Парень из глубинки купил 11-метровую комнату в коммуналке и сделал из нее квартиру-студию
504
03 сентября 2018 в 8:00
Автор: Евгения Штейн. Фото: Александр Ружечка
Парень из глубинки купил 11-метровую комнату в коммуналке и сделал из нее квартиру-студию

«Это еще не хардкор», — интриговала Катя. И вот мы едем на Пуховичскую, в старый дом с убитыми коммуналками. Молодая пара открывает дверь в комнату, и все, что мы знали о коммунальных квартирах, остается за ее порогом. Симпатичная студия, идеальный ремонт, душевая кабина, кухня, духовой шкаф, просторный холодильник, стиральная машина, раскладной диван и рабочий стол-трансформер, который легким движением руки превращается в обеденный. Все это — дело рук и инженерного ума Николая, простого парня из глубинки, который три года назад купил «убитую» комнату в минской коммуналке, сделал из нее почти квартиру и теперь живет там со своей женой.

Дом с коммунальными квартирами, где обосновались Николай и Катерина, находится в микрорайоне Серова. Не удивляйтесь, если никогда не слышали. Этот микрорайон прибрала к рукам Южная магистраль и окончательно отсек от цивилизации аэропорт Минск-1, который этим летом прекратил свое существование. Несколько местных улиц с малоизвестными названиями упираются в промзону без конца и привычных топографических координат: «16а к. 1» или «9а/5» — так обозначены ее строения.

Многие дома здесь полностью состоят из коммунальных квартир и отродясь не знали капремонта. Контингент соответствующий: на фоне обшарпанных стен отдыхают мужчины в «алкоголичках». Из окон смотрят местные жители, безошибочно распознавая в нас чужаков. Фотожурналист Onliner.by покрепче хватается за технику и просит не кричать, кто мы такие и зачем приехали.

— Я купил эту комнату три года назад, и состояние у нее было, мягко скажем, не очень, — говорит Николай. — На полу лежал линолеум, и когда я его поднял, то понял, что комнату, по сути, нужно отстроить заново. Кроме окна и двери, в ней не осталось ничего старого.

Я полностью поменял пол, положил его на новые лаги, утеплил, снял старую штукатурку со стен, поменял батарею, потому что во время отопительного сезона она протекла, а вот железная дверь и стеклопакет остались от предыдущего владельца, я только сделал откосы. Натянул потолок, и впоследствии он дважды нас спас от затопления.

— Соседи сверху устроили потоп, посреди комнаты висела водяная груша, — с улыбкой рассказывает Катерина. — Мы выкрутили лампочку, подставили тазик, все слили, высушили и закрутили ее обратно. Очень удобно, когда сверху живет не очень надежный жилец. Да, мы пытались разобраться с соседями, но это бесполезно. В ЖЭСе говорят: «Ну вы же понимаете, какой у вас дом».

— А какой у вас дом?

— В доме вообще нет горячей воды, только холодная. В каждой квартире по шесть комнат. В каждой комнате по семье: один-два, бывает, по три человека, бывает, с детьми. Некоторые комнаты сдаются. Некоторые относятся к фонду арендного жилья и предоставляются гражданам, нуждающимся в улучшении жилищных условий. Можете себе представить, в каких условиях нужно жить, чтобы переезд в эту древнюю, заросшую грибком коммуналку без горячей воды считался улучшением. Дом стоит в планах на снос до 2025 года, но Грушевку собирались сносить десятилетиями, а добрались только сейчас. Думаю, и наш черед придет еще не скоро, — убежден Николай.

Соседями по общей кухне ребята довольны: они уважают личное пространство, а шумят только тогда, когда убеждены, что их не слышат.

— Контингент здесь разный, но буйных нет. Сосед, конечно, мог погулять, когда думал, что в нашей комнате никто не живет, но не беспокоил с тех пор, как мы попросили его вести себя потише.

Я купил эту комнату еще холостяком. Ремонт делал в свободное от работы время и исключительно своими силами, поэтому он занял у меня чуть больше года. Помогло, что я работаю на фирме по производству мебели: заказывал там распил, а монтировал все самостоятельно. Знал, что хочу, и делал, что задумано. Потом встретил Катю, и теперь мы живем здесь вместе.

— Я родилась и выросла в Минске, здесь живут мои родители, но отношения с ними не заладились. Жила на съемной квартире, а когда познакомилась с Колей, переехала сюда. Мне не хватало всего трех вещей: духовки, полочки для косметики и розетки, чтобы телефон заряжать. Теперь все это есть, и мне вполне комфортно.

