160
09 апреля 2018 в 12:30
Автор: Оксана Красовская. Фото: Максим Тарналицкий
Дом-решето, который надо сносить. Продолжение истории минчанина, судившегося со строителями из-за убытков

Мечтал о прекрасном будущем, а в итоге стал хозяином нового, но насквозь дырявого дома — такова незавидная судьба минчанина Сергея, который решил построить коттедж из бруса в окрестностях столицы. Для выполнения работ по возведению строения мужчина привлек специалистов по рекомендации — казалось, что все должно идти хорошо. Но когда постройка выросла, даже далекому от зодчества человеку стало понятно: что-то пошло не так (сантиметровые щели, искривившиеся простенки, расхождение в ширине стен). Решить спор полюбовно не удалось, и мужчине пришлось идти в суд за защитой своих прав и интересов…

Предыстория

Перед тем как обратиться в суд, Сергей прошелся по всем правовым фронтам: подал заявления в уполномоченные Солигорский межрайонный отдел УДФР Комитета госконтроля, Управление уголовного розыска Миноблисполкома и налоговую по Минской области. По факту обращений были проведены проверки деятельности строителей. Претензии к качеству работ мужчина подкрепил техническим заключением, согласно которому новостройку надо сносить: живого места в ней нет. Также минчанином было заявлено ходатайство об истребовании судом копий материалов проверок, проведенных солигорскими следователями и следователями уголовного розыска Миноблисполкома, которые установили факт строительства жилого дома данной бригадой, сумму полученных денежных средств ($8520 в эквиваленте) за выполненные работы, а также осуществление строительных работ без договора.

Напомним, что в суде строители заняли удивительную позицию: мол, мы не строили, а только помогали хозяину, за подсобные работы получили всего лишь по $400, с которых заплатили налоги. А за причиненный ущерб якобы вернули $3500. Суд Стародорожского района счел доводы рабочих более убедительными, чем предоставленные Сергеем сведения, и вынес решение, по которому те ничего не должны компенсировать временному работодателю, так как нет ни некачественной работы, ни неосновательного обогащения.

Суровая действительность

С тех пор как Onliner.by рассказал историю минчанина, прошло уже почти полгода. За это время эмоции от судебного решения и его «мотивировки» немного улеглись. Остались голые факты и кипы бумаг, которые едва умещаются на большом столе. На связь с Сергеем строители больше не выходили: дело выиграно — зачем что-то предпринимать?

А вот минчанин не опустил руки, он пытается судиться и доказать свою правду, собирает ответы из разных инстанций и недоумевает, почему по факту одной и той же деятельности бригады строителей Стародорожским судом и Коллегией по гражданским делам Минской области были установлены одни факты, а Экономическим судом Минской области — совершенно противоположные.

— Вынесенное судом Стародорожского района решение меня обескуражило, — признается мужчина. — Не менее интересные события последовали после него. Понимая, что с таким исходом дела я не соглашусь ни при каких обстоятельствах, морально уже готовился обжаловать решение. Поэтому для меня было очень важно знать, когда же будут изготовлены и подписаны протоколы пяти судебных заседаний. Мне необходимо было ознакомиться с ними, чтобы в случае несоответствий написать замечания к протоколу. Сделать это было бы несложно, так как моим представителем фрагментарно велась аудиозапись судебных заседаний, на которой, к слову, четко было слышно, как судья сама признает, что убытки я все-таки понес. Однако непосредственно во время вынесения решения 7 июля 2017 года дата изготовления протокола не была объявлена. Изготовление мотивировочной части запросил сразу же.

Вопрос ознакомления с протоколом мы с адвокатом держали на контроле: регулярно звонили секретарю судебных заседаний, чтобы узнать дату готовности и время ознакомления. Нам всегда отвечали: еще не готово, обращайтесь позже. Сначала устно называли дату 13—14 июля, а потом заверили: 17-го документы будут готовы наверняка, приходите. Я так и сделал: явился в суд с просьбой ознакомиться с делом. Не с первого раза и только после того, как я написал два заявления на имя председателя Стародорожского суда с просьбой «в случае отказа дать мотивированный ответ, со ссылкой на законодательство Республики Беларусь», но мне все-таки разрешили произвести фотофиксацию абсолютно всех страниц протокола.

