«Почему у меня холодные батареи?» Выясняем, как поживает «умный дом» с бесплатным теплом
190
14 апреля 2018 в 7:39
Автор: Андрей Рудь. Фото: Глеб Фролов
«Почему у меня холодные батареи?» Выясняем, как поживает «умный дом» с бесплатным теплом

«На зависть соседям», — хвастливо написали мы полтора года назад, посмотрев, как вводят в эксплуатацию этот экспериментальный дом в Могилеве. Обычную с виду панельку на деньги ООН напичкали современными устройствами и распределили квартиры среди многодетных семей. Ожидалось, что все это поможет жильцам и государству здорово сэкономить. А с учетом набитых шишек можно будет перенести опыт на всю страну. Прошло два отопительных сезона — едем считать барыши.

Красивая теория

Дом вводили осенью 2016-го. Теоретические расчеты выглядели здорово. ПРООН выпустила доходчивую инфографику, которая показывала ожидаемые выгоды.

Могилевский дом — справа. Рядом — экспериментальные дома в Минске и Гродно, в которых применены другие технологии

На крыше могилевского дома установили солнечные коллекторы для подогрева воды.

В подвале смонтировали систему отбора тепла от сточных («серых») вод.

Все квартиры оборудовали системами рекуперации. Уличный воздух, подаваемый насосами, подогревается теплым отработанным воздухом. Климат в квартире регулирует автоматика, меняя температуру батарей и интенсивность вентиляции.

Фото 2016 года. Сейчас трубы зашиты коробом из гипсокартона

Параллельно дом подключен и к традиционной котельной. Но она, как надеялись авторы проекта, будет задействована минимально: для обогрева должно использоваться в основном тепло от перечисленных систем.

Вообще-то, вернуться и взвесить накопившийся эффект мы надеялись еще год назад, после того как дом пережил первый отопительный сезон. Но тогда оказалось, что «пока ничего не понятно», «не все системы работают», «не все заселились» и так далее. Мы сели и терпеливо ждали еще год. Наконец время истекло.

Дом в себе

Десятиэтажка на Кулешова, 7, внешне мало отличается от окружающих домов. Просто панелька — но с мемориальным камнем (немного износившимся). Рядом детская площадка с новыми яркими штуками, усыпанная мусором и фекалиями крупных собаководов. Талая вода вроде как должна уйти в дренаж, но не может его найти. В общем, дом как дом.

Судя по окнам, многие квартиры еще пустуют. Это странно, учитывая чудесные свойства объекта. Каждый должен хотеть жить в таком умном доме.

Мы направляемся в гости к многодетной маме Марине. Она обещала показать и рассказать, как простому человеку живется среди всего этого технического прогресса.

— Как приедете, звоните, — инструктирует Марина. — Домофоны не работают.

Внутри подъезда заметны и другие странности. Мы нарочито топаем и грохочем, но лампочки не реагируют. Там, где вроде бы должны быть датчики светильников, из стен торчат проводки. Наверное, кому-то срочно понадобились. Почти на всех этажах.

Кот и холодные батареи

Марина работает учителем музыки. У нее трое детей, муж и кот, потому она и вписалась в этот дом. Квартиры многодетным давали не даром, через механизм льготного кредитования.

— Когда получили ключи от трехкомнатной квартиры, счастью не было границ, — вспоминает Марина. — До этого мы все жили в однокомнатной, а тут хоть и голые стены, зато такой простор! Дети из комнаты в комнату на велосипедах катались…

Заселились в июле 2017-го. Ремонт длится до сих пор, но жить уже можно. И нужно.

— Конечно, я заранее разузнавала, читала про все эти системы: это же интересно! — Марина говорит так, будто она не гуманитарий. — Кстати, пока сдавали этот дом, нам предлагали вариант в другой многоэтажке — «обычной», но быстрее. Мы отказались, решили, что лучше подождать.

В прошлый раз нас смутили угловые окна (если открывать створки одновременно, они цепляются друг за друга). Марина говорит, нормально. Привыкли, приспособились: белорусы же.

— Зато какая панорама была в новогоднюю ночь! Весь город в фейерверках!

Впрочем, необходимости в открывании окон почти не возникает (про это еще поговорим).

