Очень странные дома. Что построено на рекордно дорогих участках под Минском

433
09 октября 2019 в 8:00
Автор: Евгения Штейн. Фото: Анна Иванова

Очень странные дома. Что построено на рекордно дорогих участках под Минском

Среднестатистическому белорусу с зарплатой «по пятьсот» и картошкой за пазухой никогда не понять, что творится в головах и кошельках людей, без особого скрипа выбрасывающих миллион долларов на симпатичный домик под Минском. Onliner нашел самые дорогие участки, проданные на земельных аукционах за последние семь лет, и, заглянув за забор, увидел то, что развидеть уже не получится: от броских теремов и частных церквей до мрачных долгостроев с разбитыми стеклами. Одни выглядят скромно и неброско, другие поражают своими амбициями и размахом. Цены и фото, будоражащие воображение, — в нашем репортаже.

2012—2013 годы. Феерические 30 соток на берегу Дубровского водохранилища

Для начала вернемся в далекий и сытый 2012 год, когда результаты земельных аукционов били рекорд за рекордом, а участки в пригороде Минска уходили с молотка за сотни тысяч долларов. Особенно шокирующим выглядел ноябрьский аукцион, на котором два соседних участка в деревне Околица (по 15 соток каждый) были проданы за $500 тыс. и $345 тыс. Земля на берегу Дубровского водохранилища всегда стоила безумных денег, но про полмиллиона долларов здесь ни до, ни после никто не слышал.

Судя по всему, победители аукциона переоценили свои финансовые возможности и не смогли расплатиться. Или намеренно загнули цену, не желая уступать участки конкурентам. Правда, за это им пришлось лишиться задатка — 80 млн неденоминированных рублей, или около $9 тыс. с каждого. Что бы это ни было, но это сработало. В 2013 году оба рекордно дорогих участка вновь выставлялись на аукцион. Один из них в феврале ушел с молотка за 2 млрд 334 млн рублей, или $270 тыс. по курсу, актуальному на тот момент. Сейчас на этом участке стоит деревянная церковь.

На участке рядом с церковью возведено еще два больших дома: один — в «пряничном» стиле с крестом на коньке, другой — простой деревянный сруб со скатной крышей. Вокруг церкви расположился парк с расписанными валунами и статуями, а на окраине земельного надела — будка охранника и вольер с собакой.

На другой земельный надел в мае 2013 года претендовал всего один покупатель. Участок достался ему по начальной цене, повышенной на 5%, — около $72,5 тыс. Понять причину такого низкого спроса сейчас сложно: участок находится гораздо ближе к воде, чем тот, который в феврале забрали за $270 тыс., при этом не уступает ему ни в размере, ни в коммуникациях. Позже здесь появился роскошный деревянный терем с православным крестом на коньке и витражными образами в окнах.

Кроме основного дома непостижимых размеров на участке расположен двухэтажный терем поскромнее (видимо, для гостей) и красивая семейная часовня (не путать с церковью, о которой говорилось выше).

Что же произошло в 2013 году и почему совокупная цена 30 соток на берегу Дубровского водохранилища за год упала почти в три раза? Сейчас ответить на этот вопрос очень сложно. Весной 2013 года с рынком вообще происходили странные вещи: за лето средняя цена квадратного метра в Минске раскачалась до $1840. Ажиотаж на земельные участки, напротив, сменился полным безразличием со стороны покупателей. Возможно, былые участники земельных аукционов на волне роста цен решили инвестировать деньги в квартиры.

Так или иначе, оба участка достались одному хозяину. Говорят, что он меценат из России с белорусскими корнями. Терем он построил для себя, а церковь собирался передать белорусскому экзархату, но столкнулся с непреодолимыми сложностями.

— Я никогда не видел прихожан в этой церкви, — рассказал протоиерей Андрей Кузьма, настоятель церкви иконы Божией Матери «Млекопитательница», которая тоже находится в деревне Околица. — Знаю, что храм строится частным лицом на собственной территории с благословения архиерея Митрополита Филарета. Видимо, чтобы все это пошло на благо, во славу Божию. А в какой стадии это находится сейчас? Не всегда наши благие начинания завершаются успешным окончанием. С человеком, который строит эту церковь, я общался всего один раз. У него нет церковного сана, но он говорил про свое намерение передать церковь белорусскому экзархату, говорил, что строит ее для людей. Рассказывал, что родился в Беларуси, затем переехал в Москву, провел там какую-то часть жизни и продолжает там жить и работать, но питает чувства к Беларуси и периодически приезжает сюда.

