С вилами на бешеную лису. Молодые белорусы «наелись» Минска и уехали жить в мертвую деревню
559
05 июля 2018 в 8:00
Автор: Евгения Штейн. Фото: Анна Иванова, архив героев
С вилами на бешеную лису. Молодые белорусы «наелись» Минска и уехали жить в мертвую деревню

Несколько лет назад Витя и Даша нашли крохотную деревушку в Воложинском районе, купили в ней дом и переехали туда жить. Через год в деревне умерла последняя старуха. Еще через пару месяцев к ребятам на сеновал пожаловала бешеная лиса, в схватку с которой Вите пришлось вступить практически вручную. Затем стая волков перегрызла полстада овец почившей соседки. С наступлением холодов Витя и Даша остаются в деревне одни, а чтоб не одичать, ведут видеоблог и общаются с подписчиками. Но несмотря ни на что, ребята в восторге от такого образа жизни и даже не думают возвращаться в Минск, где у них осталась собственная квартира. О гармонии и схватке с дикой природой — наш репортаж.

Коротко. О чем здесь речь:


Деревня Not Found

Село, где живут Даша и Витя, называется Прудники и отсутствует на многих картах и указателях. Здесь всего семь домов, и шесть из них пустуют с наступлением холодов. У Прудников есть более успешный брат-близнец (тоже Прудники), его нам навязали навигаторы. Близнец встретил нас проливным дождем и сложным диалогом с местными жителями: сельчане пытались на словах и палочкой на мокром песке объяснить, как добраться до Прудников, которые мы ищем. Потом отчаялись и прыгнули в «Ладу», чтобы показать дорогу живьем.

Фото из архива героев

Попасть в нужные Прудники в сезон дождей или таяния снега — проблема: накатанная через лес колея раскисает, а объезд занимает почти час. С этой проблемой в миниатюре мы столкнулись во время дождливого уик-энда. Бросили машину на трассе и пошли до деревни через лес пешком. Там нас встретил Виктор вместе с соседом, который приехал сюда на лето поохотиться на уток.

— И как вас люди находят? — удивились мы.

— Нас никто не ищет, — ответили они без раздумий.

Летом мертвую деревню населяют дачники, большинство которых приезжают в камуфляже и с ружьями наперевес за мелкой и крупной дичью. До осени в лесу часто слышны выстрелы. А зимой охотники разъезжаются по крупным городам и неотстрелянный зверь обступает деревню со всех сторон.

— Бегают косули, зайцы, дикие кабаны, но и хищников хватает. Осенью набежала стая волков и загрызла 13 овец почившей соседки. Ошметки были разбросаны в радиусе трех километров. Домой вернулась только половина стада. Самих волков мы не видели, но кто это, если не волки? Разве что чупакабра, — шутит Виктор.

Тема с чупакаброй и стаей волков вызывает у нас живой интерес, с нее Виктор и начинает рассказ, пока отпаивает нас, промокших, с дороги чаем.

История с бешеной лисой

— Осенью к нам пришла лиса. Залезла на сеновал, оттуда спрыгнула в хлев и ходила по нему, бродила. Пасть открыта, слюна течет, глаза мутные. Я заподозрил неладное, закрыл ее в хлеву и начал звонить в ветстанцию. Там предложили: «Убей, мы приедем — заберем». А как убить? Звоню в сельсовет — «Обращайтесь в лесничество, у них есть группа, которая отстреливает диких животных». В лесничестве сказали: «Да, была такая группа, но уже ликвидирована». — «А мне что делать?» — «Ну не знаю, что делать… Убей ее, может, сам...»

 

— Я обалдел от такого предложения! Позвонил в МЧС, там говорят: «У нас нет приспособлений, чтоб зверей ловить». Обратился к охотнику, который в сезон приехал уток пострелять, но и он ни в какую: «Мы имеем право за деревней отстреливать. В деревне нельзя». Я говорю: «Давай я ее выпущу — по полю побежит, да и застрелишь». А он только смеется в ответ.

— Ну что делать? Весь день звоню по инстанциям, и никто не готов помочь. Я залез по лестнице наверх и сверху пни на лису кидал. Лиса вяло, но уворачивалась. Поехал в поле, встретил мужика, обрисовал ситуацию. «Пошли, я ее палкой забью», — предложил мужик. Пришли вдвоем, он с палкой, я с вилами. Открыли дверь, она под сено полезла. Ну и я ее вилами, короче…

Когда с лисой было покончено, Витя снова позвонил в ветстанцию: на этот раз ветеринары приехали, вытянули зверя за хвост из-под сена, положили в пакет и увезли на экспертизу. Догадки Виктора подтвердились, лиса действительно оказалась бешеной, деревню поставили на карантин.