Добрались до главного. Итак, что показал простому гражданскому человеку первый отопительный сезон? От автоматики Марина в восторге (позже будут «но»):

— То, о чем нам рассказывали, действительно работает. В квартирах установлена система «Бриз». Можно с пульта настроить интенсивность вентиляции, температуру, электроника решает, пора ли включать батареи… В общем, мы задали, чтобы днем было 20 градусов, а ночью — 22. В результате всю зиму ходили в шортах-майках, притом что батареи вообще почти не включались. То есть на отопление хватало тепла от рекуперации.

Местный кот вообще не знает, что надо лежать у батареи: они же все равно не греют. Автоматика не считает нужным их включать, если в квартире держится назначенная хозяином температура.

Есть важное обстоятельство: для работы «Бриза» должны быть закрыты окна, иначе система растеряется. Она вообще не предусматривает их открытие. При этом воздух внутри «закупоренной» квартиры свежий, плесень нигде не появилась.

Что-то не так

С учетом сказанного Марина должна была бы получить счет за центральное отопление, близкий к нулю. Но это если бы работал индивидуальный счетчик тепла. Пока он висит вхолостую, потребление считают по общедомовому и делят на всех. Это значит, что Марина платит за себя и за того парня, который боится всего с кнопками, не научился пользоваться «Бризом», врубил батареи на всю катушку и регулирует температуру открыванием окон.

— Такие есть, — огорчена Марина уровнем некоторых пользователей. — Ну многодетные же разные бывают. Кто-то ни разу не включил систему и не намерен ею пользоваться. А общалась с такими, говорят: у нас не работает. Спрашиваю: а как настраивали? Оказывается, они и пульт не получали.

Смотрим февральскую квитанцию Марины: за подогрев воды в ней 3 копейки (на весь дом — 19,33 рубля), за отопление трехкомнатной квартиры — 15,4 рубля. Сравните со своей.

Дармовое тепло — это здорово, но есть нюансы. Принудительная вентиляция потребляет электроэнергию. Правда, непонятно, сколько конкретно на нее приходится. Марине объяснили, что при активном использовании рекуператор берет не более 70 кВт·ч в месяц. В последний раз на пятерых нагорело 350 кВт·ч, но это с учетом электроплиты, духовки, стиральной машины, посудомойки и кучи прочей техники.

Еще одна «непонятность» — уход за рекуператором. Считается, что в этом нет ничего сложного, но доверить это дело некоторым многодетным семьям страшновато.

— По идее раз в пару месяцев надо чистить фильтры, — говорит Марина. — Пока этого никто не делает. Мы не можем, а службы, которая должна, я не знаю. Нет такой должности, и непонятно, как оплачивать эту работу. На самом деле для жильцов было обучение, ходили по квартирам, показывали, как всем этим пользоваться. Есть даже видеоурок. Лично я бы справилась, но за других не поручусь.

Кроме того, надо раз в сезон менять фильтр, а он стоит около €120. Наверное, при наличии рук и головы можно найти альтернативу. Но кто и как должен этим заниматься, тоже пока непонятно.

А что там с упомянутой системой отбора тепла у «серых» вод? Она так и не заработала. Сейчас мы про нее спросим.

Перекос

Начальник службы по обслуживанию приборов учета КИПиА и учету тепловой энергии ЖРЭУ Ленинского района Могилева Нелли Рябычина представляет организацию, которой велено теперь обслуживать все эти чудеса техники. Говорит, получить четкое представление об экономическом эффекте мешают тарифные перекосы. Они не дают толком понять, сколько сэкономили и, главное, кому досталась эта выгода.

— Системы очень нужные, а использование возобновляемой энергии логично и выгодно, — говорит Нелли Рябычина. — Гелиоколлекторы позволяют вообще не пользоваться тепловой энергией от центрального источника. Это, помимо прочего, пригодится в периоды планового отключения горячей воды — у жильцов этого дома она будет всегда… Но общую картину портит разница в субсидировании тарифов на электроэнергию (которая используется для обеспечения работы этих систем) и на тепловую энергию. Наверное, начинать надо было с приведения к единому знаменателю цен на энергоносители.

