175
04 июля 2019 в 8:00
Автор: Дмитрий Мелеховец. Фото: Александр Ружечка. Видео: Игорь Деменков

«Зарабатываю не много, потолок — 2000 рублей». Монолог белоруса, который прожигал жизнь, но вовремя опомнился

Брутальный промышленный район на окраине провинциального города. Вы наверняка бывали в таких, так что представить будет несложно. Забор из сетки-рабицы, непонятные металлические штуки, разбросанные вдоль дороги, треск сварки, приятный запах бензина. Напротив — частный дом, непонятно как затесавшийся сюда. В окно дома уставился странный конь. Говорят, он так телевизор смотрит. По национальным каналам сейчас, несомненно, рассказывают об уборке озимого рапса или о хорошей жизни на периферии. В последнее тяжело поверить даже коню, но исключения все же есть. Мы давно выяснили, что по всей стране работают отряды повстанцев, у которых получается взломать код и переписать старую программу под себя. Денис Павловский— один из таких. Он вне матрицы.


Раньше Денису Новополоцк не нравился. Город на него давил и довольно быстро выдавил: как только парню исполнилось 18, он собрал вещи и рванул куда подальше. Долго катался туда-сюда, а теперь вот вернулся. Говорит, Новополоцк хорош и не любить его можно только за отсутствие океана.

У Дениса на руках зеленка и полоса от мазута в районе колена. К нашему приезду он решил не прихорашиваться — оставить костюм-тройку в чулане и выйти в свет как есть, чтобы быть максимально живым и честным.



Несколько лет назад парень открыл свое производство и небольшой магазин. Он делает печки и камины, балуется всякими кузнечными штуками и снабжает белорусов важными в быту предметами. Это полноценный бизнес, который сегодня приносит неплохой доход. Но возникло его дело не сразу, в жизни Дениса было много всего.

Прожигатель (Бордо)

Денис окончил школу в конце девяностых. Тогда в промышленных городах начиналось то, что заканчивалось в столице. Парень хорошо помнит эти странные времена и возвращаться туда не хочет, хотя о проведенных годах не жалеет. Родители отправили его в бобруйский колледж искусств. Наверное, просто чтобы не сидел без дела и поменьше занимался ерундой.

— Каким ты помнишь Бобруйск конца девяностых? Тебе было комфортно вариться во всем этом?

— Я был глупый, уехал один и многого не понимал. Мы гуляли, развлекались, мне было весело. В молодости все веселей. Я беспощадно прожигал свои лучшие годы. Жил в общежитии, перезнакомился с кучей людей, и даже сегодня один из моих самых крупных партнеров — коренной минчанин, который со мной учился на резчика. Эта дружба сохранилась и переросла во что-то взрослое.

Но я помню, что чего-то не хватало. Я не хочу опять туда. Если смотреть с прагматичной стороны, сейчас круче.

В училище Денис получал профессию столяра-краснодеревщика, изготовителя художественной мебели. Его никогда не тянуло к работе по дереву, но в тот момент ему было все равно, чем заниматься, — подросток со своей системой ценностей просто плыл по течению, которое занесло его в далекий город Бордо.

— Ты уехал, когда тебе только исполнилось 18. Значит, план уехать за границу зрел давно?

— Мне было интересно посмотреть, что там, с той стороны. Как только звоночек прозвенел, я сразу и рванул.

Катался по Европе, смотрел. Потом осел в Бордо, где уже жили мои друзья. Они уехали чуть раньше, обосновались там, и я ехал на уже подготовленную почву. Я особо не выбирал. Мне сказали: «Едешь в Бордо». Я ответил: «Хорошо. В Бордо — значит, в Бордо».

Сначала просто по туристический визе жил, потом оформил документы. Чем занимался? Ну а чем обычно занимаются — мыл посуду, работал в ресторанах, на каких-то стройках. Абы чем. Молодой был, интересно было.

В Бордо Денис прожил лет пять. Собрался поступать в тамошний университет, но для этого ему нужно было вернуться домой, чтобы собрать нужные справки и документы. Новую визу Денису не открыли, он застрял в Беларуси, а потом махнул рукой и решил больше никуда не ехать. Как минимум пока.

Друг (Минск)

Денис стал чуть старше, и его приключения временно закончились. Нужно было в очередной раз начинать сначала, но конкретного плана не было, да и думать не очень-то хотелось. 23-летний парень поступил в местный иняз, а потом перевелся на заочное в Минск, чтобы однажды вернуться во Францию с применимой специальностью.

Следующие пять лет пролетели в Минске. Здесь Денис работал на мебельном производстве, потом в салоне электротехники — преподавателем иностранных языков, как и слесарем, он не проработал ни дня. В какой-то момент он в очередной раз махнул на все рукой и решил возвращаться домой: «Там рядом лес и много озер».

— Почему тебе захотелось отказаться от возможностей больших городов и уехать на природу? Постарел?

— Ну да. Я не сильно понимал, что делаю. Успел еще в Петербург съездить к товарищу. Не совсем мы с ним сработались, решили друг друга не нервировать и разбежались. В Новополоцке опять же не пойми чем занимался. А может, и пойми чем. Не знаю.

— Вернуться в Новополоцк ты тоже решил спонтанно?

— А как-то последовательно все шло. Нет, психов не было никаких, все было спокойно. Я считал деньги, в Минске мне сложно было снимать квартиру, зарплата не позволяла. Я взвесил и решил, что у меня в Новополоцке есть все то же, что и в Минске.

