25 511
367
12 июля 2019 в 9:47
Автор: Евгения Штейн. Фото: Onliner, Елена Комарова

«Я потеряла клиентов — их не пускали на занятия». Конфликт школы танцев с холдингом «Горизонт»

В одном из зданий бывшего завода «Горизонт», которое теперь сдается в аренду, происходят такие вещи: посетителей школы танцев, которая находится в одном из заводских помещений, допускают на занятия только по пропускам и паспортам. «Четыре года мои клиенты проходили по двум гостевым пропускам, оставленным на вахте, а недавно пропускную систему изменили без предупреждения, на занятия допускались два человека, и школа потеряла множество клиентов, — написала на Onliner Елена Комарова. — Мы уже не в силах оплатить дорогостоящую аренду, а расторгнуть договор с управляющей компанией холдинга „Горизонт“ по инициативе арендатора можно только через суд». При этом Елена уверяет, что не нарушила ни одного условия договора и с запасом оплачивала «космические» счета за воду, из-за которых и начался конфликт, а все происходящее — не что иное, как месть за жалобу в контролирующие органы. Разбираемся в нюансах ведения бизнеса на бывшем заводе.

Завод «Горизонт» в понимании людей давно перестал быть режимным объектом: здесь сдаются помещения для малого бизнеса, происходят шумные вечеринки, модные выставки, работают кружки и секции. Однако, несмотря на это, в здании на Машерова, 11, по-прежнему организован пропускной режим, и, по словам Елены Комаровой, для ее клиентов он особенно жесткий.

— Все началось с космических счетов за воду, продолжилось жалобой в Госконтроль, а теперь конфликт достиг ситуации, когда ни работать, ни расторгнуть договор аренды мы не можем, — рассказывает она. — В 2014 году мы выбирали помещение для школы танцев. В здании на Машерова, 11, которое мы рассматривали, конечно, смущал турникет, но менеджер заверила, что это всего лишь пережиток прошлого, скоро его заменят на ресепшен, а пока все клиенты смогут проходить по двум гостевым пропускам, которые лежат на вахте. Клиентам, конечно, не очень нравится повышенный интерес со стороны охраны, но мы смирились.

— Для чего же нужен пропускной режим на предприятии, которое ничего не производит и сдает помещения в аренду под культурно-развлекательные объекты? Оказывается, для того, чтобы подсчитывать количество клиентов, хотя эта информация конфиденциальна, а ее использование — прямое вмешательство в работу школы, — убеждена Елена. — В январе 2019-го в счете за коммунальные услуги нам выставили 207 тонн воды.

Как потом выяснилось, расчет производился исходя из количества зафиксированных пропускной системой входов. Причем на каждое посещение списывалось по 118 литров воды. Меня удивила эта цифра. Для того чтобы потратить такое количество воды, каждый из вошедших должен был бы принимать душ по 10—15 минут. Душа у нас нет. Есть два туалета на этаже. Вот как они выглядят.

За четыре года аренды помещения нам насчитывали от 2 до 11 тонн воды в месяц, поэтому 20-кратное увеличение объема нас по меньшей мере удивило. Бухгалтер сказала, что никакой ошибки в расчетах нет. Я написала письмо с просьбой дать расшифровку и обоснование расчета. Прошел месяц, потом еще один, никакого ответа. 

Поскольку руководство упорно отказывалось идти на диалог, мне пришлось обратиться в контролирующие органы. Видимо, обращение возымело действие, потому что 21.05.2019 в 12:38 на мобильный телефон мне поступил звонок от директора бизнес-единицы «Недвижимость» ОАО «Управляющая компания холдинга „Горизонт“», смысл слов которого был примерно следующий: «Ах, вы жаловаться посмели, теперь держитесь: узнаете, что такое строго по закону».

По словам Елены, в тот же день ей поступил звонок от клиентов о том, что они не могут попасть в помещение школы для занятий, так как их не пропускают через турникет на входе.

— Издевательски пропускали ровно двух человек по количеству наших гостевых пропусков, не забыв при этом истребовать документы, удостоверяющие личность. Занятия были сорваны, клиенты остались недовольны, многие из них покинули школу навсегда. Клиенты всех остальных арендаторов проходят по-прежнему, — утверждает Елена, — по одному гостевому пропуску, который хранится у работника охраны, выдается для прохода и сразу возвращается работнику охраны. Никаких правил о выдаче на руки гостевых пропусков ни для кого другого не применяется.

Мне стало очевидно, что пропускная система используется еще и в качестве рычага давления на неудобных арендаторов. Мало того что мне выставляют космические счета за воду, я еще и теряю при этом клиентов. И не могу в одностороннем порядке расторгнуть договор аренды: он составлен таким образом, что право на это имеет только арендодатель.

Оказалось, что в день, когда Елена написала письмо в редакцию Onliner, администрация бизнес-единицы «Недвижимость» ОАО «Горизонт» оставила на проходной 40 гостевых пропусков для посетителей ее школы. Однако Елена об этом узнала только через неделю.