Есть и другие проблемы. Сегодня в доме только 40% жильцов. Семьи получили квартиры без отделки, многие продолжают ремонты. Это одна из причин, почему сейчас нельзя подключить, в частности, рекуператор «серых» вод: из-за мусора, попавшего в канализацию, могут выйти из строя фильтры, теплообменники. Таким образом, об эффекте от этой системы говорить пока нельзя, она не работала ни дня.

Пользователи тоже всякие бывают. Кто-то уже благополучно потерял пульт от «Бриза». То, что тебе досталось даром, не особо ценится.

Как бы то ни было, обслуживание этого слишком умного дома выпало местным коммунальщикам. У них никто особо не спрашивал, и с этим надо как-то жить.

— Общее обучение проводилось, но эту информацию мы могли бы и сами найти в интернете, — говорит Нелли Васильевна. — Возможно, сотрудники не совсем понимают, как это работает. Конечно, если строятся такие дома, хотелось бы, чтобы разрабатывалась и технологическая карта на техобслуживание. Увеличился ли объем работы для нас? Если исходить просто из количества запорной арматуры, оборудования, то в этом доме ее, конечно, больше. Соответственно, и работы больше. Стоимость техобслуживания такого дома несопоставима со стоимостью обслуживания обычного жилья. Грубо говоря, одно дело — почистить кровлю, на которой ничего не стоит, и другое — если там смонтированы солнечные коллекторы… Получается, что экономию от работы систем получат жильцы, а повышенные затраты по обслуживанию несет эксплуатирующая организация.

Пытаемся складывать рубли и ватты

Все же попытаемся найти эффект, который уже можно выразить в понятных цифрах. За конкретикой отправляемся к менеджеру проекта ПРООН-ГЭФ по повышению энергоэффективности жилых зданий Александру Гребенькову. С «серыми» водами понятно. То есть непонятно. Но солнечные коллекторы и рекуператоры работают и хорошо смотрятся.

Гелиоколлекторы

— За восемь месяцев выработано около 36 МВт·ч тепловой энергии для контура горячего водоснабжения, — докладывает Гребеньков. — Максимальная выработка была в августе (14,2 МВт·ч), минимальная — в декабре (0,07 МВт·ч). Разбор горячей воды тогда был незначительным ввиду слабой заселенности дома. Поэтому основная часть тепловой энергии от гелиосистемы шла на нагрев воды в баке-аккумуляторе. Температура в нем в отдельные дни достигала 85 градусов. Сейчас подбираем режимы, чтобы достичь максимального КПД.

Если считать, что дом был полностью заселен и жильцы потребляли нормативное количество тепловой энергии на отопление и горячее водоснабжение, то годовая экономия по дому могла бы составить от $1,5 тыс. (при нынешних тарифах на тепло) до $9,5 тыс. (при тарифах на тепло, обеспечивающих полное возмещение экономически обоснованных затрат).

Рекуператоры

— По нашим сведениям, примерно в половине квартир из 80 заселенных сознательно и с удовольствием пользуются системой вентиляции. В таких квартирах батареи часто работали на минимальных режимах, а иногда автоматика перекрывала их совсем.

Самое интересное, что некоторые жаловались на едва теплые батареи: мол, почему они не горячие? Спрашиваешь: «А какая температура в комнатах?» Отвечают: «Да температура-то нормальная, но вот батареи подозрительно холодные».

Потихоньку люди осваиваются. Возможно, надо будет провести еще одну-две встречи, закрепить знания.

Что касается выгод, то вопрос должен рассматриваться, скорее, через призму комфорта. Выгоды в жировках нет, особенно при нынешних соотношениях в тарифах. Но выгода в здоровье, отсутствие сквозняков, свежий воздух — как оценить это в рублях?

Счетчики тепла

— Буквально на днях было совещание. Через одну-две недели технически этот вопрос будет решен.

Как обслуживать?

— Эти системы не сложнее обычных тепловых пунктов или котельных. Все равно надо постоянно обучать персонал. Мы передали в областной учебный центр ЖКХ большое количество руководств, инструкций, информационных материалов, учебных видеороликов. Скоро передадим макеты, работающие модели наших систем. Завершаем производство учебного фильма.

Отопительные насосы в каталоге Onliner.by

Читайте также:

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Автор: Андрей Рудь. Фото: Глеб Фролов