Режим отжима. Невероятная история строителя, который «подарил» непонятно кому кучу денег

359
15 июля 2019 в 8:00
Автор: Андрей Рудь

Режим отжима. Невероятная история строителя, который «подарил» непонятно кому кучу денег

Не поверите, мы снова в Могилеве. Манера брать и не платить — штука старая, надоевшая. Да, не всем так позволено, нужны какие-то специальные способности и разрешения — чтобы и суд проиграть, и ничего не отдавать, и тебе ничего не было. Но история строителя Александра Ракицкого интересна даже не тем, что его развели. А тем, какое интересное болото возникло вокруг этой ситуации. Тут есть «человек-вешалка», какие-то иллюзорные персонажи и вообще не иллюзорные деньги. Точнее, денег как раз нет…

Содержание

Цена вопроса — 440 миллионов (старыми)

В Шклове есть фирма «Стройинвестгрупп» — занимается, соответственно, строительством. Ее директор Александр Ракицкий обратился к нам после того, как многократно прошелся по всем ступенькам местных госорганов, которые смог отыскать. Забирался высоко, но всякий раз его сбрасывали на нижестоящие ступеньки.

Рассказывает Ракицкий странные вещи, в которые мы отказываемся верить: раз всюду послали, значит, претензии неправильные. Директор доказывает: вся эта мистика имеет объяснения с позиций материализма и антикоррупционного законодательства. Но дальше объяснений дело не двигается.

Человека можно понять: он бьется (об стену) за свои 440 миллионов рублей старыми. Наверное, мы бы тоже бились.

Если очень коротко, вот суть со слов строителя: реконструировал здание, плату не получил, здание каким-то чудом продали и «распилили», и все это под надзором госорганизаций. Звучит скучно. Но если нырнуть поглубже, открывается удивительный мир. Оно того стоит.

В Могилеве на Якубовского, 20, стоит большое здание ОАО «Обувь» (бренд «ШагоВита») — тут и контора, и цеха, и фирменный магазин. Еще часть первого этажа занимает ветцентр (ветеринары к делу отношения не имеют, они просто арендаторы). Именно этот кусок нас и интересует.

Объект невелик с виду, но именно вокруг него закрутилась интересная история. Когда-то это помещение принадлежало «Обуви», потом было дважды продано и теперь его хозяева — частные лица. Прежде чем погружаться в эту кишащую разными формами жизни муть, наберите воздуха.

Зиц-председатель?

2008 год. Помещение — 487 «квадратов» на первом этаже промкорпуса — все еще относится к фабрике, но толком не используется. Его решают продать под магазин или что-нибудь типа того.

На этом этапе появляется неприметный ИП из Гомеля по имени Жизняков, который покупает помещение за 160 млн рублей (всюду будут фигурировать старые деньги).

Забегая вперед, для лучшего понимания: Жизняков зарегистрирован в маленькой материнской избушке в частном секторе Гомеля. Фото не покажем, поверьте на слово. С виду не скажешь, что здесь может обитать человек, способный купить половину этажа. Но у богатых свои причуды, никто не вправе запретить им жить в дощатом домике, крытом старым шифером.

Кто вообще такой ИП Жизняков Виталий Николаевич? По данным сайта Kartoteka.by, с 2012 года он находится в процессе ликвидации. Ракицкий уверен, что это просто «Фунт», «зиц-председатель». Использует еще финансовый термин «вешалка».

Тут уже куча вопросов, на которые впоследствии пришлось придумывать ответы в ОБЭП и финансовой милиции. Например: где взял деньги? Ответы Жизнякова безыскусны и просты, не придерешься: деньги на покупку дал сын, живущий в России. Все.

Сначала платил — потом перестал

Итак, как бы то ни было, теперь новому владельцу надо привести купленный объект в порядок. Здесь на арену выходит человек по имени Возовиков, он же заместитель директора ОАО «Обувь».

