«В квартире появился новый жилец и сказал: „‎Это моя комната“». Сосед, который «изводил» героя Onliner, рассказывает свою версию

 
618
23 августа 2019 в 11:26
Автор: Евгения Штейн

Недавно мы поведали историю минчанина, который в 21 год стал «счастливым» обладателем комнаты в коммуналке. Он прожил в ней около четырех лет, а в 2013 году сбежал без оглядки. Спустя еще 6 лет Андрей (имя изменено) не может ни продать, ни сдать эту комнату. Статья состояла из двух рассказов о том, как дешевое жилье может превратиться в пытку. Сам же по себе конфликт в коммуналке — дело обыденное, обе стороны предстали в материале анонимно, поэтому мы не стали интересоваться позицией соседей. Однако в комментариях к статье сосед Андрея сам выразил желание высказаться. О том, как нашумевшая история выглядела с другой стороны, читайте ниже.

Что говорил Андрей (очень коротко)

Андрей переехал в коммунальную квартиру в 2009 году. Это была «двушка» с разделенными лицевыми счетами: в одной комнате жила молодая семья в ожидании ребенка, другая досталась молодому парню Андрею, которого родители таким образом стимулировали к началу взрослой жизни.

Сразу после заселения соседи «повесили» на Андрея долг бывшего собственника за электричество (впоследствии стороны договорились оплатить его пополам). Дальше — больше: Андрею приходилось оплачивать половину потребленного электричества и взять на себя половину уборки общей территории, как будто в квартире живут двое, а не трое человек, но он смирился, чтобы сохранить мир с соседями.

Когда соседи ждали ребенка, они предложили Андрею купить его комнату, однако по цене договориться не удалось: соседи считали, что предлагают Андрею цену выше рыночной, но не соглашались продать свою комнату за те же деньги. Идея продать квартиру и поделить деньги по долям им тоже не нравилась.

Открытый конфликт начался тогда, когда соседка оскорбила его девушку, пришедшую в гости. Андрей сразу отказался убирать квартиру по «волшебному» графику (раз в ней живет три человека, значит, и уборку нужно делить на троих). Соседей это не устроило. Следующие девять месяцев никто не убирал на общей территории.

Статья целиком: Купили квартиру, но жить не смогли. Минчане рассказывают, как дешевое жилье может превратиться в пытку


— После прочтения статьи складывается впечатление, что Андрей столкнулся с непорядочной, жадной и нечистоплотной семьей, которая пыталась решить свои бытовые проблемы за его счет, — считает сосед Андрея и высказывает свою позицию для объективности и полноты картины.

«В квартире появился новый жилец и сказал: „‎Это моя комната“»

В 2008 году мой отец продал комнату в нашей двухкомнатной квартире родителям Андрея, что для нас стало полной неожиданностью. В этой квартире мои родители жили с 1992 года, и продавать ее никто не собирался. Но после смерти матери отец начал строить свою личную жизнь, и мы ему мешали. Он невзлюбил мою жену, запил, начались конфликты. Отец предлагал нам выкупить его комнату за $35 тысяч. На вопрос, почему так дорого, отвечал, что ему нужны деньги на ремонт в новой квартире. Но у нас этих денег не было и в помине: я только начал работать, жена была врачом-интерном и получала ненамного больше стипендии. Услышав наш отказ, отец продал комнату посторонним людям за $23—24 тысячи, то есть гораздо дешевле, чем предложил нам.

Почему у нас не было преимущественного права покупки, как положено по закону? Да потому, что наша доля в квартире не была приватизирована. Сделка была проведена в два счета, и мы даже не подозревали о ней. В один прекрасный день в квартире просто появился новый жилец и поставил нас перед фактом: «Это моя комната».

Долг отца, который пришлось оплатить Андрею

До появления Андрея мы исправно оплачивали коммуналку, включая электроэнергию, но за свою часть несколько лет не платил мой отец. Родители Андрея купили комнату с этим долгом за электроэнергию. Естественно, мы не считали этот долг своим и не хотели его оплачивать, но, чтобы не портить отношения, пошли на компромисс. 

Кстати, с тех пор, как Андрей перестал жить в своей комнате, он перестал оплачивать электроэнергию, наращивая долг. Хотя на кухне еще полгода работал его холодильник. Мы примерно подсчитали, сколько он потребил, и предложили погасить этот долг, однако он не стал этого делать. А с зимы в квартире начала регулярно появляться его мать, холодильник снова заработал, но за электроэнергию по-прежнему никто не платит. Видимо, таким образом они компенсируют ранее понесенные расходы на оплату долга моего отца. Хотя очевидно, что это их ошибка: купили комнату и не поинтересовались, есть ли за ней долги.

«Андрей не хотел убирать общую территорию»

Когда Андрей переехал в свою комнату, мы договорились оплачивать электроэнергию пополам, потому что техники у нас было поровну: у него холодильник — у нас холодильник, у него стиральная машина — у нас стиральная машина, у него компьютер — у нас компьютер. И потребляли мы примерно поровну. По остальным коммунальным услугам у нас разделены лицевые счета, поэтому жировки с коммунальными платежами ЖЭС составляет исходя из долей, которые нам принадлежат. При определении «волшебного» графика уборки мы тоже исходили из площади квартиры: половина была его, половина — наша.

