567
10 апреля 2019 в 9:30
Автор: Оксана Красовская. Фото: Максим Тарналицкий
«Коттеджи пустят под бульдозер, а на их месте построят „тару для людей“». Минчане против сноса «оазиса» на проспекте Дзержинского

Минск готовят к прощанию с еще одним кварталом частного сектора. На этот раз речь идет о неприметном участке, идущем параллельно проспекту Дзержинского. Первую линию деревянных домов здесь снесли уже достаточно давно — еще когда строилось метро «Грушевка» и расширялся сам проспект. Сейчас подобрались к «глубинам». 16 апреля должен состояться открытый аукцион на право проектирования и строительства капитальных строений, на котором и постараются продать ладный кусок столичной земли, а именно участок площадью около 6 гектаров. На пока еще застроенной усадьбами территории по задумке градостроителей через некоторое время должны появиться многоэтажки и многофункциональный комплекс с паркингом. Но, как это часто бывает, далеко не все местные жители (особенно хозяева добротных домов) разделяют порыв чиновников пустить их коттеджи под бульдозер.

Старый район, который должен превратиться в «термитник»

Улицы 1-я и 2-я Землемерная, а также Землемерный переулок и Щорса, пересекаясь, образуют нечто вроде оазиса среди каменной пустыни. С одной стороны от них — видавшие виды хрущевки, с другой — джунгли 20-этажных новостроек. Наблюдать высотки, находясь посреди частного сектора, даже как-то необычно: уж слишком здесь умиротворенная атмосфера для того, чтобы можно было заподозрить кипучую жизнь рядом. Но всему этому совсем скоро может прийти конец.

Большая часть домов в квартале — обычные деревенские хаты, но при этом внешне вполне добротные. Возвести современные коттеджи успели немногие — те, кто не растерялся в 90-х, когда менялась нормативная база, и к тому же имел тогда достаточные средства. Все остальные десятилетиями жили под приговором сноса — без права реконструкции, глобального ремонта и даже возможности провести канализацию.

— Этот район начал активно формироваться с 1936 года, — рассказывает Дмитрий, один из местных жителей. — В те годы это был глубокий загород — урочище Медвежино. Ни о каком включении в столицу никто и помышлять не мог. Большие участки по 12 соток здесь выделяли людям, переехавшим в Минск работать и нуждавшимся в метрах, чтобы те самостоятельно решали жилищный вопрос. Начиналось с постройки времянок, потом хозяева нормально обживались, появлялись крепкие срубы.

До сих пор в выставленном на продажу квартале есть дома, построенные еще в те «незапамятные» времена. Эти деревянные срубы пережили все, даже Великую Отечественную войну, не пережить могут разве что нынешнюю градостроительную политику.

— Старенький домик, который стоял на участке по 2-й Землемерной улице, я купил в 90-е, — рассказывает Валентин, архитектор по профессии. — Избушку снес, а на ее месте построил комфортный коттедж. Спокойно жил все эти годы, имея землю в пожизненно-наследуемом владении, и вот теперь мне заявляют, что мой дом и все соседние надо снести. И ради чего? Ради того, чтобы построить здесь убогие «термитники»!

В планах градостроителей к сносу действительно приговорены почти 50 домов. Номера усадеб тщательно перечислены в условиях аукциона, в которых нет места чувствам и переживаниям: только стяжательство. Судьбы, планы и мечты местных жителей никого не волнуют — под сносом они ходят давно, а значит, должны были уже привыкнуть к мысли о переезде.

Что можно было бы сделать из приговоренного квартала?

— На мой взгляд, возводить такие многоэтажки, как на Грушевке, — настоящее преступление, — продолжает Валентин. — Такое можно допустить только в «спальниках», но в центре, где есть старая зелень, сохранилась история и дух времени, этого делать категорически нельзя. И ведь тут по большому счету нельзя винить застройщиков: они просто выжимают деньги из каждого сантиметра — бизнес есть бизнес. Но ведь есть настоящие виновники — те, кто разрешают это безобразие, ставят свои подписи и согласовывают просто чудовищные проекты, в том числе с нарушениями. Где тут прослеживается градостроительная политика?

Дома-стены вдоль проспекта Дзержинского действительно подавляют, но не своим величием, а размерами — что в высоту, что в ширину. Если планы по продаже пока еще заселенного людьми участка столичной земли осуществятся, возведение высоток продолжится.