— В мае 2011 года он обратился к нам в фирму в качестве официального представителя Жизнякова, — рассказывает директор стройфирмы. — В дальнейшем все рабочие и денежные вопросы мы решали с Возовиковым. Заключили договор на реконструкцию помещения. Тогда там были фактически голые стены. Мы не первые на этом объекте, до нас здесь работала другая фирма, но толком ничего не сделала, пришлось переделывать…

Задача подрядчика — «внутренности», внешняя часть и благоустройство территории (плитка, газоны, ливневка и так далее). По словам Ракицкого, первоначальная смета составляла 74 млн рублей, но именно за счет переделывания того, с чем напортачили предыдущие подрядчики, она выросла до 347 млн. Директор утверждает: подписывая новую смету, Возовиков отчетливо видел цифры, отдавал отчет в своих действиях, был в здравом уме, ни о каком недопонимании речи быть не может. Это важно, потому что позже одним из доводов заказчика станет как раз то, что смета завышена.

— Договорились, что в декабре 2011-го мы должны сдать объект, — продолжает директор. — Нас тут работало человек тридцать. Оплата происходила частями, по факту выполнения работ. Я подавал процентовки Возовикову, он принимал работу и действительно привозил наличку в банк, клал нам на счет. А потом перестал. Когда мы выполнили процентов 80 работ, задолженность составляла около 200 млн. А у меня уже долг по зарплате людям, которые десять лет со мной работают, за технику надо рассчитаться…

Возовиков обещал, что решит вопрос, — Ракицкий верил. Потом поступает новая вводная от заказчика: сдавайте объект полностью, тогда рассчитаемся. Ракицкий снова верит.

— Я взял кредит $10 тыс. лично на себя и все же к назначенному сроку сдал этот объект! Технадзор вместе с Возовиковым все проверил, — рассказывая все это, Ракицкий продолжает мять в руках кипу бумаг — тех, без которых помещение прямо перед нами вроде бы не имеет права использоваться.

В этой кипе бумаг есть любопытный документ — итоговая справка о стоимости работ: 370 млн. Необычность — в резолюции, которую оставил заказчик: «В подписи отказано».

Ракицкий по сей день удивляется: «Это вообще как?..»

Так можно было?

Этот штамп применим ко многим эпизодам в этой истории. Впрочем, попробуем придерживаться хронологии.

Ракицкий, разумеется, отправился в суд. Ответчиком получился Жизняков. Должность зиц-председетеля предусматривает, что все шишки валятся на него, он знает, на что идет, — это героическая профессия.

Директор стройфирмы пережил несколько десятков заседаний и процесс выиграл. С учетом пени и судебных расходов Жизняков теперь должен ему 447 млн рублей с копейками (старыми).

Мы понимаем, что это ничего не значит: взять деньги ответчику негде. А впрочем…

Следим за датами. Экономический суд Гомельской области вынес решение 21 октября 2014 года: Жизняков должен отдать деньги строителю Ракицкому. После этого, 10 марта 2015 года, Жизняков продает свой старенький ВАЗ-2115 (за 25 млн). Жизняков потом сказал исполнителям так: продал, потому что не знал об исполнительном производстве.

Не знал? Ну тогда ладно.

Более того, то самое помещение на Якубовского, 20, «он» вообще продал во время процесса — за 641 млн рублей. (Вы удивитесь, кому, но об этом ниже.)

Как это возможно физически, истец не в курсе.

В итоге исполнителям удалось описать имущество Жизнякова на 1,8 млн рублей (это долларов 120 на то время). Добытое богатство честно зачислено на счет Ракицкого.

Иного имущества и денег, которые могут быть обращены в счет долга, не обнаружено.

«Где деньги?» — «Отдал родственникам»

Конечно, Ракицкий многократно ходил в правоохранительные органы. У него штук пять отказов в возбуждении уголовного дела.

«Бизнесмена» Жизнякова неоднократно вызывали поочередно в УДФР и ОБЭП. Там он говорил то, что полагается говорить. Сообщил, что зарегистрировался в качестве ИП только ради этого объекта, что контролировал все Возовиков. Пересказал дежурную версию: фирма «Стройинвестгрупп» нарушила сроки, и контракт с ней расторгли в одностороннем порядке. (Ракицкий утверждает, что в сроки вписался.) Кто там работал дальше, владелец (тогдашний) помещения не в курсе.