Найти работу на родине у Дениса не получалось. Он пытался устроиться в местное отделение сети салонов электротехники, на которую работал в Минске, но вакансий не было. Через какое-то время молодому человеку предложили попробовать себя в роли слесаря. До мозга костей городскому парню, который не привык вымазывать руки и тягать железяки, было как минимум непривычно, но со временем рутина его засосала и еще год тянула по течению. Открывать собственное дело он не особо стремился, но все снова получилось само собой.

— С чего начинался бизнес? Ты же с печами до этого даже дел не имел.

— Я просто работал, и в один момент мой товарищ из Минска предложил заняться продажей печек. Он тоже был в поисках себя: то охранником работал, то торговал какой-то ерундой. Я согласился.

Я тогда вообще не понимал, на что подписываюсь. Я никогда не был предпринимателем, никогда ничего не продавал, да вообще понятия не имел, как это все устроено. Всегда думал: торгаши и торгаши. Бэкграунд для меня не существовал. Я не имел какого-то плана, прогнозов, не знал ни рынка, ни товара. Потом я немного почитал и понял, что сфера интересная, хотя это все равно было настолько детское и поверхностное решение! Но фортуна вынесла.

Печки (Новополоцк)

В кармане Дениса на тот момент было всего несколько тысяч долларов, еще тысячу дала бабушка, поверившая в начинание любимого внука. На эти деньги парню нужно было купить первую партию печек, арендовать торговое место, оформить документы и как-то жить хотя бы первые месяцы.

Денис купил десять печек, арендовал роллет на строительном рынке и приготовился к продажам. Прошел месяц, второй, третий, но люди даже не интересовались. Его запасы тем временем истощались и заменялись отчаянием.

Свою первую печь он продал только спустя три месяца. Это была самая дешевая модель, ее нужно было как-то доставить клиенту, не имея даже водительских прав, но Денис слегка воодушевился и постарался сделать все, чтобы клиент остался доволен.

— Тебя немного отпустило после этой продажи?

— Это была первая сделка за всю мою жизнь — магазин не считаем, я продавал не свое. Потом я продал вторую печку, третью, четвертую и подумал: а может, не так все и страшно? Хотя я все равно плохо понимал, что происходит и чем я занимаюсь. Но ко мне приходили люди, задавали сложные вопросы, я искал на них ответы, все время совершенствовался, начинал понимать сферу.

Ко мне приходил человек — и я старался завершить сделку. Даже если без заработка, все равно пытался продать. Я думал так: если человек уйдет от меня довольный, то он приведет еще. Может, это звучит как-то наивно, но, по сути, эта система сработала. И до сих пор работает.

Деньги (Беларусь)

Постепенно дело пошло в гору. О Денисе узнали не только в Новополоцке, но и в соседних городках и деревеньках. Денис наладил регулярные поставки печей и каминов из Франции, Хорватии и Норвегии, а еще заключил контракт с компанией «Печкін», которую сегодня и представляет в регионе.

Когда стало понятно, что спрос на этот неочевидный товар есть, Денис решил открыть и собственное производство — в том самом месте, где еще недавно работал слесарем и тягал железяки.

— Сколько времени прошло, прежде чем ты начал нормально зарабатывать?

— Я даже сейчас, наверное, нормально не зарабатываю и даже не представляю, когда смогу так сказать.

Вроде деньги приходят, но у нас есть очень много точек роста, куда нам жизненно важно расширяться. Люди это просят. Я живу в простой квартире, у меня нет дорогих машин. Я вкладываю дальше, инвестирую в бизнес. Нам надо территорию причесать, постройки все в порядок привести.

Моя зарплата (то есть деньги, которые я оставляю себе) — наверное, от 1000 до 2000 рублей. Но 2000 — это потолок, который я себе выплачиваю, когда мы делаем хороший месяц и позволяем брать бонусы. Все в развитие, все в бизнес идет.

Денис ведет по своей территории. Сейчас у него работает человек десять, если считать персонал магазина вместе с рабочими. Сварщик стесняется и прячется под маской, сейчас он делает лофтовые перегородки для столичного заказчика.

— Тут у нас все брутально. Лофт, Instagram — вы должны знать. Вот так оно рождается, вот так рождается гламур — в таких страшных, жестких условиях.

Сегодня его компания продает примерно два-три десятка печей в месяц — порой у ребят даже не хватает ресурсов, чтобы удовлетворить потребности покупателей.

 

В ближайшее время Денис планирует здорово расширить производство и выйти на республиканский уровень: в Новополоцке снова становится тесно, а Беларусь большая — доставлять можно в любую часть страны.

Последние три года бизнесмен работал практически без отдыха и все силы отдавал работе, в которую наконец влюбился. Устал, но от работы по-прежнему кайфует. Сейчас старается беречь силы, чтобы не выгореть. Пацанам на производстве перерабатывать тоже не дает — ровно в 17:00 выгоняет всех по домам.

— Ты много ездил, много пробовал и только сейчас нашел свое место. Не жалко потраченных лет и прожженной молодости?

— Все те непонятные куски жизненного опыта сейчас начинают складываться в целостную картину. Я ни о чем не жалею, все это дало плоды.

Если бы все было по-другому, если бы я задержался на одном месте, может, и не пришел бы к тому, что имею сейчас. Этот калейдоскоп сложился в такую картину, и на данный момент она целостная, законченная. И есть вектор, куда я могу двигаться.

От редакции. Много-много лет назад Onliner открыл охоту на белорусов-оптимистов, которые не боятся жить и действовать. Сегодня наши поиски не окончены. Мы все так же ищем счастливых людей, на которых хочется равняться. Если вы тоже хотите стать героем наших публикаций, пишите на dm@onliner.by.

Читайте также:

Наш канал в «Яндекс.Дзен»

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Дмитрий Мелеховец. Фото: Александр Ружечка. Видео: Игорь Деменков