То, что я увидел в материалах дела, мягко говоря, вызвало у меня вопросы. Во-первых, как выяснилось, протокол был готов еще 7 июля — в тот же день, когда было вынесено решение. Для чего тогда меня мурыжили и каждый раз говорили, что бумаг еще нет? Кто-то ошибся или документы оформили задним числом?..

Во-вторых, в гражданском деле не оказалось очень важных документов, о приобщении которых я ходатайствовал в своем исковом заявлении, а именно материалов проверки Солигорского межрайонного отдела УДФР Комитета госконтроля. И только копии материалов проверки Управления уголовного розыска Миноблисполкома были приобщены к материалам гражданского дела.

В частности, проверка уголовного розыска показала очень интересные моменты. Давая показания следователю (а врать, глядя в глаза правоохранителям, решится далеко не каждый), Цумаров и Пирогов говорят о том, что знакомы друг с другом и остальными членами бригады, в начале 2016 года совместно взялись осуществить строительство жилого дома на принадлежащем Сергею участке. За работу получили примерно $8520. То есть тот факт, что они полноценно работали, а не помогали и получили плату в размере $8,5 тыс. в эквиваленте, а не по $400, они признают. Опять же, о каком-то мифическом возврате $3500 и речи не идет. Неужели люди умолчали бы об этом перед органами, если бы такой факт имел место? Все это отражено в официальном заключении оперуполномоченного, проводившего проверку, и подтверждено официальными объяснениями Цумарова и Пирогова, ими же собственноручно подписанными.

Бумаги, в которых больше вопросов, чем ответов

— Получив на руки мотивировочную часть, которая, несмотря на немалый объем дела, насчитывала всего полтора листа, ничего не смог для себя прояснить, наоборот, вопросов только добавилось, — продолжает Сергей. — Ну, например, в решении суда Стародорожского района указано, что между истцом и ответчиком имелся договор оказания помощи. (Что за мифический договор и какой статьей ГК РБ он предусматривается?!) В мотивировочной же части указано, что ответчики не отрицают того факта, что имелся договор на строительство жилого дома.

Не нашел я в «мотивировке» перечисления всех доказательств, предоставленных истцом и ответчиком, как того требует постановление пленума Верховного суда. Где хоть какое-то упоминание о материалах проверки Уголовного розыска или УДФР КГК? Получается, что у нас был не суд, а спор «слово против слова». Неужели заключения уполномоченных органов имеют меньшее значение, чем слова ответчика, раз их даже не упомянули?

Что касается позиции строителей, то они предоставляли только два документа: выписку из амбулаторной карты Цумарова-старшего о том, что он несколько месяцев не участвовал в стройке, так как находился в больнице на лечении (и я это подтверждаю), а также письменные возражения на исковое заявление. На этом все.

Сергей вместе с адвокатом подготовили свои замечания к протоколу судебного заседания, а также диск с фрагментами аудиозаписи судебных заседаний, которые по каким-то причинам не вошли в протокол. 19 июля они были отправлены в суд Стародорожского района почтой. Замечания к протоколу вернулись к минчанину 25 июля: мол, пропустил сроки подачи. И если отталкиваться от того, что протокол был готов еще 7-го числа, это действительно так. Но ведь Сергей уверяет, что их с адвокатом ориентировали на 17-е и ознакомился он с протоколом именно тогда (об этом же говорят отметки в гражданском деле и заявления мужчины).

— В Гражданско-процессуальном кодексе предусмотрено, что судья, ознакомившись с замечаниями к протоколу, обязан вынести определение: принять их или отклонить. Иных форм документов не предусмотрено. Я же получил вот такой ответ — что за он? В шапке ничего не написано. А ведь определение должно подшиваться в дело вместе с замечаниями к протоколу судебных заседаний, чтобы судьи высшей инстанции видели, что человек с чем-то не согласен, у него есть свои доводы. Если же определения нет, то считается, что ты согласился с протоколом, — объясняет тонкости мужчина.

