Ссора в минском ЖК: как горка «не для всех» за 20 000 рублей обернулась всеобщей дракой

2211
04 сентября 2019 в 8:00
Автор: Евгения Штейн. Фото: Максим Малиновский

Ссора в минском ЖК: как горка «не для всех» за 20 000 рублей обернулась всеобщей дракой

Есть вещи, которые нельзя купить за деньги. Например, хорошие отношения с соседями. Иногда в элитных жилых комплексах случаются потасовки похлеще, чем в Шабанах или на Ангарской. Но в отличие от обычных домов, престижные — это государство в государстве со своими законами, судилищами и скелетами в шкафу. Каждый гражданин такого государства старается не выносить сор из избы. Этот конфликт — из ряда вон выходящий, потому что просочился в Facebook, а оттуда — в прессу. Затем в редакцию позвонил активный жилец и, как это часто бывает, попросил ничего не писать, ведь история «двух повздоривших мамашек» отбросит тень на весь жилой комплекс. Который, если опустить это маленькое недоразумение, является образцовым и самым лучшим в Минске, сказал он. И у нас нет причин ему не верить.

Но про «маленькое недоразумение» мы все-таки расскажем.

Заваруха произошла в жилом комплексе «Славянский квартал». В нем есть паркинг, а на крыше паркинга — детская площадка. Попасть туда может любой желающий, и огородить ее от посторонних нет возможности: с этой детской площадки организован вход в офисы и коммерческие помещения, которые не собираются ограничивать свою клиентуру жителями «Славянского квартала».

Тем не менее часть жильцов комплекса убеждены, что территорию огородить следует, и время от времени поднимают этот вопрос. А новая горка стала катализатором давно назревшей проблемы.

Впрочем, это не просто горка — правильнее будет назвать ее игровым комплексом. Одни утверждают, что она стоила €10 000, другие называют сумму в 21 000 рублей — разница не очень существенная. После установки горки в «Славянском квартале» начались стычки, доходящие до драк, и вот здесь уже свидетельские показания жильцов расходятся окончательно и бесповоротно.

Дальше мы расскажем эту историю по порядку. Все имена в статье вымышлены, реальна лишь описанная ситуация.

У Марины сын и дочь. Она обожает детей, дворняг, уже семь лет живет в «Славянском квартале» и производит впечатление исключительно миролюбивого человека. Но недавно она стала участницей серьезной драки на детской площадке. Есть и видео этой драки, снятое камерами наблюдения, на котором Марина с размаху бьет кого-то по голове. Все происходит на фоне той самой горки за €10 000, из-за которой, по словам Марины, рассорился весь двор.

— Мои дети выросли вместе с детьми из 12-го дома по улице Заславской, — говорит она. — Это общительные, хорошие дети, которые слова грубого не скажут. Днем дверь моей квартиры всегда открыта, потому что дети все время хотят туда-сюда. Но с тех пор, как у нас установили горку, мамочки включили переполох: «Эти дети будут ломать нашу горку, надо поставить чипы и не пускать подростков на территорию „Славянского“». Я им писала в чате: трясетесь за горку — сделайте табличку, что она предназначена для детей до 10 лет, установите чип на горку — зачем закрывать от детей весь двор? Но вместо этого они просто выкидывают посторонних детей с площадки. Тех, которые помладше, — с применением силы: хватали за руки, трепали за волосы, стаскивали с качелей. Дети из 12-го дома весь месяц приходили ко мне и жаловались. Я им говорю: «Дети, вызывайте милицию, сколько можно терпеть?» Но они боятся.

Затем в ситуацию вмешалась председатель «Славянского квартала». Я сама была тому свидетельницей: стоят девочки от 8 до 15 лет, пару мальчиков, а председатель им лекцию читает очень жестким голосом: «Зачем вы сюда приходите? Я вас спрашиваю: зачем вы сюда приходите? Если вас здесь унижают, оскорбляют, что вы здесь делаете вообще? Это частная территория, вы здесь гости и можете приходить сюда только в сопровождении детей, которые здесь живут». Потом начались какие-то спекуляции: мол, дети матом ругаются. А это совершенно беспочвенные обвинения.