— Мои посетители уже привыкли ходить через «Песочницу» — там, где открыты двери и нет пропускной системы. Впрочем, новыми пропусками делу не поможешь: многие клиенты безвозвратно покинули школу с тех пор, как не смогли в нее попасть. А у тех, кто остался, продолжают спрашивать паспорт на входе, и, конечно, никому это не нравится.


Вот как прокомментировал ситуацию с резко возросшими счетами за воду и изменившейся пропускной системой директор бизнес-единицы «Недвижимость» холдинга «Горизонт» Андрей Дикун:

— У нас с Комаровой заключен договор аренды. Один из пунктов — «соблюдать требования пропускного режима, установленного на предприятии». За пять лет, что Елена Комарова снимает у нас помещение, пропускной режим не менялся. Да, я направил имейл начальнику службы охраны, чтобы клиенты школы Елены Комаровой проходили только по пропускам и паспортам, потому что они нарушали пропускной режим, установленный на предприятии. Я заметил это, когда просматривал камеры: оказалось, что к ней регулярно приходят люди, не отмечающиеся на проходной. Поэтому письмо было отправлено конкретно по школе Елены Комаровой. Хотя такой пропускной режим действует для всех арендаторов. Если пропуск гостю не предоставлен заранее, то арендатор может прийти за своим гостем на пропускной охранный пункт и сказать, что ждет этого человека. При этом человек предъявляет документ, удостоверяющий личность. Такие правила утверждены для абсолютно всех посетителей учреждений и организаций, которые находятся в корпусе на Машерова, 11.

— И все их соблюдают?

— Должны соблюдать. Все, не все — я не знаю. Когда замечаю, что клиенты ходят не по пропускам, обращаю на это внимание охраны. Такие имейлы пишутся постоянно, и не только по клиентам Комаровой. Это рабочий процесс. Я проинформировал начальника охраны, что посетители школы Комаровой нарушают правила пропускного режима. Что с этим делать, как организовать работу пропускного режима — это уже не моя вотчина, а вопрос, который решает начальник охраны.

— Правда ли, что после жалобы Елены в Госконтроль на счета за воду вы ей позвонили и сказали: «Теперь вы узнаете, что такое строго по закону»?

— Нет, такого не было. Есть конфликтная ситуация, которую мы всеми силами пытаемся разрешить. Приглашаем Елену на собрания, стараемся уладить этот вопрос. Вы бы слышали, какие истерики она закатывает.

— Ее можно понять, из-за этой ситуации она потеряла массу клиентов.

— Ничего подобного. Поток клиентов не сократился. Ее люди как ходили — так и ходят. Этих данных пока нет у меня в компьютере, но они есть на пункте охраны. Сейчас мы ей предоставили 40 дополнительных пропусков, чтобы ее клиенты не испытывали проблем с доступом.

— Но пока у нее было два гостевых пропуска, по ним проходили только два человека.

— У нас по-другому никак нельзя. Если два человека прошли по двум гостевым пропускам и не вышли из здания, охранник не может пустить третьего. Но арендаторы могут встречать своих гостей, говорить на охранном пункте «это ко мне», и их будут пропускать. Нам необходимы данные о посетителях, на их основании мы распределяем плату за коммунальные услуги: воду, лифт, уборку, как требует постановление Совета министров №433, вступившее в силу в сентябре 2018 года. Раньше при расчете доли возмещения за воду учитывались только арендаторы и их работники, сейчас посетители учитываются с ними наравне. Поэтому у Елены Комаровой так резко выросли счета за воду. Ее школу посещает больше 2000 человек в месяц, у других арендаторов посетителей гораздо меньше. Но система подсчета возмещения расходов на воду единая для всех, и не мы ее придумали.

— В ситуации, когда Елена Комарова снимает помещения без душа, а у других арендаторов есть душевые, разве справедливо распределять плату за «коммуналку» таким образом?

— Все помещения, в которых стоят душевые, оборудованы счетчиками на воду, и коммунальные платежи по ним начисляются отдельно.


По словам Елены, она в курсе постановления Совмина, на которое ссылается Андрей Дикун, однако существуют и пояснения к этому постановлению, согласно им количество посетителей для подсчета доли возмещения расходов на воду определяется в момент заключения договора. То есть как минимум по закону арендодатель обязан был перезаключить с ней договор и прописать там количество посетителей.

— Да, мою несчастную школу танцев посещает от 1000 до 2000 человек в месяц, но они проводят в здании всего один час. Разве справедливо, что за людей, которые пришли на работу в 9 утра и ушли в 6 вечера, начисляется такая же доля расходов на воду, как на моих посетителей? 1400 рублей за «коммуналку» — это сумма, которая просто убивает мой бизнес, я терплю сплошные убытки, оплачивая грандиозные счета за воду, которой не пользуются мои клиенты. Моя маленькая школа оплачивает 15% расхода воды в корпусе на Машерова, 11, скажите, разве это справедливо?

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Автор: Евгения Штейн. Фото: Onliner, Елена Комарова