Новое рассмотрение

Все еще надеясь повернуть историю в другое русло, Сергей начал готовить кассационную жалобу. Дело минчанина поступило в областной суд, на 28 августа было назначено заседание коллегии по гражданским делам. Чтобы предвосхитить события, мужчина написал дополнение к кассационной жалобе, в котором указал, когда и как смог ознакомиться с протоколом и почему пропустил сроки. Также в дополнении он указал, что ответчиками суду предоставляется недостоверная информация по факту уплаты налогов. К письму мужчина приложил диск с аудиозаписью. В назначенный день слушание не состоялось: дело сняли с кассационного рассмотрения и отправили обратно в суд Стародорожского района для устранения недостатков.

— Осенью дело снова вернулось в областной суд. Поехал ознакомиться, надеялся, вдруг там появятся материалы проверки УДФР КГК. Какое там… Зато, наконец, согласно требованиям Гражданского процессуального кодекса, материализовалось определение суда Стародорожского района с формулировкой «Замечания отклонить, так как все соответствует действительности». И ни слова про какие-то пропущенные сроки и так далее.

К сожалению, сам истребовать документы из КГК, чтобы приобщить их к делу, я не могу. Это должен сделать суд. Но Минская коллегия также не отправила соответствующие запросы. По моему устному заявлению в УДФР КГК Солигорского района дали расширенные разъяснения на основании объяснений ответчиков, которые они давали при проведении проверки. В них черным по белому написано, что Цумаров признался в том, что осуществлял руководство строительной бригадой при строительстве жилого дома на принадлежащем мне участке и получил за работу $8500, а не жалкие $400.

Коллегия по гражданским делам Минского областного суда, заново рассмотрев обстоятельства дела, пришла к выводу, что отменять предыдущее решение нет оснований. После этого у Сергея вопросов появилось еще больше:

— Вы шутите? В определении коллегии не указана статья Гражданского кодекса, которая регламентирует возможность заключения устного договора на сумму не менее 10 базовых величин (часть 2 статьи 162 ГК), также не указано, почему были проигнорированы доказательства, предоставленные мной (истцом), а именно: нарушения при ознакомлении с протоколом судебных заседаний, неистребование материалов УДФР КГК Солигорского района и предоставление недостоверной информации по факту уплаты налогов. А ведь к тому же есть техническое заключение, в котором четко прописано, что не так и что надо делать.

Два суда — два мнения

Переварив и эту новость, минчанин снова начал действовать: писать в КГК, налоговую, суд Минской области. Перед Фемидой и вовсе поставил три вопроса: разрешить публикацию аудио в СМИ, указать причину неистребования материалов проверки УДФР КГК, дать разъяснения существенным противоречиям «мотивировки» и решения. Через некоторое время ему начали приходить ответы.

В налоговой службе отметили, что Цумаров и иже с ним осуществляли предпринимательскую деятельность без государственной регистрации в качестве индивидуальных предпринимателей. За что и поплатились — с них взыскали единый налог. А уж сколько они заработали — по $400 или $8500 — дело десятое, так как единый налог на то и единый, что не зависит от итоговой суммы. Больше предъявить им налоговая ничего не может. Получается, что, уплатив налог, строители автоматически признали, что осуществляли работы в рамках предпринимательской деятельности, а не помогали хозяину добрым словом.

Новый ответ дал и УДФР КГК Солигорского межрайонного отдела:

— Мне сообщили, что суд Стародорожского района отправил заявление о результатах проверки по моему обращению в УДФР. В телефонном разговоре исполнитель сообщил представителю суда, что в отношении Дмитрия Цумарова был составлен проект протокола об административном правонарушении, который был отправлен в структуру «повыше» для согласования. То есть истребовать документы надо уже не из Солигорска, а из УДФР КГК по Минской области и Минску. Но это не было сделано!

Из этого же ответа следует, что Цумаров и остальные признают, что выполняли строительные работы у меня на участке, даже перечисляют, что именно делали. И не скрывают, что получили $8520 в эквиваленте. Также из этого ответа следует, что 08.11.2017 Экономическим судом Минской области будет рассмотрено дело в отношении Цумарова Д. Н. о привлечении его к административной ответственности за незаконную предпринимательскую деятельность.