— Уже сейчас молодые семьи, которые купили квартиры в этих новостройках, подышать воздухом и просто погулять с детьми приходят к нам, в частный сектор, где есть жизнь и зелень. А если и нас снесут, то тут вообще будет кошмар — только дома и дороги. Ничего больше. Кто-то вообще думает о комфорте проживания? — задается риторическим вопросом Дмитрий.

Не так давно кто-то из иностранцев прошелся по нашей Грушевке и восхитился тем, какая здесь аутентичная атмосфера. А ведь и вправду. Здесь можно было бы сделать «изюм»: замостить улочки, поставить газовые фонари, чтобы их каждый вечер зажигал фонарщик, в домиках разместить мини-гостиницы, бары, таверны, заведения с белорусской кухней. Мы бы сохранили особый дух города, создали привлекательную для туристов и местных жителей инфраструктуру. И это не пустые слова, — говорит Валентин. — Или другой вариант: разрешить покупать землю и дома обеспеченным людям. Тут бы моментом выросли добротные коттеджи (если уж вам не нравятся исторические дома), не хуже, чем за библиотекой. А вместо этого городские власти все хотят пустить под бульдозер и застроить высотками. Самое обидное, что застройка здесь уже есть и будет очень плотная. Это даже не жилье, а просто тара для людей. Но мы же не в Гонконге, земли у нас хватает, зачем нужно строить дома один на одном?

Можно обратиться и к зарубежному опыту. К примеру, в Германии, где я жил какое-то время, если человек купил старый дом, которому более 100 лет, и ему предстоит провести реставрацию, то на документально подтвержденную сумму, потраченную на это, он освобождается от налогов. А у нас что?..

Что касается меня, то я переживаю не столько за этот участок частного сектора, а за то, что происходит с Минском в целом: его застраивают безликими «термитниками», совершенно не думая о людях, об инфраструктуре, о будущем. Очень досадно, что у нас вроде есть специальный государственный орган — комитет архитектуры и градостроительства при Мингорисполкоме, но он совершенно не смотрит на годы вперед. У меня вообще складывается такое ощущение, что нынешние архитекторы, стоящие у руля, рисуют ПДП так, как им скажут. А единой идеи развития города нет.

За и против сноса

— Наш частный сектор — это особый мир: здесь люди живут целыми семьями, причем они как заселились тут до войны, так и находятся по сей день. Это же история. Более того, нам никто и никогда не давал копейки денег помощи — все делали сами, а теперь по первому желанию должны собрать вещи и съехать, получив смешные компенсации за свою недвижимость, — рассуждает Дмитрий.

— Я категорически против сноса, — говорит местный житель Михаил, который живет в доме 1922 года постройки. — У меня хоть и нет удобств в доме, но я не представляю, как можно жить в квартире. Что там в этих стенах делать? Сейчас из окна я вижу огород, беседку, качели. Всегда могу выйти на свежий воздух и заняться грядками. Мне это в удовольствие. Перспектива переселения в многоэтажку для меня — катастрофа. Да и почти все тут против. Это только одинокие пенсионеры или те, кто не хотят ничего делать, мечтают квартиру получить…

Тамара оказалась как раз среди тех, кто ждет обещанного много лет назад сноса.

— Надо сносить. В центре города такая застройка — это смешно. Другое дело, что и застраивается абы чем. Глядя на проспект Дзержинского, понимаешь, что уродливее сложно придумать, никакого архитектурного ансамбля. Понимаю, что от нас мало что зависит — хотим мы или не хотим, — рассказывает она. — Вообще, долгое время нас держали в черном теле, не разрешая проводить благоустройство своих домов, а сейчас, когда мы уже пенсионеры, что ты сделаешь, даже если разрешат, — ни сил, ни денег. Поэтому для меня квартира — оптимально. В таком варианте оставлять квартал в центре города нельзя, а строиться заново у меня уже здоровья нет.


Согласно условиям аукциона, шесть с лишним гектаров столичной земли выставляются на продажу по начальной цене 2 581 860 рублей. Битва на торгах — далеко не все траты будущего инвестора. Еще 14 528 685 проходят в графе «обременения» — это те деньги, которые надо будет выплатить минчанам за снос их построек. Сейчас жители «оазиса» на проспекте Дзержинского пишут коллективные письма и собирают подписи под обращениями в надежде на то, что будущую стройку удастся остановить.

Проекционные экраны в каталоге Onliner

181x290 см, 135" 16:10, стационарный, рулонный моторизированный, настенный/потолочный, покрытие матовое белое

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Оксана Красовская. Фото: Максим Тарналицкий