История с волками и овцами

Вообще, когда ребята покупали дом, деревня еще не была мертвой, но в течение года в ней умерла последняя старушка — баба Феня. Она завещала свое хозяйство парню из Воложина, который помогал ей в последние годы жизни, но переоценила его фермерский энтузиазм: номинально у животных был хозяин, но на практике он ими почти не занимался. В общем, полуголодная собака, а порой и стадо из нескольких десятков овец в те дни шатались по деревне бесхозно.

Через неделю после того, как деревню поставили на карантин, наследник из Воложина в очередной раз выпустил овец погулять, а сам уехал в город. Попросил Витю и Дашу загнать овец вечером в хлев, но наши герои объездили на мотоцикле окрестности, а овец не нашли. Думали, овцы вернутся, как это часто бывало, утром. Но ночью из леса пришли волки, и от стада осталась всего половина.

 

— С утра Толик, сосед, говорит: «Витя, тут овечки валяются. Разодранные». Посмотрел — батюшки! По всему полю ошметки разбросаны. 13 убитых зверей насчитали. Я снова позвонил в Воложинскую ветстанцию — они должны были приехать и забрать овец на экспертизу, ведь не прошло и недели с тех пор, как деревню поставили на карантин. Был выходной, и врач сказал, что в понедельник передаст суть проблемы начальству. Пару дней эти овцы в поле валялись, их волки объедали по ночам. Потом я снова позвонил в ветстанцию и спрашиваю: «Овец забирать будете?» — «Что? Каких овец? Мы ничего не знаем, ничего не слышали». До сих пор в поле кости валяются.

Хозяин овец, услышав неутешительное известие, закрыл выживших в хлеву и долгое время не выпускал. Говорят, овцы и сами не рвались: происшествие произвело на них огромное впечатление. Через некоторое время наследник распродал хозяйство. Остался только дом и полуголодная дворняжка. С тех пор Витя и Даша, прежде чем выйти вечером из дома, непременно выпускают собаку-разведчицу. Мало ли что там, в потемках.

Кто они такие и как здесь оказались?

Витя и Даша провели детство в Сморгони, там и познакомились. Вместе переехали в Минск по причинам, понятным всем жителям «замкадья»: в столице сосредоточены все деньги страны.

— В юности хотелось много зарабатывать, — говорит Виктор. — А снимали самую дешевую комнату за $100. И не потому, что денег не было, а потому, что приходили туда просто переночевать. Днем работали, на выходные уезжали. Приходишь уставший, ложишься спать, а утром снова на работу.

Так продолжалось бесконечно долгое время. Витя работал маляром, Даша училась и подрабатывала продавцом в магазине. Родные помогли ребятам купить квартиру в столице, но жизнь с ее появлением не стала слаще.

Каждые теплые выходные Даша и Витя брали палатки и уезжали в лес за приключениями, а к вечеру воскресенья возвращались домой в Минск. Потом решили перебраться поближе к приключениям: накопили на дачу в 30 км от МКАД.

— Это была даже не дача, а дачный участок с бытовкой, — рассказывает Даша. — Мы купили к ней прицеп-дачу — такая штука на колесах, внутри которой 6 спальных мест, душ с бойлером, биотуалет, маленькая кухонька, в общем, все удобства. Потратили на все $7000: $3500 за дачу, столько же за прицеп. Обшили его утеплителем, поставили калориферы, терморегуляторы, купили печку-буржуйку, дверь поменяли и жили в нем два года, каждый день наматывая 60 км в Минск и обратно.

В распоряжении ребят было 4 или 5 соток земли, скромный домик с удобствами и Минск под боком. Витя и Даша успели завести кур, кота и собаку, но на этом потенциал дачи был исчерпан. Чтобы иметь в хозяйстве даже козу, нужно было разрешение от председателя. Да и площадь участка не позволяла освоить его как следует. В общем, становилось скучно.

— Мне было 25 лет, и я делал одному дядьке ремонт, — рассказывает Витя, — а он дед, пенсионер, живет в 300 км от Минска, тоже один во всей деревне. Построил себе коттедж возле пущи. И он мне по ушам поездил. «Жизнь — она идет, используй ее». Сам был какой-то тренер, коуч, сетевым маркетингом занимался, но не тянул меня в свой бизнес, ничего такого. Просто сказал: «Ты все можешь. Это твоя жизнь. Что хочешь — делай». И я ему поверил.

Это напутствие привело ребят в Прудники — те, которые сложно отыскать на картах. Даша и Витя продали дачу и без доплат купили здесь участок с домом. В апреле 2016 года наши герои окончательно переехали сюда жить.


