Рынок, прощай! Репортаж о последних вздохах «Лебяжьего»

1318
25 ноября 2019 в 8:00
Автор: Дмитрий Мелеховец. Фото: Александр Ружечка

Рынок, прощай! Репортаж о последних вздохах «Лебяжьего»

«Засвечивай пленку, засвечивай сказал!» — кричит нашему фотографу сердитый белорус и трясет кнопочным телефоном, на котором наверняка больше других стерты цифры из номеров экстренных служб. Мы не вступаем в бессмысленный конфликт и пытаемся успеть поговорить с кем-то еще. До закрытия рынка осталось 10… 9… Бежим дальше и спрашиваем двух спортивных парней, переминающихся с ноги на ногу «для сугреву»: «Пацаны, чем заняться решили?» «А мы еще не решили», — устало отвечает один и исчезает за горой дешевых кроссовок. 8… 7… Кажется, остальные тоже так ничего и не решили. Мы проведали умирающий «Лебяжий» и поговорили с его обитателями о реинкарнации, материальных ценностях и белорусской «абыякавасці».

Коротко о том, что происходит

В последнее время главный торговый рынок страны планомерно зажимают в кольцо жилых домов. Не так давно к «Полю чудес» вплотную подступили малоэтажные постройки «Олимпик Парка», а вскоре работы начнутся и непосредственно на месте торговых площадей.

Речь идет о застройке территории плодоовощного рынка и «Лебяжьего». В прошлом году сообщалось, что эта территория площадью примерно 16 гектаров была продана малоизвестному застройщику «Сетко Интернешнл», однако, по нашей информации, вести строительство все же будет хорошо знакомый гигант — «Тапас».

Первые новости о частичном переезде «Ждановичей» начали появляться еще в 2015 году, но тогда продавцы не воспринимали все это всерьез и просто ждали. Сейчас тоже ждут, но уже чуть более напряженно.

Готовить площадку для нового рынка и вовсе начали в далеком 2013-м. Тогда неподалеку от деревни Таборы (это примерно в 8 километрах от МКАД со стороны «Каменной Горки») развернулась большая стройка, а посреди полей зашумела техника. Сегодня новый рынок уже практически готов, а вот продавцы к работе на нем, кажется, пока не очень.

«Новый „Лебяжий“»

Сегодня добраться до Таборов без автомобиля будет непросто: вокруг достраиваемой площадки — только поля и промышленные постройки. Мы едем по указателям, на всякий случай уточняем маршрут у дорожников и оказываемся в точке назначения, где нас дожидается заместитель директора «Ждановичей» Евгений Липинский.

— Как-то далековато вы забрались, мы с проспекта Дзержинского полчаса ехали.

— От МКАД недалеко. К открытию запустим бесплатные автобусы из Минска, а потом нам пообещали дать регулярные маршруты — сказали, нужно только предупредить заранее. Тут и железнодорожная ветка есть, но в БЖД экономической эффективности в этом не видят. Может, позже получится, — отвечает Евгений Александрович и рассказывает о новом рынке, который практически готов к открытию.

На «бетонном поле» уже установлены навесы, под которыми будут стоять фуры с овощами и фруктами. В этом руководство «Ждановичей» видит первый весомый плюс новой площадки.

— Здесь будут созданы нормальные условия для продавцов и покупателей. Не будет луж, ветра — будет порядок. По периметру расположим объекты торговли, которые тоже будут выглядеть прилично. А еще один важный момент — это освещение, которого нет в «Лебяжьем»: летом люди смогут торговать до самого вечера, вплоть до 22:00, — рассказывает наш собеседник. — Мы эту площадку готовили с 2013 года. Долго, но мы не спешили никуда, тем более делали за собственные средства. Появлялись деньги — строили. Потом ждали.

— Всего было потрачено около $5 млн — под нами одного асфальта 12 сантиметров, а еще 30 сантиметров — подушка под ним, — объясняет заместитель директора.

Руководство рынка уверено, что они не потеряют свою клиентскую базу после переезда:

— Народ обязательно поедет, у него альтернативы нет.

