Феномен поселка МТЗ: как город-сад превратился в «Сайлент Хилл» и оказался никому не нужен
443
19 ноября 2018 в 8:00
Автор: Евгения Штейн. Фото: Максим Малиновский
Феномен поселка МТЗ: как город-сад превратился в «Сайлент Хилл» и оказался никому не нужен

Поселок МТЗ — как смертник в ожидании своей участи. Фемида к нему строга и безучастна: за 10 лет снесено 10 двухэтажек, приговорены еще 62. Многие жильцы требуют для своих домов гуманной «эвтаназии», для себя — квартиру в новостройке, но городские активисты продолжают бороться за поселок Тракторного завода с той же настойчивостью, с которой кто-то разбрасывает по району старые плюшевые игрушки. Пытаемся разобраться в сложном феномене поселка МТЗ: как идеальный город в городе, построенный по лучшим канонам советского зодчества, умудрился прийти в такой упадок и почему он не нужен ни хипстерам, ни застройщикам, ни зачастую жильцам.

О чем тут речь

Чем хорош поселок Тракторного завода?

Архитекторы любят поселок МТЗ. Единый ансамбль в стиле советского классицизма в разных местах заигрывает с разными эпохами: то с ампиром, то с конструктивизмом. Эта застройка выглядит, конечно, не так пышно, как «сталинки» в центре города, но и функции несет совсем другие.

В свое время здесь возник настоящий город в городе, обеспечивающий свое население всеми благами цивилизации. Кроме социальной инфраструктуры, градостроители заложили между зданиями широкие пешеходные зоны, скверы, аллеи, клумбы. По вечерам улицы наполнялись людскими потоками. То есть архитектура генерировала городскую жизнь.

Здесь еще остались «сталинки» с парадными входами и даже огороженной территорией двора, скверы перед домами, каменные львы на цветниках. Но в целом район уже не тот, что был прежде.

Чем плох поселок Тракторного завода?

Дряхлые 70-летние дома, выхлопы с литейки и зачастую пьющий контингент — все это в комплексе привело к тому, что один из самых красивых районов Минска оказался одним из самых нежеланных для жизни. Не спасла ни близость к центру города, ни наличие метро, ни зелень, ни лепнина на фасадах. Потому что зелень пробивает разбитый асфальт, а лепнина грозит рухнуть на голову прохожим.

В девяностых поселок Тракторного завода наряду с Шабанами и Ангарской имел скверную репутацию и вообще не рекомендовался к посещению: среди лучших примеров советского зодчества «шарились» резкие пацаны и наводили «шухер» на районе. Сейчас поселок тракторозаводцев состоит в основном из пенсионеров, но его репутация от этого не особо улучшилась.

Низкоплотная застройка увядающего города-сада оказалась совершенно не приспособлена к условиям рыночной экономики. Сюда до сих пор не проникли крупные торговые сети. Причина банальна: плотность населения в поселке слишком мала, чтобы коммерсанты увидели в нем потенциал.

Именно по этой причине разорился знаменитый магазин аквариумной техники в «доме с русалками» на Клумова, и это место до сих пор так и не занято. К слову, сам дом так одряхлел, что жильцы верхнего этажа уже привыкли подставлять тазы и ведра под капель во время дождя.

Кто хочет снести, а кто — сохранить эту застройку?

Власти города собираются снести в поселке Тракторного завода почти все двухэтажки (62 здания), а более высокие и пафосные дома намереваются сохранить. Недавно глава Партизанского района снова озвучил планы на снос, и снова вокруг поселка вспыхнула дискуссия.

Хотя приговор был вынесен еще в 2008 году, за 10 лет здесь снесли всего один квартал — тот, что органичен улицами Клумова, Щербакова, Чеботарева и Стахановской. Снос состоялся в прошлом году, а участок передали УКС «Восток», которое собирается возвести здесь 7-этажки.

