38 487
221
21 декабря 2018 в 17:17
Автор: Евгения Штейн. Фото: архив героя публикации
«Толкнул жену, зажал в угол, стал вырывать ключи». Трехлетние отношения арендодателя и квартиранта закончились в отделении милиции

Отношения арендодателя и квартиранта — это хрупкий баланс. Пара мелких разногласий — и взаимовыгодное сотрудничество переходит в режим взаимных придирок, обвинений и угроз. Читатель Onliner Михаил почти три года снимал двухкомнатную квартиру в Серебрянке, а когда решил расторгнуть договор, дело дошло до рукоприкладства. Но даже после выяснения отношений в отделении милиции арендодатель продолжил трепать нервы бывшему квартиранту. У Дмитрия, который занимался сдачей квартиры в аренду, другое видение этой ситуации.

— Мы снимали двухкомнатную квартиру в Серебрянке очень долго: 2 года и 8 месяцев, — рассказывает Михаил. — Отношений с хозяином квартиры и его сыном, который занимался сдачей, у нас почти не было. Но любой вопрос — например, о времени приема денег, о том, кто будет оплачивать ремонт подъезда, о снижении платы за неработающий лифт — превращался в выяснение отношений.

В конце ноября мы решили съехать и расторгнуть договор. 16 ноября, за 10 дней до расторжения договора, уведомили сына хозяина и сразу рассчитались с ним за ноябрь. Он сказал, что по договору мы должны снимать квартиру до марта, спрашивал, кто оплатит ее простой, и предлагал скидку, но мы переезжали в другой город, и нам было неактуально.

Договорились, что 1 декабря в 14:00 мы съедем, а 2-го он примет квартиру. Поскольку мы вместе с вещами переезжали в другой город, а в 13:50 Дмитрия все еще не было на месте, я позвонил ему и в довольно грубой форме сказал, что у него осталось 10 минут. Дмитрий ответил, что у него столько времени, сколько он хочет. Тогда моя супруга поднялась в квартиру его отца, номинального владельца «двушки», которую мы снимали, чтобы вернуть ключи.

Я остался у машины. Обратил внимание, что жены долго нет, набрал ее номер и услышал крик в трубке: «Вызывай милицию, меня не отпускают!» Естественно, вызвал наряд.

Позже она рассказала, что хозяин квартиры 1947 года рождения наотрез отказался взять у нее ключи: мол, пусть квартиру принимает сын. В этот момент Дмитрий позвонил в домофон. Человек он непростой, и жена решила с ним не сталкиваться. Вышла из квартиры, но он преградил ей путь. Толкнул, зажал в угол, стал вырывать ключи, после чего еще несколько раз толкнул, и она смогла вырваться.

Выбежала вся в слезах. На пальто у нее была кровь, правда, не знаю чья. Нас всех отвезли в РУВД для составления протокола. Но моя жена отказалась писать заявление на квартиросдатчика: не хочет шумихи.

Тогда же, в субботу, Дмитрий прислал мне фотографию с пятном на диване и сколом на плитке в кухне, утверждая, что все это появилось после нас. Сказал, что квартира не сдана и мы считаемся окончательными нанимателями до возмещения убытков.

Но в договоре не было описи имущества и его состояния. Уверен, что пятно на кресле появилось задолго до нас. Про скол на плитке ничего не помню.

Сумму компенсации за эти дефекты он не называл, просто сказал: «Исправляйте, чтоб было чисто». Плюс к этому хотел коммунальные платежи за ноябрь, но жировки еще не было, и мы долго не могли договориться о сумме. Все эти споры проходили в той самой квартире, из которой мы съехали три дня назад. Дмитрий пригласил меня туда перед расторжением договора, чтобы обсудить оплату «коммуналки», пятно на кресле, скол на плитке. Разговор не клеился. Дмитрий утверждал, что у него пропали вещи, угрожал милицией, говорил, что квартира не принята, пока я не решу вопрос с возмещением ущерба, а значит, я ему должен деньги за декабрь. Одним словом, выносил мозг. Самое интересное, что весь этот скандал и крики происходили при новом квартиранте.

