«В Беларуси много возможностей для заработка». Голландский бизнесмен переехал в Смолевичи, чтобы делать элитную мебель
435
25 июня 2018 в 8:00
Автор: Дмитрий Мелеховец. Фото: Максим Тарналицкий. Видео: Максим Тарналицкий
«В Беларуси много возможностей для заработка». Голландский бизнесмен переехал в Смолевичи, чтобы делать элитную мебель

Несколько лет назад состоявшийся и рассудительный голландец Барт твердо решился на переезд. Перед ним был целый мир, он волен был выбрать абсолютно любую страну, а оставшийся у моря бизнес мог бы запросто обеспечить нормальную жизнь в любой точке земного шара. Барт рассматривал многие варианты, но почему-то выбрал скромную республику в центре Европы. Он не понимает нелюбовь белорусов к родине. Белорусы тоже вряд ли разделят его оптимизм. Но попробовать можно. Как улыбчивому бизнесмену удалось с нуля открыть успешную компанию и почему он считает Беларусь одной из самых перспективных стран Европы, читайте в репортаже Onliner.by.

Обычное мебельное производство в промышленной зоне одного из городов-спутников Минска. В цеху шумят пилы, из мастерской приятно пахнет деревом и краской. Этажом выше в небольшом кабинете встречает крепкий загорелый Барт. Он всегда мечтал заняться производством мебели, но осуществить мечту получилось только сейчас. Кажется, ему действительно нравится его новое занятие.

Барт сидит за массивным дубовым столом, широко улыбается и просит прощения за свое произношение: «Я не всегда понимаю, о чем вообще говорю», — шутит эмигрант. Ничего, с белорусами тоже такое бывает.

На Канары или в Логойск?

В Беларуси Барт уже два года. После переезда он купил дом в Логойске. В скромном городе-курорте ему нравится больше, чем в Минске: голландец не любит мегаполисы.

Вопрос о переезде возник у него только несколько лет назад, когда его сын должен был пойти в первый класс. Мужчине нужно было окончательно решить, в какой стране строить будущее, чтобы не тягать ребенка из школы в школу и не изнурять переездами.

— В какой-то момент мне стало скучно в Голландии. Нет, там у меня все было хорошо: жилье, бизнес, семья, — но мне все равно чего-то не хватало. В последнее время я каждую зиму проводил на Канарских островах, а с наступлением тепла возвращался в Голландию. Потом мне окончательно надоело мотаться, и я решил раз и навсегда выбрать место для жизни.

Вариант с переездом на Канары я отсек сразу: там невозможно вести никакой бизнес, кроме туристического. А это не мое. В Голландии у меня была строительная компания, частный детский сад, небольшой арендный и административный бизнес — всего по чуть-чуть. Я не какой-то там крутой бизнесмен — обычный предприниматель, который просто любит работать, — рассказывает эмигрант.

Очевидно, что идея о переезде в Беларусь взялась не с потолка: супруга Барта родом отсюда. Идею с возвращением на родину женщина сперва ожидаемо восприняла скептически, но позже все же поддалась на уговоры. Барт говорит, что с тех пор ни разу не пожалела.

«Красивые европейские картинки — это просто картинки»

— Я всегда жутко расстраиваюсь, когда слышу, как белорусы ругают свою страну. Вы не видите возможностей, которые здесь есть, не умеете зарабатывать деньги и считаете, что любая заграница — это Шангри-Ла, а у вас все плохо. Меня это очень огорчает.

Я часто путешествовал и видел много стран, поэтому могу с уверенностью сказать, что рая на земле нет, а красивые европейские картинки — это просто картинки.

Я был в России и Украине. Так вот, у вас уровень намного выше — во всех смыслах. Беларусь — это совершенно другой класс. Ваши возможности — золото! Просто вы пока не понимаете, как их реализовать.

На все аргументы о низких зарплатах и не самых комфортных условиях для ведения бизнеса Барт реагирует просто: «Надо работать». Сам он трудится по 14—16 часов в сутки и редко позволяет себе выходные. Так он работал всю жизнь и давно привык к подобному ритму. Часть рабочего времени он посвящает голландским проектам, а остаток дня проводит на производстве.

Инкрустация оловом и стол за 15 000 евро

До переезда Барт не знал, чем будет заниматься в абсолютно неизведанной стране. В какой-то момент он познакомился с белорусским бизнесменом Сергеем Новоселовым. Ребята подружились, Барт поделился мечтой о производстве собственной мебели, а Сергей предложил взяться за дело вместе.

— Я бы занимался этим и в Голландии, но там для такого бизнеса совершенно неподходящие условия. Там дерево стоит как нефть, а хороших материалов вроде дуба вообще не найти. У вас же с этим вообще никаких проблем.

Как мы открыли производство, я и не знаю. Как-то слово за слово — и перешли к делу. За это Сергею спасибо.

В Смолевичах бизнесмены арендуют обычный ангар в промышленной зоне. В его цеху работает всего человек пять: ребята не гонятся за объемами. У стены сушится несколько кубометров добротного дуба, рядом сложены почти готовые столешницы, которые вскоре отправятся к покупателям.