Вот как они выглядят на эскизах. Кто бы мог подумать, что 30 лет спустя в Минске вновь будут строить дома с «закосом» под средневековую крепость. Если здесь действительно построят то, что нарисовано, архитектурный ансамбль поселка тракторозаводцев окончательно превратится в винегрет из стилей, эпох и поколений.

Гражданская инициатива «Горад для гараджан» вместе с другими организациями разработала досье по приданию поселку МТЗ статуса историко-культурной ценности.

— Часть местных жителей действительно выступают за снос, — говорит Денис Кобрусев, координатор инициативы. — Поэтому мы не просим придать двухэтажкам статус памятников архитектуры, мы просим внести их в зону охраны ландшафта и регулируемой застройки. Потому что многоэтажки убьют архитектурный ансамбль Тракторного.

Слева — детальный план 2008 года, справа — то, что предлагают активисты (кликните на фото для увеличения).

Инициативу уже поддержали Институт истории Национальной академии наук Беларуси и Белорусский союз архитекторов. Но пока что даже без строгих ограничений по высотности поселок МТЗ не особо манит застройщиков, которые, судя по всему, не видят в нем потенциальной прибыли.

Почему поселок МТЗ не манит ни хипстеров, ни застройщиков?

Казалось бы, район идеален для джентрификации: увядающий город-сад славится чуть ли не самыми низкими ценами на жилье — здесь легко можно купить квартиру за $36 тыс. Но хипстеров он почему-то не манит: несмотря на высокие потолки и стены из красного кирпича, вы не найдете здесь ни одного лофта. Нет таких и в базе Onliner «Дома и квартиры». Хороший ремонт, конечно, встречается, но он, как правило, соответствует вкусам старшего поколения.

Вот трехкомнатная квартира с колоннами, камином и многоуровневым потолком. Сдается за $580 в месяц.

А эту можно купить за $150 тыс. вместе с арочным окном в пол и золотистой мозаикой повсюду.

— Процесс джентрификации идет, но медленно, — считает Денис Кобрусев. — Молодые и креативные покупают квартиры в поселке МТЗ — правда, не в приговоренных двухэтажках. В ситуации неуверенности, созданной властью, процесс джентрификации и не мог быть быстрым. Город ничего не сделал, чтобы оживить район. Да и пожилое поколение недостаточно мобильно. У них нет сил улучшать свои дома, но и продавать их дешево они не хотят. Их идеал — переселение в условную Лошицу, в новые квартиры, которые они оставят детям и внукам. А вот поколение людей среднего возраста, у которых есть силы, и администрацию напрягают, чтобы косметический ремонт в подъезде сделать, и сами занимаются своими квартирами, не ожидая милости от властей.


Такие примеры действительно встречаются. Три года назад эта молодая женщина продала хрущевку и переехала вместе с семьей в двухэтажку возле МТЗ — одну из тех немногих, которые не будут сносить до 2030 года. Ее стараниями двухэтажка стала немного лучше.

— Здесь толщина стен 40 сантиметров, никого не слышно. Первые дни после хрущевки было такое ощущение, что мы в бункере, — описывает она свои первые впечатления. — Правда, подъезд был страшней войны, свекровь в ужасе спросила: «Как вы будете здесь жить?» «Ничего, — говорю, — справимся». Начали добиваться в ЖЭСе, чтобы нам сделали ремонт. Ремонтники, надо сказать, были просто молодцы: даже краску с нами согласовывали. Но вышло скучновато, захотелось чего-то добавить. Я нашла в интернете трафареты, рисовала по ночам, а соседям с утра был сюрприз.

Ольга и Алексей — молодые родители с двумя детьми — недавно тоже переехали в двухэтажку, унаследовав квартиру от родных. Снесли перегородку между кухней и гостиной, сделали приличный ремонт. Но пожили пару лет и стали, как и соседи, с нетерпением ждать сноса.