Дмитрий легко маневрирует от требований закона, суда и милиции до прямых угроз. «Ходи и бойся», — сказал он. И добавил, что, если бы я отдавал ключи вместо жены, он бы сломал мне очки. В итоге мы ни о чем не договорились, и я ушел.

На следующий день мне позвонил Василий Парфенович и предложил встретиться в расчетно-справочном центре для расторжения договора. Я подготовил расписку о том, что передаю 35 рублей в качестве погашения своей части оплаты коммунальных услуг за ноябрь. Увидев расписку, хозяин квартиры стал кричать на меня, что я оскорбляю его своим недоверием. В общем, опять начался скандал, и я ушел из РСЦ. Минут через 20 он мне позвонил: «Ладно, вернись». Поставил свою подпись, взял мои деньги, и мы наконец расторгли договор.

Комментарий Дмитрия, который занимался сдачей квартиры в аренду.

Это чистая ложь. Я никого не толкал и никому не угрожал. Это вообще вранье — от и до. Вы лучше у Михаила спросите, кто жил в квартире. Есть же свидетели, соседи, которые ни разу не видели его в глаза.

Ни Михаил, ни его жена в квартире не проживали, там жили абсолютно посторонние люди в количестве трех человек. По факту выезда и передачи ключей Михаил даже не сдал квартиру, а направил свою жену, которую никто никогда в глаза не видел, к собственнику квартиры, моему отцу, возвращать ключи. При встрече с собственником она начала требовать 10 рублей за дополнительную связку ключей, я попросил незнакомую мне гражданку, у которой были в руках мои ключи от квартиры, отдать их добровольно, по согласию. Она отказалась, стала упираться, толкнула отца. Я взял у нее из руки ключи, и она ушла. Вот и вся ситуация. Неприятная, на самом деле.

Потом мы ездили в милицию и давали объяснения по этой ситуации. Никакого конфликта, ничего не было, люди просто не соображают, что делают.

Живя в квартире, Михаил нанес ущерб, за который отказался платить, ссылаясь на акты приема-передачи, в которых отсутствовала опись имущества. Но вопрос этот уже закрыт. Договор расторгнут, да и все.

— А когда вы узнали о том, что в квартире живут посторонние?

— Изначально договор был заключен с другой гражданкой — Еленой (имя изменено. — Прим. Onliner), сестрой жены Михаила. Она и жила в квартире. Потом договор перезаключили на Михаила, но он был формальным арендатором. Там продолжала жить Елена. Потом выяснилось, что туда переехала и ее мама, и мамин сожитель из Украины, которые хотели бесплатно там жить. Мы сказали, что так больше продолжаться не может, что будем расставаться.

— То есть инициатива расторжения договора исходила от вас?

— Ну в том числе, да. Люди не хотели оплачивать аренду. По коммунальным платежам тоже в конце вопросы возникли. Но они закрыты, никто претензий ни к кому не имеет, вот и все.

Михаил подтвердил, что в квартире они с женой не жили.

— Я для тещи квартиру снимал. Она и платила. Поначалу квартиросъемщицей была ее дочь Елена, но в начале 2018 года стало ясно, что Елена переезжает за границу. И договор в 2018 году уже я заключал. В августе Елена уехала, и до декабря в квартире жила только моя теща. Дмитрий об этом знал и не возражал. А насчет того, что моя жена не возвращала ключи, вымогая 10 рублей за дополнительную связку, — такие обвинения в наш адрес уже звучали, только они не соответствуют действительности.

Снять жилье без проблем и нервотрепки можно через сервис Onliner «Дома и квартиры»

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Автор: Евгения Штейн. Фото: архив героя публикации