Башни, которые росли с неба. Как по всему миру здания строились сверху вниз

81
31 октября 2018 в 8:00
Автор: darriuss. Фото: flickr.com, pininterest.com, Wikimedia

Башни, которые росли с неба. Как по всему миру здания строились сверху вниз

В абсолютном большинстве случаев здания, высотные и не очень, рождаются традиционным с начала времен способом. В котловане сооружается фундамент, на который затем устанавливаются этажи с первого до последнего, один за другим, до самой крыши. Но иногда картина получается куда более фантасмагоричной. Представьте себе, что стройка может вестись и практически в обратной последовательности. Снимки домов, у которых готовы лишь верхние уровни, но отсутствуют нижние, отчего башни кажутся подвешенными к небу, удивляют. Тем не менее ничего фантастического в такой практике нет, и в основе ее лежит строгая логика. Onliner.by рассказывает, как (и самое главное — зачем) по всему миру здания строились сверху вниз.

У этих двух башен-близнецов, расположившихся в центре Мадрида, на площади имени Христофора Колумба, сформировалась настолько одиозная репутация, что теперь пейзаж испанской столицы невозможно представить без них. За оригинальное завершение небоскребы, официально также носящие имя первооткрывателя Америки, получили народное прозвище «Вилка» (та, что вставляется в розетку), но в остальном это довольно типичный продукт послевоенной модернистской архитектуры, к тому же не без южноевропейского кича с богатым золотистым остеклением. Куда любопытнее экстерьера, так раздражающего одних, но ставшего столь привычным для большинства других мадридцев, технология, с помощью которой этот деловой комплекс появился на свет. Обычным образом, из монолитного железобетона, снизу вверх были возведены лишь ядра-сердечники обеих башен, в которых впоследствии разместились лифтовые шахты и лестницы, а вот дальше начались не слишком типичные эксперименты.

Сначала на уровне земли были сооружены лишь верхние, 23-е этажи каждого из небоскребов. Затем их подняли на необходимую высоту, после чего с помощью системы стальных тросов подвесили к монолитному ядру. Потом настала очередь предпоследнего этажа, далее процесс повторили нужное количество раз до тех пор, пока здания не были закончены полностью. Для стороннего наблюдателя все это выглядело по меньшей мере странно: в разгар работ башни выглядели, как и положено, недостроенными, но недостроенными с другой (!) стороны, словно возводили их условные легендарные антиподы, перевернув процесс с ног на голову.

Как ни удивительно, чем-то уникальным мадридские «Башни Колумба» не были. Редким — возможно, но не уникальным. Примерно в тот же период, во второй половине 1960-х — первой половине 1970-х годов, в странах разного достатка и даже с противоположными моделями политического и социально-экономического развития с похожей технологией вовсю экспериментировали, ведь при определенных обстоятельствах переворот традиционного процесса с ног на голову был выгоден, а иногда и единственно возможен.

В послевоенные годы во многих европейских странах — как представляющих соцлагерь, так и вполне капиталистических — началось активное возведение новостроек в пределах исторических центров городов. В ряде случаев площадка, где сооружалось здание, находилась в крайне стесненных условиях, делавших невозможным (или существенно удорожавшим) применение башенных кранов. Выходом могло стать использование кранов меньшей грузоподъемности, устанавливавшихся прямо на крышу будущего объекта (или его бетонное ядро, как в случае с «Башнями Колумба»). При этом такие краны не давали возможность обеспечить строительство традиционным способом, но на выручку приходил метод top down («сверху вниз»). В таких случаях сначала на уровне первого этажа делалась крыша будущего дома, затем с помощью гидравлических домкратов она постепенно поднималась в проектное положение, где закреплялась (с помощью тросов, кабелей, штифтов) на ядре-сердечнике. Далее таким же способом (на уровне земли) формировался и поднимался верхний этаж и так далее. Схема позволяла вести работы на небольших участках, без необходимости организовывать полноценные строительные работы на высоте. Даже с учетом применения сложного в обслуживании подъемного оборудования в некоторых ситуациях это снижало общую стоимость работ.

Строительство башни KNSB в болгарской Софии

Схема top down достаточно широко применялась и при строительстве паркингов (преимущественно подземных), но эффектнее всего, безусловно, выглядела при сооружении высотных административных и жилых зданий. Ее использование в разных странах мира лишь подтверждало универсальную работоспособность принципа. Например, в 1968 году (почти одновременно с мадридскими «Башнями Колумба») в южноафриканском Йоханнесбурге началось возведение новой штаб-квартиры местного Standard Bank. Проект разработал немецкий архитектор Хельмут Хенрих, но суть оставалась той же. 160-метровое здание было фактически собрано на земле, а затем все 27 офисных и 7 технических уровней и даже 5 этажей стилобата были в обратной последовательности установлены на свои проектные места. Все они были фактически подвешены друг к другу и к бетонной сердцевине в центре с помощью сложной системы креплений.