Сделать квартиру-студию на 11 кв. м оказалось не очень дешевым удовольствием. По примерным подсчетам Николая, строительные материалы для ремонта обошлись в $1000, столько же пришлось отдать на мебель, и это без учета техники. Парень не берет в расчет стоимость работ, поскольку почти все делал сам. «Если пользоваться услугами строителей, то можно смело умножать цену в 2,5 раза», — говорит он.

Зато теперь в комнате есть полноценная кухня с электроплитой, духовым шкафом, микроволновкой и холодильником, стиральная машина, душевая кабина, раковина, предназначенная для умывания и мытья посуды, а также отдельный кран с фильтром питьевой воды.

Так монтировалась принудительная вентиляция

Перегородка из ДСП толщиной 36 мм разделяет кухонную и спально-рабочую зону. Выдвижной стол-трансформер выдерживает 35—40 кг при полном открывании (это вам не доска для клавиатуры, которая прогибается от единственной чашки кофе). Поскольку в комнате есть кухня и душ, без принудительной вентиляции здесь не обойтись, и Николай понимал это с самого начала. Вытяжка установлена в крыше душевой кабины и над кухонной зоной, проходит под натяжным потолком и уводит всю лишнюю влагу прямиком в окно. 11-метровая комната буквально напичкана проводами: если сложить все розетки, лампочки, выключатели, получится больше 20 точек электрики. Проводка выдерживает любое напряжение в сети, поскольку ведется от щитка. «Коммуналка» — в районе 20 рублей в месяц.

— За те же деньги три года назад можно было купить комнату в обычной квартире, разделенной на доли, — рассуждает Николай. — Но прийти в чужую семью, жить там в непонятном статусе, гораздо сложнее, чем в коммуналку, где все равны. Кроме того, здесь было проще создать комфортные условия. В комнату обычной квартиры воду не подведешь. А в этом доме все комнаты оборудованы холодной водой. За счет этого удалось без проблем поставить душевую кабину и бойлер. С мебелью, кухней, встроенными шкафами проблем было больше.

Очень тяжело было ставить мебель в таком ограниченном пространстве. Я четко понимал, чего хочу, но раз за разом терпел фиаско, и приходилось все начинать с начала. Одна из стен была на 10 см наклонена к горизонту. Потратил грандиозное количество цемента и сил на ее выравнивание.

Вся верхняя одежда Николая и Катерины помещается в скромных размеров шкаф у двери, остальная — в узкий шкаф-столбик рядом с рабоче-обеденным столом, посуда — во встроенные шкафчики над раковиной. Как мы ни старались вывести ребят на чистую воду, выбить из них признание о том, что все остальные вещи свалены у родителей в кладовке или на даче в погребе, что приходится устраивать генеральный «шухер» каждый месяц, избавляясь от всего, что не умещается в шкафы, ходить по магазинам зажмурившись, чтобы не купить чего-то лишнего, — в ответ Коля и Катя только пожимали плечами: места хватает для всех вещей.

— Я никогда не страдала «вещизмом», — говорит Катя. — Зачем накапливать хлам в шкафу, если все равно носишь только ограниченное количество одежды? В коридоре есть кладовка, но мы ей не пользуемся. Там лежат вещи соседей.

— Конечно, места всегда недостаточно. А в нашем случае особенно, — признал Николай. — Когда я рисовал эту планировку в графическом редакторе, то старался использовать пространство по максимуму. Но здесь всего 11 метров, и этот факт не изменить. Поэтому места для хранения мы ценим гораздо выше вещей.

Хороший айтишник способен накопить на жилье за пару лет усердной работы. Для остальных это проект всей жизни, который тянет жилы и сводит с ума. Наверное, ребята не исключение. У них нет готового ответа на вопрос, как переехать из комнаты (пусть и очень похожей на квартиру-студию) в отдельную квартиру. Есть только уверенность в том, что, когда понадобится, они расширятся.

— Пока мы живем здесь вдвоем — места хватает, — говорит Катя. — Когда прижмет, будем решать вопрос. В любом случае мы не намерены жить втроем с ребенком в 11-метровой комнате. Соседи в свое время были вынуждены так жить, поэтому ужасов мы насмотрелись. Тут элементарно кроватку негде поставить. Брать кредит на расширение? А жить на что, пока молодые? Не скажу, что мы ярые противники кредитов, просто пока не готовы взять на себя такую ношу.

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Автор: Евгения Штейн. Фото: Александр Ружечка