UPD
401
25 августа 2018 в 11:45
Автор: Евгения Штейн. Фото: Максим Тарналицкий. Видео: vk.com/inter.minsk
Пенсионер, которого выгнали из съемной квартиры, 6 дней ночевал на улице, охраняя свое имущество

В этой истории довольно сложно разобраться. Вот, что известно наверняка: 18 августа хозяин съемной квартиры в доме номер 31 на улице Калиновского выселил в никуда пожилую пару с их многочисленными пожитками. Несмотря на проливной дождь, пенсионер остался ночевать на улице, охраняя вещи. Женщина отправилась домой к маме. По ее словам, съемная квартира внезапно понадобилась дочери хозяина, которую тоже откуда-то выселили. Очевидцы, знакомые с этой ситуацией, говорят, что причиной послужила не дочь, а долг за аренду жилья. Застать кого-нибудь в квартире, которую недавно снимали пенсионеры, нам не удалось (что свидетельствует в пользу второй версии), как и спросить хозяина о причинах такого поступка.

Пенсионерку зовут Татьяна. Ее мужа, Василия, мы на Калиновского не застали. Хорошая новость в том, что после 6-дневной жизни на улице пожилая пара нашла временное пристанище. Но, несмотря на это, вечером 23 августа Татьяна была очень расстроена.

— В 3 часа должна была быть машина, чтобы все это вывезти. Мне позвонили, сказали, что никого тут нет. Я с поликлиники уже бежала, прихожу, а здесь ни мужа, ни цветов (женщина имеет в виду комнатные растения. — Прим. Onliner.by). Тут столько цветов было!

— А где вам выделили квартиру?

— Через дорогу.

— А кто выделил?

— Социальная защита, наверное. Я не знаю. Надо искать мужа, пускай он объясняет. Только где он делся, я не знаю. Может, его милиция забрала, или что... Вещей тоже нет. Тут намного больше вещей было. В квартире на Калиновского мы прожили меньше двух месяцев, — посвящает она нас в историю вопроса. — Снимали у частника по договору. Сначала он заключил договор на месяц, потом продлил на полмесяца. За неделю предупредил, что выселит. Я так поняла, что его деньги не устроили. 

— Первый месяц мы платили ему 500 рублей, а потом перед выездом заплатили 520. Это за однокомнатную квартиру без мебели. Ни в ванную не сходить, ничего! Истек первый месяц, и мы с ним договорились, что у нас сразу не получится заплатить. Муж пенсионер, я пенсионерка. Хозяин согласился: «Да, нормально…» А потом сказал, что дочке негде жить, ее выселяют, тому подобное. Эта дочь вместе с ним наши вещи вышвыривала на улицу. Это ужас просто! Вася сказал, что хозяин квартиры приезжал позавчера, даже не подошел, не поинтересовался, как у нас дела.

Разговаривать с женщиной было сложно. То ли от алкоголя, то ли от расстроенных чувств она с трудом связывала слова и раздражительно повышала голос в ответ на вполне закономерные вопросы.

— Муж живет здесь с 18-го числа, когда самый дождь был. За вещами приглядывает. А я к маме пошла. До этого мы тоже снимали квартиру. Точно так же выгнали через полгода. Там хозяева вообще… дурные. Вышвырнули на улицу — и все. В квартире холодильник наш остался. Мы скитаемся по съемным квартирам почти 20 лет. До этого жили по отдельности. Я жила у мамы. А он, не знаю, где жил. Ой, девушка, я… не «чапайте» меня больше.

Мы пытались дозвониться в квартиру, где раньше жили Татьяна и Василий, ожидая встретить там дочь хозяина, которой, по одной из версий, негде жить. Но на звонок в домофон никто не ответил. Связаться с Василием — пенсионером, который 6 ночей провел на улице, охраняя свое добро, — нам тоже не удалось: у мужчины не оказалось мобильного телефона. Зато довелось поговорить с женщиной, которая предоставила пенсионерам временное пристанище.

Татьяна сама попросила набрать ее номер. Мы включили громкую связь и услышали очень странный разговор. Женщины явно с трудом друг друга понимали. Татьяна жаловалась Маргарите Васильевне, что не может найти мужа и что во дворе на Калиновского осталось большинство вещей, а остальные, наоборот, куда-то делись. Маргарита Васильевна говорила, что ее сын, который переправлял добро на новую точку дислокации, поразился количеству хлама и отчаялся все перевезти. Татьяна обещала, что хлам выбросит, но самые важные вещи остались во дворе на Калиновского, и ради них придется вызывать отдельную машину, только денег на это нет. Маргарита Васильевна ответила: «Ну, ясно…» — только, кажется, ей ничего не было ясно.

Для того чтобы что-то прояснить, мы атаковали Маргариту Васильевну вопросами.

— Я этих людей не знаю, меня попросила мастер из ЖЭСа №61, — сказала она. — Я ее знакомая. И я согласилась, чтоб они временно пожили в моей квартире, пока не найдут, куда им переехать. Не знаю, что у них там случилось, не смогли платить за квартиру или что — не знаю. Мастер из ЖЭСа сказала, что это хорошие пожилые люди. Ну так пусть поживут, пока они там себе угол снимут или к матери пойдут, — рассудила Маргарита Васильевна.


Позже мы нашли квартиру, где проживали Татьяна и Василий, в сервисе Onliner.by (правда, она уже успела оттуда исчезнуть). Через телефоны, указанные в объявлении, нам удалось выйти на собственника квартиры и спросить его о причинах выселения.

— Договор закончился — вот и выселил, — прокомментировал арендодатель. — Какая тут может быть причина? Это все к участковому, пожалуйста. Если бы по-человечески платили, было бы все нормально. А они месяц прожили по-человечески, а потом началось. Я пришел за деньгами: «Денег нет», «Подожди, скоро заплатим», «Сын в Америке, буду звонить». Ну, день жду, второй, третий, пятый, потом они дают мне за неделю деньги, потом опять катавасия, конца-краю не видно. А потом они получили пенсию, видимо, и, наконец, рассчитались. Я сказал: «Но на этот раз — все, ребята. Вы извините, я уважаю вашу старость, но мое терпение не безгранично». У них было 17 дней для того, чтобы найти квартиру. Я уж не говорю о том, что все их имущество с мусорки нажито, и все это они притащили ко мне в квартиру.

— А вы интересовались, куда они пойдут после выселения?

— Они сказали, что найдут жилье. А что, мне интересно, куда они пойдут? Татьяна говорила, что у нее сын в Америке живет. А есть он, нет — откуда я знаю?

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Автор: Евгения Штейн. Фото: Максим Тарналицкий. Видео: vk.com/inter.minsk