Банковская башня в Йоханнесбурге ко всему прочему продемонстрировала и впечатляющую скорость, с которой был осуществлен монтаж всего объекта. Первый этаж был установлен в проектное положение в июле 1968 года, а последний — уже в мае 1969-го. Фактически сборка высотки заняла всего десять месяцев.

В странах, с тем или иным успехом увлекшихся строительством социализма, также появлялись подобные здания. Например, в польском Гданьске неподалеку от железнодорожного вокзала в 1965—1971 годах соорудили главную и самую современную на то время высотную доминанту города — 90-метровый Центр корабельной техники (фактически НИИ кораблестроения и строительства соответствующей инфраструктуры типа верфей), из-за соответствующего цвета облицовки получивший в народе название «Зеленяк». В данном случае схема top down позволила продемонстрировать и еще одно ее преимущество. Отказ от несущего внешнего каркаса дал возможность использовать так называемую навесную стену — сплошной стеклянный фасад, выглядевший по меркам той эпохи все еще свежо и актуально.

Если для гданьского «Зеленяка» была использована купленная в Швеции технология, то другое местное здание — «Виселец» во Вроцлаве — было уже целиком и полностью разработкой польских архитекторов. Эту жилую 11-этажку построили в 1967 году, и на то время это был ультрасовременный объект. У башни в принципе не было первого уровня — входная группа располагалась прямо в бетонном сердечнике. Он же принимал на себя и всю нагрузку от этажей, подвешенных к нему на стальных тросах (отсюда народное прозвище «Виселец»). Прозрачное ленточное остекление завершало эффектный образ, создававший впечатление парения в воздухе. Высотка была признана лучшим польским зданием 1967 года, но, к сожалению, как это обычно бывает, авторов подвело качество строительных материалов и собственно выполнения работ. При сильных ветрах висящий на тросах «Виселец» раскачивало, в стенах появлялись трещины, его вынужденно отселили, а при последующей модернизации «укрепили» так, что задуманный художественный образ полностью потерялся.

В Советском Союзе пошли еще дальше. В Ленинграде методом подъема этажей попытались построить не просто жилой дом, а панельный жилой дом. Специалисты одного из местных проектных институтов искали пути еще большего удешевления и ускорения крупнопанельного домостроения. В рамках освоения технологии на ленинградской улице Магнитогорской таким образом было собрано экспериментальное односекционное здание на 32 квартиры. Схема была та же: устройство фундамента и сетки несущих колонн на нем, затем сборка крыши и ее подъем в проектное положение строительными домкратами, потом монтаж на уровне земли верхнего, четвертого этажа и его подъем, последующая аналогичная работа с третьим, вторым и первым этажами.

Несмотря на выявленные в процессе этого опыта определенные преимущества сборки дома «сверху вниз» (сокращения сроков строительства и снижения его стоимости, расхода материалов и даже необходимой высоты этажей) ленинградский эксперимент все же так и остался экспериментом. В крупную серию метод подъема этажей не пошел — в первую очередь из-за того, что такой монтаж требовал (для достижения приемлемой экономии) очень высокой квалификации инженерно-строительного персонала.

Широкого распространения схема не получила и за пределами Советского Союза, оставшись узкой технологией для локального использования. Свою роль сыграла и ее относительная сложность. Необходимость использования тяжелых подъемных механизмов, сложные расчеты системы распределения нагрузок, повышенные требования к ним приводили к тому, что подъем этажей начал применяться лишь тогда, когда иных вариантов не оставалось. Свою роль сыграла и трагедия 1987 года в американском Бриджпорте, штат Коннектикут. 23 апреля частично собранное по методу top down 16-этажное жилое здание L’Ambiance Plaza обрушилось, похоронив под своими обломками 28 строителей. Это наложило негативный отпечаток на восприятие технологии и привело к почти полному отказу от нее. Тем не менее она остается любопытным образцом изворотливости человеческого ума, способного перевернуть даже привычные представления о строительных нормах в попытке сэкономить время и деньги.

Читайте также:

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Автор: darriuss. Фото: flickr.com, pininterest.com, Wikimedia