27 августа мне позвонила подруга дочки Алина. Сказала, что одна из мамок — Анжелика — не пускает ее на детскую площадку, расставляет руки и грудью выталкивает: «Не смей, — говорит, — сюда приходить! Пошла вон отсюда!» Вместе с мужем Анжелика весь месяц патрулирует территорию: ходят туда-сюда и выкидывают этих детей. Я прихожу с родительского собрания. Думала, одну девочку не пускают, а там четверо детей стоят. Ждут меня возле входа во двор «Славянского квартала», чтобы пройти и поиграть. Я говорю: «Пойдем со мной, вас не обидят».

Захожу, сажусь за столик с детьми и слышу, как эти мамашки начинают над нами смеяться. Хотя конкретных слов не разобрать. Я говорю девочкам: «Не бойтесь, идите, играйте». Встаю, поворачиваюсь к женщинам, которые смеялись за нашими спинами, и говорю: «Только посмейте еще раз дотронуться до этих детей!» Анжелика вытянула шею вперед и полетела на меня. Подлетает и дает мне щелбан всеми пальцами. Я оторопела и ударила ее в ответ рукой по лицу. Она почему-то думала, что я не отвечу.

Началась заваруха, нас разнимали, мужик ее выбежал, схватил меня за волосы. В этот момент Анжелика толкнула девочку Любу, Люба упала и ударилась об стол. Мужик махал на девочек кулаками и орал: «Вон пошли отсюда!» Это полное безумие — то, что там происходило.

Утром Любу повезли снимать побои. А я сняла побои в тот же вечер, вернее уже ночью, и тут же написала заявление в милицию. Но Анжелика сделала это раньше. Именно она позвонила в милицию после потасовки.

Еще одно заявление в милицию, уже коллективное, написали родители детей из 12-го дома по улице Заславской: речь в нем шла о том, что Анжелика незаконно прогоняет их детей с площадки «Славянского квартала», преследует и снимает на видео. Подписи под заявлением поставили пять человек. На следующий день произошла еще одна схватка — на этот раз между Анжеликой и 20-летней сестрой одного из мальчиков, с которым то ли дружит, то ли враждует ее сын, и женщина подала в милицию еще одно заявление. Но это уже совсем другая история, которую мы опустим.

Алина, которую «допросили» и вывели на чистую воду

Помимо Любы, которая угодила под горячую руку дерущихся женщин, под раздачу — правда, психологическую — попала Алина. Марина считает, что на девочку надавили и заставили изменить показания. Анжелика утверждает, что ребенка просто вывели на чистую воду.

— Анжелика написала, что они «допросили» Алину и та рассказала им «всю правду», которая мне не понравится, — показывает Марина родительскую переписку. — Мама Алины работает в «Славянском квартале» уборщицей. Она встретила меня и попросила не впутывать в эту историю ни ее, ни ребенка. Она боится потерять работу и говорит, что в тот вечер после допроса Алина пришла домой вся в слезах. С тех пор девочка со мной не общается.

Председатель товарищества собственников просила только об одном: чтобы весь этот скандал не просочился в прессу. Они боятся, что квартиры в «Славянском квартале» потеряют в цене. Но я не хочу и не могу молчать, когда творится вся эта дичь. Когда детей бьют, оскорбляют, запугивают. Когда даже родители боятся за них заступаться. Муж Анжелики уже грозился выселить меня отсюда. Но эта ситуация убивает меня, и я просто не могу молчать.

В телефонном разговоре с Onliner Алина описала эту ситуацию совсем уж неожиданно: по словам девочки, с июля она готовится к школе и гулять не ходит. Хотя обе стороны конфликта подтверждают ее присутствие на детской площадке в день драки родителей.

— Прогоняла не Анжелика, а ее подруга, вернее соседка, — сказала Алина, отвечая на наши вопросы. — С качелей прогнала и сказала: «Если вы здесь не живете, то уходите». Типа здесь только собственники. Это было два раза: в мае и в июне. А дальше я просто не попадалась ей на глаза. Перестала гулять, готовилась к школе. И сейчас тоже уроки делаю, на улицу не хожу.

Чуть смелее оказались другие дети — например, Яна, которая была на площадке «Славянского квартала» в день потасовки.

