692
22 июня 2019 в 8:00
Автор: Оксана Красовская. Фото: Александр Ружечка

«Они же всю реку высушат!» Частник приспособился поливать огромное картофельное поле водой из реки

Засеянные и ухоженные поля — визитная карточка нашей страны. Сколько дорог ни проедешь, все будет окультурено, россияне только рты разевают от того, что так может быть. И не в одном месте, а от края до края. В нюансы сельскохозяйственной деятельности мало кто вдается: где колхозное поле, а где частника — с наскока не разберешь. Да и какая, казалось бы, разница, если все цветет и буяет? Но разница есть, и ее прочувствовали на себе жители деревень Найденовичи и Трилес: гектары пахотной земли взяла под свое крыло компания «Агроцентр Сула» — мощный игрок на картофельном рынке, успешно работающий уже более семи лет. У компании есть люди, оборудование, деньги, технологии. Но местные жители опасаются, что совсем скоро все это великолепие может обернуться против них. «Высосут реку, да и все», — переживают сельчане, глядя на внушительные установки для полива и километры труб, идущие от реки Сулы прямиком на поле.

Сула и картошка

Огромное — на 200 гектаров — картофельное поле на краю деревни Найденовичи можно назвать образцовым. Глаз настоящего белоруса оно не может не радовать: уходящие вдаль безукоризненно стройные ряды, кудрявая зелень, ни одного сорнячка. Хоть ты учебники иллюстрируй.

Общую идиллическую картину нарушают разве что груды камней, разбросанные по периметру всего поля. Прежде чем засеять землю, компания поработала с «основой» и избавилась от всего лишнего. «Тут же раньше луг был. А теперь что — свалка камней. Предприниматели уедут, а этот бардак останется. Вывозить или закапывать кто будет?» — сокрушается местный житель Евгений, который вырос в этих краях и видел, как меняется местность.

Но даже не это тревожит сельчан. Гораздо большее опасение вызывают километры труб, проложенных от реки Сулы до самого поля. По ним, когда будет засушливо, побегут сотни кубометров речной воды, чтобы не дать урожаю «сгореть». Что при этом будет с самой Сулой, для местных пока загадка, отгадку на которую они очень боятся узнать: река-то в их местности небольшая и неглубокая.

— О том, что у нас в районе работают фермерские хозяйства, выращивающие картошку, я знал только понаслышке, — рассказывает Евгений, который первым увидел трубы на земле. — Меня это мало интересовало: у каждого свое дело. Так что у меня к людям нет ни личной неприязни, ни каких-то конкурентных войн. Заняться вопросом вынудило только происходящее.

Мужчина вспоминает, что несколько недель назад, когда была жара, решил отвезти детей на речку в соседнюю деревню покупаться. Сунулся в одно место — там занято, в другое — та же ситуация. Поэтому решил вернуться и проверить «тайное» место на родной Суле — там, где когда-то была мельница и глубина дотягивает хотя бы до двух метров. Проезжая местными тропами, увидел нечто новое для себя.

— Еду и замечаю, что посреди поля лежат трубы. И солидные такие, сантиметров 30 в диаметре. Что такое? Двигаюсь дальше — опять трубы. Решил туда-сюда пройтись, чтобы понять, что и откуда идет. Вышел на берег речки — и вижу, что там уже плиты бетонные укладывают, а рядом агрегат огромный — насос. Спрашиваю у рабочих: что происходит-то? А они: будем поле орошать.

У меня сразу вопрос: река мелкая, в большинстве наших мест всего по пояс, если не по колено, ее же так всю на поле и выкачают, особенно когда начнется жара и бизнес захочет не потерять урожай. У них же 200 гектаров картошки, а сколько той Сулы…

Если верить «Википедии», то Сула, она же правый приток Немана, имеет длину 76 километров, площадь водосборного бассейна составляет 520 квадратных километров, среднегодовой расход воды в устье — 3,5 м³/с. «Река Сула по праву считается одной из самых чистых рек Минской области. В водах данной реки водится речная форель, что привлекает на нее множество рыбаков», — сообщается на сайте одной из компаний — организаторов сплавов на байдарках. В окрестностях Найденовичей Сула действительно слабенькая: от берега до берега — всего несколько метров, глубина — не то что не утопишься, даже не намокнешь толком. Опасения местных жителей можно понять, особенно в сравнении с диаметром и километражем труб.

— Мы боимся, чтобы тут не случилась локальная экологическая катастрофа. Река эта — настоящее богатство, — продолжает рассказ Евгений. — В ней водятся форель, хариус. Таких чистых рек всего штуки три на Беларусь. А если из-за этого вмешательства аграриев устоявшаяся система будет нарушена… Кто будет ее восстанавливать и получится ли это вообще? Кстати, рыбнадзор у нас тут очень строгий: ходят, смотрят, чтобы кто чего лишнего не словил. А как в воду запустить насос — так пожалуйста. Еще неизвестно, не погибнут ли мальки из-за того, что воду будут тягать: специальную сетку они вроде установили, но сработает ли она на все сто?

Как я узнавал, «Агроцентр Сула» в прошлые годы уже брал так воду в других деревнях. И местные жаловались на результат: я своими глазами не видел, но люди говорили, что озеро возле Скоморошек упало на полтора метра и пока не восстановилось — «выпили» его своими поливами. Поэтому и боимся за наши деревни. А еще говорят, что за всеми этими предприятиями стоит российский капитал, то есть выжимать все будут по максимуму.

Где вода для Найденовичей?