Есть очень много людей, которые привыкли покупать все на рынке. Семья приехала на машине, купила себе продуктов на месяц, какой-то одежды, бытовой химии и так далее. Эти люди продолжат покупать все у нас. А где еще?

Больше у нас нет мест с такими ценами — ни в супермаркетах, ни на других рынках. На некоторые позиции разница может до 50% доходить.

— Да и выбор у нас намного больше: у нас может одновременно продаваться 10 видов томатов. Какой магазин вам даст такой выбор? — рассуждает заместитель директора и говорит, что на 545 павильонов уже есть около 600 претендентов.

Он уверен в успешности нового проекта, тогда как продавцы, которым вот-вот предстоит сюда переехать, настроены не так оптимистично. А может, просто привыкли стоять с грустным видом.

Отрицание

Кажется, в последние дни дождя в Минске не было, но на рынке все равно слякоть. Под ногами скользит грязная картонка, которая раньше служила полом в чьей-то примерочной. Возле потрепанной палатки, заштопанной старыми лоскутами, встречаем как следует утепленных мужчин, которые оказываются не против поговорить.

— Да туда даже продавцы не поедут, а покупателей вообще не затянешь! — кричит мужик и уходит за прилавок.

— Вы тоже не поедете?

— Не хочу я ехать, буду думать что-то. Есть та часть рынка, есть другие рынки, есть «Экспобел». В любом случае варианты есть. А чего мне туда ехать? Там поле! Там же вообще ничего нет! Я у кого ни спрашиваю, никто ехать не хочет, — говорит продавец и оставляет нас на разговор со своим коллегой — Евгением.

Мы спрашиваем у бизнесмена, что он планирует делать дальше: менее чем через два месяца его жизнь может измениться.

— Я вообще ничего не планирую. Нам конкретно ни слова не говорят, так что сидим и ждем. Там мне со своими куртками делать нечего. Оптовики с фруктами — поедут, им все равно где стоять. Там даже лучше: аккуратно все, машины могут нормально развернуться, потому что у нас здесь вечная толкучка и ругань. А я там не продам ничего. Не знаю, куда идти. В некоторых ТЦ в футбол можно играть — открывай не хочу. Но и там не все так просто.

Когда-то здесь было золотое дно, а сейчас я вижу, как люди продукты по карте «Халва» покупают. Какой здесь бизнес? Какая одежда? — говорит нам Евгений, больше восьми лет простоявший на «Ждановичах».

Мы пробираемся вглубь рядов и спрашиваем продавцов и бизнесменов о будущем. Одни явно боятся говорить о планах (у нас принято молчать обо всем, о чем можно молчать), другие стали жертвами притчи про мальчика, овец и волка, они просто не верят в скорый переезд, а третьи убеждают, что решили уйти с рынка. Большинство же попросту не знает, что делать, но не слишком по этому поводу парится. А таймер продолжает тикать: 6… 5…

Гнев

— Не поедем мы! Во всяком случае сразу. Площадка не раскручена, туда в первые годы никто ездить не будет, — говорит нам женщина и уходит к покупателям.

— Вроде распределять нас будут. Говорили, можно будет разделить точки (если у человека несколько): одна здесь остается, вторая в Таборы переезжает, — говорят три девушки из палатки с джинсами и бегут от фотоаппарата.

— Я продавец просто, и я никуда не поеду: меня с января увольняют. А собственники мои бизнес закрывают. Они пенсионеры, была у них хорошая прибавка к пенсии, да сплыла: никто не поедет в эти Таборы. А я куда? На Гоа полечу! — хохочет белоруска и тоже спешит закончить разговор.

— Может, кто-то говорить боится, — рассуждает Дмитрий, владелец трех точек. — Но многие и правда осведомлены не больше вашего. Как мне объяснили, перевозить роллеты мы будем за свой счет. Думаю, перевозка баксов 300 будет стоить. Как это будет происходить, я не представляю. Половина развалится по дороге: вы же видели, в каком тут все состоянии?

Мы спрашиваем продавцов и бизнесменов о заработке, но все стесняются. Рассказать соглашаются только две немолодые женщины.

— Если говорить про сезон и удачный месяц, то на $300—500 еще можно рассчитывать. Про $1000 вам загнули, здесь уже давно никто столько не зарабатывает.