Сегодня там всего двое рабочих. Столяры трудятся сразу над несколькими проектами, один из которых уже близок к финалу: неподъемный дубовый срез, выкрашенный в черный цвет и декорированный эпоксидной смолой, вскоре станет готовым кофейным столиком. Стоить он будет немало — около полутора тысяч евро. Но это далеко не самый дорогой экземпляр B’art.

Цены большинства столов на этом производстве достигают тысяч евро. В последние месяцы кипит работа над самым серьезным проектом, разработанным здесь. Огромный дубовый стол для переговоров Барт оценивает в €15 тыс. Покупатель на него уже нашелся.

— Мы делаем люксовую мебель. Производство одной столешницы может занимать от нескольких дней до нескольких месяцев или даже года. Это сложный процесс, — объясняет Сергей. — Пока мы больше работаем с представителями компаний, бизнесменами, но в ближайшее время планируем более плотно заняться розничными заказами. Мы работаем совсем недавно, поэтому база частных клиентов пока совсем небольшая, но это поправимо: интерес у людей явно есть.

— Наши столы — это творчество. Каждый стол рассказывает историю. Не знаю, видят ли это люди, но задумывается все именно так, — улыбается голландец и показывает едва начатую столешницу, повторяющую женские формы.

Некоторые столы выглядят действительно необычно: столешницы инкрустируются расплавленным оловом, медью, латунью или эпоксидной смолой.

3D-моделей и чертежей B’art не делает: Барт лично общается с работниками и контролирует продвижение работ.

— У меня большой опыт в этом деле, и я стараюсь передавать его сотрудникам. Найти достойных столяров сегодня очень непросто: кроме того, что достойных специалистов на рынке не так уж много, далеко не все согласны каждый день ездить на работу из Минска в Смолевичи. Поэтому мы все время находимся в поиске хороших мастеров, которые хотят делать что-то стоящее, — делятся предприниматели.

Кроме ручной работы и уникальности каждого предмета, бизнесмены объясняют столь высокие цены и выбором материалов: качественный продукт приходится привозить из-за границы — а это дорого.

— Такие вещи покупаются на всю жизнь, гарантия на них никогда не кончается. Когда человек отдает большие деньги, он должен быть уверен, что со столом ничего не случится. Если через 10 лет мне позвонят и скажут, что со столешницей что-то произошло, я лично приеду и все исправлю, — говорит Барт.

«Под Бартом развалилось 10—15 стульев, пока мы экспериментировали»

Со слов бизнесменов, мебель под заказ они практически не делают: каждый стол просто создается и ожидает своего покупателя. Вся готовая продукция находится в довольно просторном минском шоу-руме. Салон не похож на типичный мебельный магазин: на входе нет вывески, внутри не дежурит продавец, а чаще всего дверь остается закрытой: такую мебель не покупают случайные прохожие.

Вся продукция разделена на три линейки: «Стандарт», «Фьюжен» и «Эксклюзив». Первые выглядят проще всего: клееные столешницы из дуба с металлическими подстольями — ничего лишнего. За такие столы просят от €750.

Чуть дороже стоят модели с инкрустацией металлов или эпоксидных смол. Цены на такие столы начинаются от €1250 и могут достигать нескольких тысяч евро.

Самыми дорогими считаются эксклюзивные предметы интерьера. Такие всегда делаются из массива дуба, а работа над ними может идти несколько месяцев.

Кроме столов, представлены в салоне и дизайнерские стулья, довольно необычные по конструкции. Сергей говорит, что прежде чем все получилось, 10—15 таких стульев просто рассыпались под Бартом — парнем габаритным. Потом технологию доработали, и теперь стул выдерживает как минимум полторы сотни килограммов.

Пока в салоне представлены только столы и стулья, однако в будущем здесь могут появиться и другие предметы интерьера. Недавно, например, Барт сделал огромную дизельпанк-люстру. Но это для себя, на продажу такие вещи мужчина пока отдавать не торопится.

— Мы делаем дорогие вещи, которые подходят далеко не всем, но у нас получается вести такой бизнес. В Беларуси намного больше возможностей для предпринимателей, чем в других европейских странах, ведь здесь все только начинается.

Сегодня в Голландии во всех сферах жизни существует огромная конкуренция, поэтому зарабатывать деньги становится все сложнее. У вас же капитализм только-только окропил землю, и перед каждым человеком открылся необъятный горизонт возможностей. Начинай любое дело — и зарабатывай деньги! Все просто! — убежден опытный предприниматель.

— В то же время в Беларуси люди пока еще не разучились помогать друг другу и заботиться о своих друзьях. Если в Голландии попросить друга о помощи, он первым делом спросит, сколько он на этом заработает. У вас же народ еще способен на хорошие поступки ради других. Конечно, однажды это закончится и в Беларусь придут те же проблемы, какие сегодня переживают все капиталистические страны. Но до этого момента здесь будет край невероятных возможностей. Когда белорусы поймут, что тут можно жить и зарабатывать, все изменится. Главное — не упустить момент.

Читайте также:

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Автор: Дмитрий Мелеховец. Фото: Максим Тарналицкий. Видео: Максим Тарналицкий