Найденовичи — живописная деревушка, расположившаяся вдоль Сулы. Дачников тут уже, наверное, больше, чем постоянно проживающих, но проблема у всех сейчас одна: в колодцах стало мало воды. А та, что есть, отвратительного качества. Пенсионеры Александр и Людмила жалуются, что за день в колодце только на одну бочку и собирается.

— Насосом на полбочки еле накачал, потом часа четыре жду, чтобы хоть что-то набежало, — рассказывает хозяин, как обстоят сейчас дела. — Обидно, что речкой заниматься некому — ни чистить, ни облагораживать. Зато как дать ее выкачивать — вопросов нет.

— Ситуация такая уже несколько лет, — переливает в банку только что набранную в колодце желтоватую воду женщина. — Вот посмотрите, что мы имеем. А раньше была чистейшая, кристальная вода. Эту сейчас только на полив и используем, пить, естественно, не будешь. Чтобы готовить и пить, мы воду покупаем или ездим с канистрами в другую деревню. А когда они начнут откачивать воду из Сулы, у нас, наверное, даже этого в колодцах не останется. Здесь же одна верховодка.

— Я бы этих коммерсантов с их техникой вообще выгнал отсюда, — заметно кипятится мужчина. — Вы, городские, не видите, а они каждый день на поле что-то льют. В колхозах ведь тоже удобряют и подкармливают, но не в таких количествах. А тут бог его знает что льют без перерыва. У нас деревня в низине находится. Если это пестициды и другая химия, так после сильного дождя все у нас на огородах и в колодцах окажется. И ведь никто ничего у людей не спросил. Колхоз здесь раньше кукурузу и жито выращивал, все тихо было, а теперь вот картошка — и сразу столько вопросов.

Вместе с другими неравнодушными Евгений написал коллективное обращение по поводу забора воды из Сулы. Сообща люди собрали у местных жителей более 90 подписей. Обращение завезли в Администрацию президента, ответ на свой запрос сельчане получат где-то через месяц.

— Я у руководства «Агроцентра Сула» спрашивал: почему бы вам не пробить скважину и не брать воду оттуда? Так мне ответили: мы арендуем поле на год-два, не больше, поэтому нет смысла вкладывать деньги. У меня и возник вопрос: а почему вы арендуете на такой короткий срок? И будет ли после вас тут что-то расти? — рассуждает Евгений.

Мнение фермеров

К вопросам людей и прессы в ООО «Агроцентр Сула» относятся на удивление спокойно и готовы комментировать ситуацию. В компании уверяют: все разрешительные документы есть. Разрешение на забор поверхностных вод выдал Минский областной комитет природных ресурсов и охраны окружающей среды, документ датирован 10 июня 2016 года и действителен на протяжении пяти лет. Проект на забор воды из Сулы был разработан «Белгипроводхозом» (работа велась еще зимой).

— В разрешении прописано, что мы имеем право на изъятие поверхностных вод в бассейне реки Неман (Сула входит в этот бассейн). В день максимум 2050 кубических метров, в год — 100 000 кубических метров. И ни разу мы не выбирали этот максимум. Полив организуется исходя из погоды: если идут дожди, то никто, конечно, воду из реки не забирает. У нас установлен специальный счетчик, чтобы не забрать ничего лишнего. Показания проверяются.

Сейчас у нас в разработке только одно поле на 200 гектаров. Арендуем его не мы — меняемся с другими хозяйствами, чтобы обеспечивать севооборот. На поле установлено пять катушек — это все наше оборудование, ничего добавляться не будет.

Чтобы из-за забора воды не пострадала рыба и другая речная живность, в том месте, где осуществляется водозабор, устанавливается дельтовая сетка, которая не пропускает ни мальков, ни рыб, ни лягушек, —пояснил директор предприятия Дмитрий Вашкевич.

Руководитель также заверил, что компания платит за потребляемую для орошения воду государству, но сколько именно, не уточняет: коммерческая тайна.

Взгляд эколога

— Такая практика существует, и в ней нет ничего нового, — объясняет нюансы орошения Наталья Поречина, специалист по устойчивому управлению водными ресурсами — координатор проекта учреждения «Центр экологических решений». — Однако важно знать, что использование государственных поверхностных вод (а любая вода у нас государственная) требует отдельного разрешения на спецводопользование.

Если организация утверждает, что с документами все в порядке, стоит проверить еще и то, какие объемы добычи воды ей разрешены и соблюдаются ли они. То есть важно не только разрешение, но и соответствует ли реальный водозабор дозволенному. Ведь когда областной комитет давал разрешение на водозабор, он должен был провести расчеты: какой объем воды можно забрать из реки, чтобы не нанести непоправимый ущерб природе и она потом могла восстановиться. (Проверить это может Столбцовская районная инспекция.)

Если местные жители говорят, что им не хватает воды уже сейчас, даже когда система еще не запущена, это повод письменно обратиться с жалобой в местный исполком и Минский областной исполнительный комитет. Горячая линия тоже подходит. Чем больше таких жалоб, тем лучше: реагируют у нас, как правило, если проблема носит массовый характер. Можно написать в эти инстанции и коллективное обращение, насобирав минимум 30 подписей, — тогда на место должна будет выехать комиссия и изучить качество и состояние воды и все происходящее.

Смесители в каталоге Onliner:

однорычажный смеситель для ванны и душа, монтаж на стену

Наш канал в «Яндекс.Дзен»

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Оксана Красовская. Фото: Александр Ружечка