Бывает, что вообще работаешь в ноль, лишь бы аренду заплатить. Доживает рынок, нет уже тех условий, что раньше, — жалуются они.

Мы решаем согласиться и пойти к фруктовым рядам — может, там народ чуть повеселее?

Торг

— А я рад, что мы переезжаем. Ты был в Москве на рынке или в Европе? Вот там порядок! А здесь — это же кошмар! Из лужи фруктами торговать. Лично я давно жду, хоть условия человеческие будут.

— Думаете, будут минчане туда ездить?

— А какие у них варианты? Вопрос стоит только в цене, место никак не влияет. Так что если мы поставим нормальные ценники (а там аренду обещают сделать ниже, чем здесь), то поедут еще как! Да и вообще, к нам не только минчане ездят — на «Ждановичах» вся Беларусь собирается.

Пока мужчина расхваливает возможности нового рынка, его соседка только вздыхает: она перебраться не сможет.

— Чисто физически как мне добираться туда? Мы летом до десяти вечера работаем. Мне потом где, на ящике спать? И так же, как я, будут люди рассуждать. У меня половину ящиков покупают частники для перепродажи. Купит женщина 10 килограммов и продает в розницу здесь или в городе. Там такого уже не будет, — рассуждает продавщица.

В палатках с овощами и фруктами отвечают еще более однозначно.

— Я не пропаду, дорогой! Пойду в другом месте заработаю — вариантов миллион, — говорит бойкая восточная женщина и ласково отгоняет нас от палатки: надо зарабатывать.

— Я всю жизнь здесь стоять не буду. Если будем видеть, что дело не идет, просто уйдем. Я вообще больше по косметике, стилю, так что это не основное мое занятие, — улыбается девушка Маша, помогающая молодому человеку за прилавком.

Депрессия

Рынок подержанных товаров тоже планируют переместить в Таборы, но позже. Пока «Поле чудес» просто сдвинули в сторону.

В будний день людей здесь не так много — стоят только те, кто трудится ежедневно. Мы подходим к мужчине, торгующему бытовой химией и спецодеждой, он ради нас откладывает в сторону бутерброд.

— Я тут 20 лет бездельничаю, поэтому могу тебе точно сказать, как все будет. Нас начнут выгонять в Таборы, но ехать никто не захочет. Вот смотри: приходит сюда какой-нибудь дед с болтиком в руках и ходит полдня, чтобы найти точно такой же и починить стиралку, которую ему мастер давно сказал выкинуть. Еще один дед точно такой же болтик продает — все довольны. А сколько всяких коллекционеров ходит и ищет хоть что-нибудь интересное! Как такое возможно где-то далеко за МКАД? А никак!

В итоге все наши останутся в Ждановичах, начнут устраивать стихийные рыночки. Милиция будет гонять, но сделать ничего не сможет. А как она инвалида с железяками на покрывале прогонит? Не посадят же они его. В итоге погоняют немного, а потом в очередной раз поймут, что ничего не получается, и вернут «Поле чудес» обратно. Так у нас всегда происходит, всегда сценарий один, — рассуждает белорус. — В крупном городе должен быть социальный рынок, это обязательно. Такие места помогают жить многим людям.

Принятие

Открыть новый рынок планируют уже 20 января 2020 года. До этого все предприниматели должны будут покинуть прежние рабочие места. В администрации рынка говорят, что люди всегда тяжело переживают изменения, но в итоге народ все равно поедет: а куда деваться?

— Как вы будете договариваться с продавцами? Они столько лет были вблизи Минска, а теперь придется ехать далеко.

— Люди всегда так реагируют. Были поближе, будут подальше — ничего страшного. Да и какие варианты вообще? Мы давно к этому готовились, сделали новый рынок с хорошими условиями для продавцов и покупателей. Когда «Динамо» закрывался, люди тоже боялись, но ничего, перебрались, — заканчивает Евгений Липинский и зовет на открытие.

4… 3…

Читайте также:

Библиотека Onliner: лучшие материалы и циклы статей

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Дмитрий Мелеховец. Фото: Александр Ружечка