Цитата из протокола: «По генеральной доверенности от его лица с ООО „Стройинвестгрупп“ сотрудничал Возовиков В. М. Он имел право на ведение финансово-хозяйственной деятельности, представление интересов ИП Жизнякова с правом подписи всех документов. Дать объяснений по существу Жизняков не смог, однако от возмещения денежных средств в пользу ООО „Стройинвестгрупп“ не отказывается и намерен возместить их в полном объеме».

Последняя волшебная фраза, как мы помним, нужна, чтобы не включилась уголовная статья «Мошенничество». Согласен платить, сидя в своей избушке, но просто пока нет денег, как появятся — так сразу. А значит, отношения сугубо гражданские — подите в суд. Суд вынесет решение в пользу истца, и это решение можно повесить в рамочку.

Кстати, где деньги, вырученные за помещение? «Отдал российским родственникам».

Что давали, то подписывал…

Когда в УДФР опрашивали Возовикова, он настаивал, что стоимость работ завышена. В частности, сообщил, что Ракицкий неоднократно предоставлял на подпись сметы по расходам сверх договора — Возовиков подписывал. В том числе и большую новую смету — по одному листу, которые располагались среди прочих. В результате, по словам Возовикова, он не обратил на нее внимания. Так и подписал. Потом узнал, что стоимость работ увеличилась раза в четыре. А после превышения сроков договор был расторгнут.

Но если отношения с Ракицким прекратили, кто же доделывал объект? Возовиков говорит, что фирма «Золак».

Что еще за «Золак»?!

ОДО «Золак» — могилевская фирма. Людей из этой организации тоже вызывали в милицию, проникновенно смотрели в душу. В результате они сообщили разное.

Бывший главный инженер (уже уволен) сказал, что да, были «незначительные работы».

Директор «Золака» сказала, что нет. То есть да. То есть нет… В общем, да, был такой главный инженер. И нет, не имеется документов, подтверждающих работу на объекте.

Опа. Ракицкий — «просрочил и не доделал». «Золак» — открещивается. А как же объект зарегистрировали? В акте приемки объекта указан как раз «Золак».

Ракицкий говорит, что это самое интересное. (Вообще-то, тут много «самого интересного».) И дело уже не в той куче денег, которую должны лично ему. У строителя вот прямо сейчас в руках вся документация, без которой физически невозможно было зарегистрировать объект.

— Чтобы ввести объект в эксплуатацию, необходимы исполнительные документы, — объясняет Александр Ракицкий. — Это журнал производства работ, акты на скрытые работы и так далее. Иными словами, если крыша обвалится, кого-то убьет, я должен отвечать. Но документы-то все у меня, я их просто не отдал.

Как так? Нарисовали новые документы?

Госстройнадзор: «Документы были в порядке»

И все же, помимо клубка частников, должно же как-то проявить себя в деле государство. Без санкции Госстройнадзора любое помещение использовать нельзя.

Опера ОБЭПа вообще очень тщательно поработали с этой историей. (Ракицкий уверен, что возбудить настоящее уголовное дело (или несколько дел) им просто не дали.) Наслушавшись Жизнякова с Возовиковым, задали логичные вопросы местному представителю Госстройнадзора, который принял помещение. Тот сообщил: разрешение на ввод в эксплуатацию выдал на основе документов, которые показал Возовиков, на тот момент они соответствовали всем требованиям. После выдачи разрешения документы возвращены Возовикову. Кто работал на объекте, не помнит.


…У этой истории так и не видно краев. Возможно, мы не знаем о каких-то персонажах, со временем появятся новые действующие лица, родственные связи и обстоятельства.

Сегодня этот несчастный кусок первого этажа находится в долевой собственности. Одним из владельцев является… директор «Обуви» Сергей Бурмистров. Тот самый, который много лет назад отчуждал неиспользуемое помещение предприятия.

Мы попытались получить комментарий у совладельца, позвонили в приемную ОАО «Обувь». Руководителя на месте не оказалось. Там записали наш номер, обещали передать…

электрическая, бытовая, 1.8 кВт, шаг цепи 3/8 дюйма, длина шины 40 см, 4.7 кг

Читайте также

Наш канал в «Яндекс.Дзен»

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Андрей Рудь