— Хорошо жить в другом районе в новостройке и говорить, что это культурная ценность, но когда каждую весну на стенах появляется черная плесень, то как-то не до истории. Фундамент дома свою несущую способность полностью утратил, под каждым окном трещины, вентиляция не работает. Купили осушитель воздуха с пятилитровым резервуаром — раз в день он полностью заполняется влагой.

Валентина Васильевна живет в двухэтажке на Клумова больше 40 лет. Что ни год, то новая трещина в стене, обвалившийся потолок или еще какие-нибудь неприятности. Домочадцы ведут неравный бой с энтропией по мере возможностей, но двухэтажка год за годом превращается в тлен, и этот процесс не остановить лишь силами жильцов.

— В прошлом году обвалился потолок в зале. Слава богу, мы были на даче, — сетует Валентина Васильевна. — Но наша квартира — это еще эксклюзив, потому что мы каждый год делали ремонт. Зато у нас во дворе любят снимать кино про войну. А если нужно провести съемки в квартире, киношники обходят соседей и непременно выбирают нас. В спальне снимали сериал «Журов», на балконе сидел товарищ Баталов. Один раз мы бесплатно киношников пустили — не жалко, в другой за неделю съемок получили $400, которые с удовольствием потратили на отпуск у Черного моря.

Жалуются жильцы и на то, что после дождя их вросший в землю дом подтапливает водой — без резиновых сапог даже не выйдешь из подъезда, который от времени оказался ниже уровня земли. Сверху течет крыша, снизу шипят и разрываются трубы отопления, а внешние стены покрыты трещинами из ночных кошмаров.

— Тем, кто хочет эти дома увековечить, мы предлагаем в них переселиться, а нам отдать свои квартиры. — говорит житель первого этажа. — Не соглашаются. С прошлым нужно расставаться без сожалений. Зачем застраивают Смолевичи и Руденск? Кто оттуда на работу в Минск поедет? Снесите эту рухлядь и стройте себе на здоровье.

Немногим двухэтажкам в поселке МТЗ довелось пережить качественный капитальный ремонт. Жильцы из них никуда уезжать не хотят и вполне довольны своими условиями.

— Я переселяться не хочу. Если дом снесут, куплю квартиру в другой «сталинке», — категоричен один из жильцов отремонтированной двухэтажки. — К счастью, этот дом еще долго простоит: на его месте должна появиться стоянка для машин, а их, как правило, строят в последнюю очередь, и то неохотно.

Его соседка немного привередливее.

— После капитального ремонта дом, конечно, стал хорош с точки зрения микроклимата. Но сараи снесли, ванная и туалет делались за счет кухни, ни кладовок, ни балконов здесь нет, мест для хранения нет, белье повесить негде. Была терраса, но почти все жители заложили ее кирпичом и сделали дополнительную комнату. Она осталась только в одном доме на Стахановской.

Туманное будущее района

Реальность жестока: как ни старайся сохранить эти реликты советского прошлого, удается только продлить их мучения. При определенных экономических вливаниях поселок МТЗ мог бы превратиться в комфортный жилой массив, вот только с работающей литейкой Тракторного завода и дряхлыми домами этому, видимо, не бывать.

— В 2008 году, когда утверждали ПДП, у застройщиков было много участков без обременений. А сегодня не та экономическая ситуация, чтобы снос, отселение и последующее строительство были сверхвыгодны коммерческим застройщикам, — считает Денис Кобрусев. — И риски большие, и район не самый экологически чистый. От тотального сноса двухэтажек и строительства 7—9-этажек нужно отказываться. Мы уже имеем Каменную Горку, чтобы ознакомиться с этим достижением белорусского градостроительства.

Район нужно сохранять, а с двухэтажками — разбираться: или модернизация, или надстройка мансард, или новая низкоэтажная плотная застройка, которая дает то же количество метров, что и при строительстве многоэтажек. Затрудняюсь сказать, что будет с районом через 10 лет. Посмотрим, по какому сценарию пойдут власти.

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. sk@onliner.by

Автор: Евгения Штейн. Фото: Максим Малиновский