— Да, нас выгоняла Анжелика, жительница «Славянского квартала». Мы просто гуляем на площадке, а она может подойти и сказать: «Идите отсюда, вы тут не живете, играйте на своей площадке». А когда шла девочка Алина, Анжелика стала на ворота, вытолкнула ее грудью и сказала: «Ты сюда не пройдешь!» А другая девушка, блондинка, мальчика за шиворот брала.

Анжелика утверждает, что сейчас находится в больнице с черепно-мозговой травмой и порванными связками, а в ситуации с дракой на детской площадке разбирается милиция. Что дети, особенно Алина, запудрили Марине мозги, а Марина, в свою очередь, настроила против нее, Анжелики, свою подругу, которая избила ее 9-летнего сына, и тому есть свидетели, доказательства и даже открытое уголовное дело.

По данным Onliner, Следственный комитет направил дело обратно в РУВД, то есть об уголовном расследовании сейчас речи не идет, как и о серьезных травмах, полученных Анжеликой в результате этих двух драк.

— Никто не был против того, чтобы дети из других домов приходили на нашу площадку, — рассказывает Анжелика. — Этим детям лишь объясняли, чтобы они вели себя на этих горках прилично: не ругались матом, не гоняли наших детей, которым, извините, не осталось места на этой горке, потому что стали приходить чужие дети из 12-го дома. И жительница, которая вам сейчас эту чепуху несет, приводила этих детей. Никто их не выгонял! Она сейчас врет страшным образом. У нас есть свидетели того, что она на меня набросилась. Один ребенок допрошен и рассказал, как все это было.

Она (судя по всему, речь идет об Алине. — Прим. Onliner) призналась, что ее подговорили две девочки — Маша и Наташа с Заславской, 11, — чтобы она наговорила на меня, будто я ее выгнала за ворота «Славянского квартала». Хотя меня в этот момент вообще не было на площадке, я была на родительском собрании в школе. Милиция уже изъяла все видео, и там достоверно можно рассмотреть, кто кого выгонял. То же самое покажут вам в товариществе собственников. Эта детская площадка под круглосуточным видеонаблюдением: назовите время, в которое я прогоняла детей с площадки, — мы изымем записи и покажем, что этого не было.

Просто эта женщина, Марина, не знает, куда бежать, потому что на нее завели уголовное дело за драку. Сейчас я нахожусь в больнице с черепно-мозговой травмой, сотрясением мозга, ушибом шеи, порванными связками. Потому что она меня избивала, а затем на меня налетели пятеро детей, которые били меня кулаками и ногами. А на следующий день меня избила ее подруга. И это все есть на видео. Заявление в милицию я уже подала. Когда меня выпишут, я получу заключение врачей и поеду с ним на судмедэкспертизу.

Про потасовку с «подругой Марины» Анжелика рассказала довольно детально, но вдаваться в подробности мы не будем: драка случилась на следующий день и не была связана ни с горкой, ни с детской площадкой.

— А горка меня вообще не интересовала, — продолжает Анжелика. — Да, эта горка была куплена за средства жильцов «Славянского квартала». Мы выбивали ее очень долго, многие жильцы были против, потому что они понимали, что, пока территория не закрыта, будут приходить другие дети. Но я никогда не была против детей из других домов, у меня самой 9-летний ребенок.

— А с чего начались конфликты, если вы не прогоняли этих детей?

— У Марины есть ребенок. У этого мальчика появились подружки — Маша и Наташа, им по 13 лет. Они начали с моим ребенком вести какую-то странную дружбу. Рассказывали мальчику про месячные и другие неуместные вещи. Просили его что-то сказать на камеру: матерное слово, например. И мне это, конечно, не нравилось. А потом он пришел заплаканный и говорит: «Мама, я что, не ваш ребенок? Маша и Наташа сказали, что вы меня усыновили». Я вышла на площадку, подошла к ним и сказала: «Девочки, вы хоть понимаете, что вы говорите? Это подсудное дело — то, что вы распространяете такую информацию». И добавила: «Чтобы я вас больше здесь не видела». Они ушли. А потом рассказали Марине, соседке из второго подъезда, совсем другую историю: якобы я их вышвыривала с детской площадки.

