«Нас будут всю жизнь травить» — «Проблем нет». Страдающие от смрада vs «Минскводоканал», который открыто «доливает» в старые пруды
 
20 771
433
09 апреля 2019 в 12:59
Автор: Оксана Красовская

Дышать или не дышать? Жители деревень, волею судьбы оказавшихся ближайшими населенными пунктами к иловым прудам в Синило, уже сейчас задаются вопросом, чего же им ждать от 2019 года. Практически все прошлое лето тысячам местных жителей приходилось отсиживаться дома — слишком часто их деревни и садовые товарищества накрывала нестерпимая вонь. Устав от того, что, находясь за городом, они вынуждены дышать канализационными отходами целого Минска, «замкадовцы» организовали движение против и довольно успешно собирают информацию о нарушениях в эксплуатации прудов. В конце марта в поселке Привольный наконец состоялась официальная встреча местных жителей с представителями «Минскводоканала», Минского областного центра гигиены и эпидемиологии и других причастных организаций. Небольшой зал ДК едва вместил всех желающих — порядка 120 человек, многим пришлось стоять в проходах. Обсуждение длилось два часа и проходило очень жарко.

Замеры ни о чем

Проблему вони в Синило подтверждают не только местные жители, но и минчане: смрад регулярно «добивает» до кольцевой и Шабанов, заставляя горожан брезгливо морщить носы. Что уж говорить о тех, кто находится в непосредственной близости к «очагу» и даже среди ночи при закрытых окнах просыпается от удушающего запаха.

Видно, что у людей, собравшихся в ДК, давно накипело: высказаться хотел каждый, поэтому колкие (но по существу) фразы летели из зала в президиум почти каждую минуту. Забегая вперед, отметим, что красиво отбиться от аргументированных претензий местных жителей у представителей госорганизаций получалось далеко не всегда.

Начался «разбор полетов» с цифр. В частности, представители Минского областного центра гигиены и эпидемиологии заверили жителей деревень и садовых товариществ, что никаких превышений по выбросам вредных веществ не зафиксировано. Однако тут же выяснился важный нюанс: санстанция проводит замеры только по двум показателям — аммиак и сероводород. Все остальное — проходит мимо.

— Я поверю, что по аммиаку и сероводороду все замечательно, — выступил один из местных жителей. — Но специфический запах создает другое вещество, поэтому нам надо требовать, чтобы производились замеры всего спектра, чтобы выявить конкретное вещество и принять меры к его устранению. Нам надо знать причину и бороться именно с ней.

— Просьбы о замере уровня формальдегида упорно игнорируются, — добавила еще одна страдающая от вони жительница. — Хотя именно по суммации ПДК аммиака-сероводорода-формальдегида в течение 2018 года как минимум 8 раз были превышения, что подтвердила главный санитарный врач страны. Но санстанция почему-то не хочет изучать этот показатель. Пусть бы они всей командой приехали и пожили у нас хотя бы один день. Тогда бы мы посмотрели, что они намеряют и найдут.

На это Минский областной центр гигиены и эпидемиологии ответил, что материально-техническая база лаборатории не позволяет изучать весь спектр, о котором говорят жители. Более того, во всем мире «не существует такого прибора, чтобы разложить запах на спектр химических составляющих».

— Люди, так вы представляете, чем мы дышим, если даже ни один прибор это не может определить! На нас эксперименты проводят или что? — послышалось из зала.

— Если у вас самих не хватает компетенции, так приглашайте специалистов из других стран и городов, — предложили мужчины.

Своим опытом изучения проблем поделился и владелец коттеджа в Серафимово:

— Я обращался в «Минскпроект» и информировал их о том, что из-за запаха в поселке жить невозможно. Но мне ответили, что не существует параметра, по которому можно замерить и «отрегулировать» запах. Мол, вонять может так, что мы жить не сможем, задыхаться будем, а доказать ничего не сможем — шкалы-то нет. Так что нас будут травить всю жизнь, и ничего мы не добьемся.

Не учитывает суммацию формальдегида, сероводорода и аммиака и «Минскводоканал», у которого тоже всегда красивые цифры по замерам — с 2015 года ни одного нарушения.

Вторая жизнь старых прудов

Активисты, которые начали пристально следить за тем, что происходит на старых прудах, еще зимой своими глазами увидели, что в «заснувшие» «озера» доливалось нечто свежее. Тогда даже дело получило продолжение и сотрудник «Минскводоканала» был оштрафован за «самодурство», но, как выяснилось, сейчас ситуация развернулась на 180 градусов и «старички» легально оказались в строю.

— Сейчас осадок свозится практически во все пруды, даже те, которые по бумагам проходили как не эксплуатирующиеся в течение десяти и более лет. Почему так происходит?

— Наши иловые пруды не законсервированы, ни один из них, — отметил представитель «Минскводоканала». — По мере прохождения определенного количества времени происходит осаждение обезвоженного осадка, выделяется вода, которую мы «откатываем» на Минскую очистную станцию, и освобождается место для хранения отходов. В инструкции, которая раньше запрещала сброс осадка в старые пруды, была техническая ошибка. Все пруды просто не были перечислены. Мы эту ошибку исправили. Поэтому в дальнейшем будем вывозить осадок по технологии и в остальные пруды.