Что касается ответов из Минского областного суда, то тут своя история. На просьбу дать разъяснения противоречиям «мотивировки» и решения и вовсе был дан следующий ответ: заявление оставлено без рассмотрения, подайте надзорную жалобу. А ответ по вопросу разъяснения причин неистребования материалов проверки УДФР КГК вызывает улыбку. Вот выдержка из него: «Запрошенный из Солигорского МО УДФР КГК материал проверки в суд не поступал. Ходатайств о его повторном истребовании не заявлялось». Однако при рассмотрении гражданского дела ни я, ни мой представитель не были поставлены в известность о непоступлении данных материалов в суд и не было разъяснено право повторного ходатайства. Также необходимо отметить, что ГПК не предусматривает повторное ходатайство в ходе одного судебного рассмотрения. То есть по логике этого документа, подписанного председателем суда Минской области, я или мой представитель должны были обладать сверхъестественными способностями, чтобы знать, что материалы не поступили в суд.

К счастью, УДФР КГК, проведя проверку (материалы которой не истребовал суд), не спустил дело на тормозах и добился того, чтобы Цумарова судили за то, что он осуществлял незаконную предпринимательскую деятельность в сфере строительства. В итоге, рассматривая иск УДФР КГК, Экономический суд установил, что Цумаров и члены его бригады строили мой дом (и не только мой), была признана его вина и назначен штраф. То есть в Экономическом суде Минской области, всесторонне рассмотрев материалы проверки, проведенной Солигорским межрайонным отделом УДФР КГК, установили, что осуществлялось строительство в рамках незаконной предпринимательской деятельности и за нее была получена сумма 165 117 600 без учета деноминации, нашли состав правонарушения и назначили наказание. А вот суду Стародорожского района (и впоследствии областному) это не удалось.

Как так получается, что по одному и тому же факту в двух разных судах выносятся совершенно противоположные решения: в одном ты ни при чем и ни в чем не виноват, в другом — работал и будь добр заплати штраф? Хорошо, что мы рассматриваем гражданское дело. А если бы это было уголовное и от результата зависели судьбы людей?.. — рассуждает Сергей.

Послесловие

— Меня удивляет, как судьи не могут рассмотреть, откуда у меня убытки. Есть техзаключение, согласно которому дом надо сносить. Там черным по белому написано, что причина проблем кроется в низком качестве выполнения работ: нормам не соответствуют величина врубок, зазоры между венцами и так далее. Дом строился не промышленным способом, а вручную. Это значит, что виноваты конкретные люди, которые размечали, зарезали, нагелевали. Но, похоже, никто, кроме меня, этого не понимает и игнорирует все доказательства, указывающие на виновников.

Я подал заявление на имя председателя областного суда, в котором указал, что мне разъяснено право о подаче надзорной жалобы, но прежде чем это сделать, я прошу устранить пробелы по первому решению, а именно пояснить, какие у суда есть доказательства того, что рабочие получили всего по $400, а также какой между нами был заключен договор и на каких условиях. Был получен ответ-отписка: «Подайте надзорную жалобу», — переживает Сергей.


В рамках подготовки обращения к главе государства минчанин написал заявление на имя председателя Верховного суда, в котором изложил все обстоятельства и просил дать правовую оценку действиям суда Стародорожского района и Коллегии по гражданским делам Минской области. После месяца рассмотрения мужчина получил ответ: нарушений относительно возможности ознакомления с протоколом судебного заседания не было, так как документ был изготовлен еще 7-го числа (что подтверждается сделанной в нем записью). Адвокат мужчины просто не писал заявление на ознакомление с протоколом. Более того, в телефонной беседе секретарь суда напоминала юристу о возможности изучить протокол в любое время, но тот предпочел прочесть протокол и «мотивировку» в один день. А если вы еще с чем-то не согласны, обращайтесь (почему-то) в суд Ленинского района.

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Автор: Оксана Красовская. Фото: Максим Тарналицкий