предлагаю финскому бизнесмену сделать работу, которую сейчас выполняет его сосед Юкки. Делаю так же хорошо, но прошу за это намного меньше. Кажется, кто угодно согласился бы, но у них все сложнее. Вместо того, чтобы поинтересоваться о деньгах, он задает мне совершенно неожиданный вопрос: «А чем тогда будет заниматься Юкки?» Круто, когда есть возможность подумать о соседе.

Костел

Мы приехали к Роману не просто так, для этого у нас был важный повод. Несколько недель назад стало известно, что в Узде за 27 241 рубль через аукцион был продан уникальный костел 1798 года постройки, который считается одной из главных городских достопримечательностей. С конца 1950-х годов старинное здание служило районным центром культуры, а затем долго пустовало. Его неоднократно выставляли на электронные торги, но желающих восстановить памятник не находилось. Как оказалось, его новым владельцем и стал Роман.

— Мне, наверное, просто было грустно на него смотреть. Я вообще к старине трепетно отношусь. Это здание XVIII века, и оно на глазах приходит в упадок. Забор рушится, крыша течет. Решил немного помочь, — говорит Роман по дороге к памятнику.

— Вы религиозный человек?

— Вообще, нет. Я крещеный католик, но не ходил в костел и всегда был далек от религии. Меня больше интересовала история этого места, его культурная значимость. Да и звезды как-то сошлись: костел и свечи… Мне кажется, это удачное сочетание.

С момента его приобретения прошло чуть больше двух недель. Сейчас бизнесмен оформляет документы и готовится к масштабной работе, которая ждет его в ближайшее время: белорус мечтает вернуть старинному костелу первоначальный вид.

— У меня обязательство по договору: в течение двух лет начать использование здания. Не реконструкцию, а именно использование. Для начала я проведу отопление и перенесу сюда часть своего производства. Это поможет как минимум сохранять здание и не давать ему разваливаться.

Со временем хочу освободить колонны, которые замуровали советские власти, когда решили сделать здесь дом культуры. Здесь вообще многое надо сделать, но все это очень сложно. Будем что-то пробовать. Я понял, что больше никто браться за него не хочет.

Роман показывает ветхие помещения костела, о котором здесь уже мало что напоминает. Изнутри это типичный советский ДК — со сценой и душными кабинетами.

Не стенах одной из комнат следы от пожара, по полу разбросаны шприцы и артефакты из нулевых: видеокассеты, плакаты культовых боевиков, обложки журналов.

— Все эти стены, думаю, нужно будет сносить: их построили уже в советское время из кирпича от старой звонницы. Ходят слухи, что под костелом изначально были подвалы, но их засыпали. Я бы хотел все это восстановить, но пока не загадываю. Еще не знаю, что получится.

Если честно, тут речи о бизнесе не идет. Это все на энтузиазме. Я просто понимаю, что сейчас люди мало об истории думают — больше о том, как семью прокормить. Тем более в регионах, где населения становится все меньше и меньше. Надо же с этим как-то бороться.

От редакции. Много-много лет назад Onliner открыл охоту на белорусов-оптимистов, которые не боятся жить и действовать. Сегодня наши поиски не окончены. Мы все так же ищем счастливых людей, на которых хочется равняться. Если вы тоже хотите стать героем наших публикаций, пишите на dm@onliner.by.

Читайте также:

Библиотека Onliner: лучшие материалы и циклы статей

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Дмитрий Мелеховец. Фото: Максим Тарналицкий