— Но ведь для того, чтобы обосновать строительство 18-го пруда, вы же указывали в ОВОС, что старые пруды, кроме 17-го, не эксплуатируются и от них выбросов нет. Вот цитата из официального документа: «В соответствии с информацией УП „Минскводоканал“ пруды №1, 2, 3, 4, 5, 8, 9, 10, 12, 13, 14, 16 заполнены и не используются для планового складирования свежего осадка. Пруды 1 и 2 — 33 года; №3 — 31 год; №4 — 27 лет, №5 — 23 года; №10 — 17 лет; №12 — 21 год; №13 — 13 лет; №14 — 17 лет и №16 — 2 года. Таким образом, поскольку процессы сбраживания в перечисленных прудах находятся на стадии завершения, они не учтены в расчете выбросов».

То есть по бумагам выбросов от старых прудов нет, но реально вы их используете. Получается, мало того что у нас под боком строится 18-й пруд, так еще и старые в строю. А нас пытаются убедить, что все будет хорошо. Но ведь по большому счету предыдущий ОВОС можно выкидывать, так как он не актуален.

Комментировать этот момент присутствовавшие на собрании представители «Минскводоканала» отказались.

— На каком основании вы строите и собираетесь вводить в эксплуатацию новый, 18-й «царь-пруд», если вы даже не сделали защитные посадки и не дождались, пока они достигнут высоты трех-четырех метров? Ограждение ведь должно быть для того, чтобы ветер не разносил запах по окрестностям, а он стоял как в котле? продолжили допрос местные жители.

— В проекте заложена посадка зеленых насаждений вокруг пруда в определенном количестве и определенной шириной. В апреле мы будем их высаживать, поэтому пруд пока и не сдается.

Яблоневый сад

В 2011 году новостные сводки облетела радостная весть: Минская овощная фабрика заложила яблоневый сад на 300 га, да не простой, а современный — с капельным поливом. Сад создавался на землях бывшего совхоза «Волма» и потребовал колоссальных вложений средств (порядка $40 000 000), но ведь это все ради будущего. И вот прошло совсем немного времени, и прогрессивный сад оказался ближайшим соседом… 18-го илового пруда, куда будут свозиться фекальные отходы Минска. Расстояние от сада до «выгребной ямы» — порядка 200 метров. Как раз кусок попадает в санитарную зону. Кому свежих яблочек?

Теперь с этим надо что-то делать. Решение вроде как нашлось: «Минскводоканал» может заплатить компенсацию хозяйству. $40 миллионов туда, еще несколько — сюда. Можем себе позволить. Санстанция же на вопрос о том, как можно было «подписать» соседство яблоневого сада и илового пруда, ответила, что в представленных проектировщиком документах было указано, что на территории сада выращиваются технические культуры, а никак не для питания людей. В общем, вопрос к тем, кто все это рисовал и «подбивал» данные.

— То есть денег на рекультивацию, на реагенты у них нет, а чтобы купить яблоневый сад и угробить его — это пожалуйста, — рассуждает местная жительница Алина, ставшая активисткой движения. — И самый «прикол» в том, что они, вероятно, изначально знали о том, что яма и сад находятся в слишком близком соседстве, с нарушением, но упорно рыли новый пруд, тратя на работу безумные средства. Так кто там спрашивал, где бюджетные деньги?

В целом, можно сказать, что продвижение в лучшую сторону все-таки есть: на встрече представители областной СЭС обменялись с инициативной группой контактами и готовы делать замеры по всем веществам в сопровождении местных жителей, то есть ехать туда, где реально воняет. Также они согласились замерить формальдегид, хотя раньше этого не делали, то есть письмо от главного санврача Беларуси их убедило в необходимости. Помимо этого, областной комитет природопользования подтвердил, что ОВОС 18-го пруда нужно пересчитывать с учетом изменившихся условий эксплуатации.

На то, чтобы нас заметили и к нашим замечаниям наконец начали прислушиваться, понадобилось 10 месяцев, больше 200 обращений во все органы и порядка 15 публикаций. Это хоть медленный, но успех. Район и область немножечко развернулись в сторону людей. Чем ответит Минск? Ведь для столицы очень важно запустить 18-й пруд, иначе город утонет в собственных отходах.


И все же жители Минского района, подвергающиеся «газовым атакам», не верят в благие намерения «Минскводоканала» и обещанную после 20-х годов реконструкцию. Да и как верить обещаниям, если прямо на собрании представители организации во всеуслышание заявили, что «никаких проблем нет».

Спасая свое будущее, активисты создали несколько петиций, которые планируют отправить в контролирующие органы:



Очистители и мойки воздуха в каталоге Onliner

мойка воздуха, расход воды до 350 мл/ч, для помещения до 50 м², шум 27 дБ, цвет белый

Подписывайтесь на наш канал в «Яндекс.Дзен». Только топовые новости!

Автор: Оксана Красовская