«Нападают сверху, снизу, со всех сторон»

Даша и Витя показывают свои владения: дом с просторной, но общей комнатой, где вместе с ребятами живут два кота, собака и утята под теплым светом лампы накаливания, пристройку со стильной душевой, большой самодельный инкубатор на 700 с лишним яиц, сделанный по инструкции из интернета. А еще хлев для коров, несколько загонов со свиньями, козами, овцами и соты с пчелами.

— Мы старались не тратить много денег на модернизацию дома, чтобы вложиться в хозяйство, — говорит Даша. — Тем более что дом был в нормальном, жилом состоянии. Первым делом поставили стеклопакеты, бойлер, насос и подвели сюда воду из колодца. Мылись из шланга практически до Нового года. А к Новому году Витя подарил мне душ.

Ребята уже купили двухконтурный котел на дровах и к зиме рассчитывают сделать разводку отопления по дому: и жить будет гораздо комфортнее, и «коммуналка» подешевеет. Но основные денежные ресурсы вкладывают в фермерское хозяйство.

— Недавно распродали всех кур, чтобы заменить «полукровок» на породистых. Подрастут — будем множить, — делится планами Дарья. — В прошлом году хотели стаю до 100 птиц дорастить, но вышло только 30, потому что их крысы ели, коршуны, коты. Приходишь — лежит цыпленок без головы. Или нога у утки разгрызена — еле ковыляет.

— От крыс в деревне не избавишься, — подтверждает Виктор. — А коршуны вообще способны трехмесячных петухов в клюве унести. Потом еще похолодало, коты пришли, которых летом соседка подкармливала, — начали кур задирать. В общем, атакуют со всех сторон.

— Мы стали отлавливать котов и вывозить в деревню, за 40 км отсюда, — продолжает он. — Да и крыс не убивали — жалко. Поймаешь такую в крысоловку — и везешь за десятки километров отсюда. Однажды я привез огромную крысу в Минск. Достал крысоловку, высунул из окна, открыл дверцу, а крыса вылезает из нее — и в машину. Я выскочил, в панике звоню Даше: «Что делать?» Назад было страшно ехать — такой зверь по салону шарится. В итоге привез эту крысу обратно домой. Мы почитали в интернете — оказалось, нужно двери машины на ночь открыть. Внутри становится холодно, и крыса убегает. Так и поступили. Наутро от крысы остались только следы на снегу.

Транспорт и заработки

В распоряжении Даши и Вити — небольшой Peugeot. На нем семья дважды в неделю ездит развозить по Минску молоко, сливки, творог и другие продукты собственного производства. Домашняя молочка расходится безо всякой рекламы, стоит кинуть клич на сайте бесплатных объявлений. Жизнь Даши и Вити даже стала постоянным сюжетом в творчестве детей, оставшихся на большой земле, но увлеченных каналом о сельской жизни.

— Здесь 75 км от Минска — за час доезжаю до Зеленого Луга. На путь трачу столько же, сколько мои бывшие коллеги по Минску до работы добираются, — хвалится Виктор. — Только с дорогой иногда приходится туго: бывало, что из деревни через лес не выехать. Ну ничего, мы звоним в сельсовет, а они нам дороги чистят и трамбуют. Обычно это занимает пару дней, но если скажешь, что автолавка или почта не может проехать, — за день справляются.

Еще одна причина сгонять в город — накопившийся мусор. Если минчане спорят о необходимости заварить мусоропровод и ленятся спуститься на лифте до первого этажа, то нашим героям приходится ездить с мусорными пакетами до Воложина и там под покровом ночи искать тихий двор с контейнерами, стараясь не «спалиться» перед жильцами.

— Деревня-то мертвая, сельсовет отказывается гонять сюда мусоровозку ради единственных жильцов. Дачники решают эту проблему, устраивая свалку на краю участка. Но мы так не можем.

Peugeot наших героев под натиском обстоятельств и не самого совершенного дорожного полотна часто торчит в ремонте. Хотя машина совсем не древняя, пробег у нее побольше, чем у иных раритетных «корчей». Но пока возрождение мертвой деревни упирается в такие простые вещи, как вывоз мусора, ребята счастливы, что до Воложина отсюда можно доехать за 20 минут. А хромая «лошадка» — небольшая цена за то, чтобы дышать полной грудью и жить как велит сердце, а не обстоятельства.

Читайте также:

Мотоблоки и мотокультиваторы в каталоге Onliner

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. sk@onliner.by

Автор: Евгения Штейн. Фото: Анна Иванова, архив героев