2014 год. Скандинавский заброс в лесной чаще

Рекордсмен кризисного 2014 года — земельный надел в 14,64 сотки в деревне Крыжовка Ждановичского сельсовета, который ушел с молотка за 1750 млн рублей, или $165,6 тыс. по курсу, актуальному на тот момент.

Сейчас на этой земле стоит потрясающе красивый и колоссально большой дом в скандинавском стиле с панорамными окнами на лесную чащу. В одном из эркеров спрятана шахта для лифта. Территория не огорожена, некоторые окна уже разбиты, а в лесу вокруг безо всякого надзора независимо пасется смешанное стадо породистых коз и овец. Там же есть навесы и шалаши для зверей, где они, видимо, ночуют. Сооружения построены бесхитростно, вручную, как будто не очень обеспеченный человек решил помочь животным, которые внезапно остались без хозяина.

В 2014 году на аукционе разыграли еще один очень дорогой участок — 15 соток на краю коттеджного массива в деревне Лесковка. За него боролись 19 претендентов, и в процессе торгов цена земли выросла в 5 раз, составив 909 млн рублей, или $92 378. Спустя пять лет на этой земле не построили ни дом, ни даже коробку.

Есть только фундамент из газосиликата, стены, перекрытие второго этажа. На объекте мы заметили двух рабочих, а сам недострой поразил своими размерами, но не архитектурой. Рассказать о нем нечего.

2015 год. Особняк в Валерьяново на участке за $170 тыс.

Самый дорогой участок, ушедший с молотка в 2015 году, — это 14 соток возле леса в деревне Валерьяново. Он выставлялся на аукцион за 1,5 млрд рублей, но в процессе торгов цена выросла до 2,4 млрд, или $169 тыс. в эквиваленте на то время.

Сейчас на участке возвышается белый особняк с серой крышей, обнесенный металлическим забором и зеленой изгородью из туй. Прямо за границей участка начинается живописный смешанный лес. Дом выглядит дорого, но с точки зрения архитектуры ничем не примечателен.

«Серебро» в 2015 году досталось участку в Дроздово, цена которого достигла на аукционе 2,074 млн рублей, или $120 тыс. в эквиваленте на то время. Строительство коттеджа на 15 сотках до сих пор не завершено, хотя явно не стоит на месте. Большой дом оформился в готовую коробку с зеленоватыми окнами. Здесь явно вырисовывается что-то современное, но пока не удается определить даже стиль.

На участке мы нашли довольно интересную конструкцию — пластиковый погреб-землянку, которую несведущий человек вполне может принять за бункер. Кстати, при желании его можно использовать в этом качестве.

2016 год. И снова Околица

2016 год снова возвращает нас в Околицу — на берег Дубровского водохранилища, где стоят роскошный деревянный терем и церковь российского мецената с белорусскими корнями. В 2016 году Околица установила очередной рекорд по участку, расположенному рядом с церковью. Как и два других надела в Околице, он ушел с молотка дважды. В августе — за 251 тыс. рублей, или $126 тыс. в эквиваленте, а в декабре — за 207,5 тыс. рублей, или $106 тыс. То есть, судя по всему, победитель первого аукциона вновь загнул цену и впоследствии отказался от участка, чтобы сбить ее к зиме.

Кстати, форма у участка очень странная. И несмотря на то что с момента проведения аукциона минуло три года, сейчас на этой земле ничего нет. Вместо забора участок опоясан красно-белой лентой с предупреждением о том, что дальше расположена частная территория под видеонаблюдением и посторонним сюда лучше не соваться. Поэтому сделать толковые фото на местности нам не удалось. Впрочем, березы и сосны везде одинаковые.

Библиотека Onliner: лучшие материалы и циклы статей

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Евгения Штейн. Фото: Анна Иванова