Впоследствии к Андрею начали часто приходить гости, а к нам не приходил никто. Представьте: вваливается компания молодых парней, топчет в прихожей и уходит. А Андрей не убирает. Жену это напрягало.

Изначально уборка в квартире проводилась еженедельно, общие площади имели опрятный вид. Но вскоре мы стали замечать, что Андрей или вообще не делает уборку, или делает ее крайне поверхностно. Заменить лампочку, починить дверцу шкафа или кран на кухне — это все не про Андрея. Чувствовалось, что ему все равно, что происходит на общей территории. А появление девушки усугубило конфликт, так как двум хозяйкам стало тесно на кухне. При этом нельзя сказать, что только моя жена ее оскорбляла. Это были взаимные словесные перебранки.

Да, возможно, мы в большей степени пользовались общей территорией. Но изначально мы пришли к решению убирать ее пополам, а не втроем, и в какой-то момент Андрей просто его саботировал вместо того, чтобы вернуться к переговорам. Возможно, потом он предложил убирать втроем, но из-за конфликта было не до этого.

«Разговор о покупке комнаты завела мать Андрея»

Андрей утверждает, что мы пытались уговорить его продать комнату, а когда он отказался, начали конфликтовать. На самом деле вопрос о продаже комнаты подняли его родители после того, как стало ясно, что мы не уживемся. Мы охотно шли на переговоры, поскольку ждали пополнения в семье и нам тоже нужно было решать квартирный вопрос.

Продать свою комнату мы отказались сразу: какой смысл, если у нас семья и мы ждем ребенка? Тем более это они купили вторую комнату, пусть они ее и продают.

Нам было известно, что за комнату они заплатили $23 000. Когда мать Андрея подняла эту тему, таких денег у нас не было. К тому же мы понимали, что суммой в $23 000 они не удовлетворятся, ведь тогда они ничего не заработают. Подбив свои сбережения, изучив кредитные предложения и заручившись поддержкой отдельных родственников и друзей, я предложил матери Андрея $26—27 тысяч. Однако она озвучила сумму в $30—31 тысячу, сказав, что столько стоят аналогичные предложения. Переговоры зашли в тупик. 

В последующем мы неоднократно возвращались к этой теме, но снижали цену по мере того, как в Минске дешевела недвижимость и ухудшалось состояние нашей квартиры. В прошлом году мы предлагали матери Андрея $19—20 тысяч с учетом состояния комнаты, хотя сопоставимые по планировке/району/состоянию комнаты на тот момент стоили $17—18 тысяч. Мать Андрея отказалась продавать комнату меньше чем за $23—24 тысячи. То есть они не хотят потерять в деньгах, несмотря на то, что в 2008 году квартира была после косметического ремонта, а сейчас это поле боя коммунальной войны.

— Андрей всякий раз был готов заплатить за вашу комнату те же деньги, которые вы предлагали ему. Что мешало вам продать свою комнату Андрею, добавить деньги, которые вы собирались потратить на покупку его комнаты, и купить себе отдельную квартиру? По меньшей мере однокомнатную.

— А почему мы с женой и ребенком должны уезжать в «однушку», а Андрей — оставаться в «двушке»? У нас появились дети, нам однокомнатной квартиры уже было мало, нам изначально нужно было думать о чем-то большем. А Андрей на тот момент был не женат. Все варианты, о которых вы говорите, выгодны Андрею, но невыгодны нам.

— Но вы предлагали ему то же само, утверждая, что эта цена выше рыночной.

— Можно сказать, что никого это не устроило. И этот узел не разрублен до сих пор. Никто не хочет уступать, все хотят соблюсти свои финансовые интересы.

— А почему бы сейчас не продать «двушку» и не разделить деньги по долям? Ведь у вас обоих решен жилищный вопрос.

— У нас с женой сейчас сложные отношения. И если я продам комнату, то с чем я останусь? Куда пойду?

Кто начал первый?

Андрей говорит, что своими действиями он только отвечал на наши. Но никаких «пакостей» мы ему не делали. За исключением взаимных словесных «перебранок», самым, наверное, неприятным шагом с нашей стороны была просьба освободить наши шкафчики и полочки на общей территории от его вещей. Андрей же упражнялся в мести во всю мощь своей фантазии:

  • Регулярно включал музыку на полную громкость, зная, что у нас маленький ребенок. 
  • Всегда оставлял дверь нараспашку после посещения туалета.
  • Развешивал на общей территории плакаты провокационного содержания (фото приведено в статье).
Плакат, о котором идет речь
  • Намеренно разбрасывал около входной двери грязную обувь.
  • Чтобы не менять лампочки на общей территории, вывел в прихожую из своей комнаты отдельный патрон с собственной лампочкой, а в туалет ходил с налобным фонариком.

Вызывает горькую улыбку и тот факт, что Андрей не только снимал все происходящее, но и спустя годы выложил снимки на всеобщее обозрение. Безусловно, это хорошая иллюстрация последствий коммунальной войны, но ведь это последствия его собственных действий в первую очередь. Это он бойкотировал уборку общей территории, это его переполненная мусорка стоит на кухне. А он выкладывает эти фотографии, будто бы нам в укор.

Жаль, конечно, что все так получилось. В целом, наверное, и он неплохой человек, и мы вроде хорошие люди, но конфликт интересов цепляется за малое и растет как снежный ком. Тут я с Андреем полностью согласен.

Библиотека Onliner: лучшие материалы и циклы статей

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Автор: Евгения Штейн