Марина сама еще не понимает, что повелась на эти детские сплетни. Но из-за этих детских сплетен пострадала моя семья. Неужели вы верите, что мы с мужем патрулируем территорию, что мы с соседкой выбрасываем детей за руки, за ноги, за волосы?! Если бы это было правдой, мы бы уже сидели. Никто никогда пальцем детей не тронул!

А в тот день, видимо, девочки из других дворов прибежали к ней домой и пожаловались на то, чего не было. А Марина не задала мне ни одного вопроса, просто спустилась и начала орать. Я подошла к ней, чтобы разобраться в ситуации, и получила по голове.

Комментарий председателя

Когда мы спросили председателя товарищества собственников «Славянского квартала» о конфликте на детской площадке, она очень удивилась такому вопросу.

— Председатель правления ТС — это управляющее лицо, как директор ЖЭСа. Я занимаюсь эксплуатацией здания. Если бы на какой бы то ни было жэсовской площадке возник конфликт, вы бы пошли к директору ЖЭСа с таким вопросом? Я не в курсе конфликта, который произошел на детской площадке, и никаких комментариев дать не могу.

Свою воспитательную беседу на детской площадке председатель ТС объяснила так:

— Я считаю, что дети до 14 лет должны гулять в сопровождении родителей. А когда 5—6-летки гуляют одни на улице, где уже стемнело, — я считаю, что это неправильно. Все родители должны воспитывать своих детей и нести за них ответственность. Какая разница, на какой площадке?

У меня 338 квартир. Как я могу идентифицировать, какой ребенок из этого дома, а какой — из того? Для меня важно, чтобы кто-то отвечал за детей, которые лезут на четырехметровую горку. Чтобы никто не свернул шею. Кстати, это неправда, что горка стоила €10 000. Она стоила 21 000 рублей вместе с покрытием. Но дело не в цене, а в том, что, когда дети залезают на четырехметровую высоту, за ними должен смотреть взрослый. И чтобы ребенок не сломал ногу на батуте, который они так успешно разорвали.

— Кто разорвал батут?

— Дети! Я не делю детей на чужих и своих. Чужих детей не бывает. И чей бы ребенок ни стоял и ни крыл матом как сапожник, я любому сделаю замечание. Здесь куча суточных квартир, куча командировочных квартир, невозможно разделить, кто чей ребенок. Вся эта ситуация просто высосана из пальца.


Вот как комментирует ситуацию в элитном дворе и правомерность действий жильцов адвокат Сергей Зикрацкий:

— Пока детская площадка не огорожена, ее могут посещать другие дети. И то, что она является собственностью товарищества, не может препятствовать тому, чтобы дети ее посещали. Горка — другое дело. Она приобреталась на средства товарищества и по сути является общим имуществом всех собственников дома. Члены товарищества имеют право определять, каким образом пользоваться этим имуществом. В том числе могут запретить пользоваться посторонним лицам, которые не являются членами товарищества собственников. 

Поскольку имущество принадлежит всем членам товарищества собственников, каждый член товарищества может разрешать пользоваться этим имуществом друзьям, коллегам, знакомым, которые пришли к нему в гости. Но если кто-то пришел с улицы и не является чьим-то гостем, формально товарищество собственников может запретить ему играть на этой горке, точно так же, как мы можем выгнать из подъезда человека, который без цели там находится. 

Для этого не обязательно огораживать площадку: можно просто запрещать. Но тут встает вопрос в эффективности такого запрета. Поскольку механизмов запрета у нас законодательством не установлено, возникает вопрос, каким образом этот запрет будет реализован. Если детская площадка огорожена, обеспечить запрет проще. В противном случае мы, реализуя наши права и не пуская на горку посторонних лиц, рискуем перейти установленную законодательством границу. Собственники горки могут попросить кого-то ее покинуть, но не имеют права применить физическую силу, чтобы кого-то выгнать. Законным механизмом здесь будет обращение в милицию, например, чтобы милиция выгнала того, кто незаконно пользуется общим имуществом жильцов. Но более эффективный способ защиты своих прав — это стандартное ограждение вокруг площадки.

Библиотека Onliner: лучшие материалы и циклы статей

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Евгения Штейн. Фото: Максим Малиновский