Минчанин: «Отдал $16 000 за каркасную баню, которая загорелась при первой же растопке»

05 января 2018 в 8:00
Автор: Оксана Красовская. Фото: Максим Тарналицкий

Минчанин: «Отдал $16 000 за каркасную баню, которая загорелась при первой же растопке»

«Заплатил деньги за готовый „каркасник“ с баней, а потом сам же оказался и виноват — вплоть до уголовного преследования», — описывает сюрреалистичную ситуацию, в которую он угодил этим летом, минчанин Сергей. Молодой человек вместе с братом планировал вдохнуть жизнь в доставшийся ему по наследству уединенный участок в деревне Куль Узденского района. Стараниями родственников старые хозпостройки пошли под снос, а бревенчатый дом оставили на своем месте и решили со временем реанимировать. А пока до «капиталки», грозящей немалыми расходами, дело не дошло, придумали возвести каркасную баню с комнатой для отдыха — чтобы было где жить и оставлять вещи на время ремонта. Не успели обустроиться, как постройка загорелась.

Баня со спаленкой и террасой

— Этот участок стал для нас с братом дачей, — рассказывает Сергей, стоя на пороге построенной и частично сгоревшей бани. — Постоянно здесь не живем, но на выходные или праздники приезжали с радостью. После того как земля стала нашей, несколько лет решали, как лучше поступить. А прошлой весной определились: купим «быструю» каркасную баню, в которой к тому же будет место для сна и отдыха, а уже потом будем заниматься глобальными вопросами с домом.

Начали изучать отзывы, обращаться в различные организации, которые занимаются каркасными постройками. Представление о том, как должна выглядеть баня, у нас было свое — на листочке нарисовали, что и как хотим видеть. Поэтому исполнителя подбирали такого, который сможет воплотить наши идеи в жизнь, ведь стандартные проекты компаний — это, как правило, какие-то сараи. А нам хотелось иметь большие окна и террасу. В итоге остановились на варианте компании «Тата-Хата». С нашей стороны были идеи, с их — проект, инженерные решения и непосредственно сборка. Все просчитали, обсудили, внесли коррективы в договор и в марте поставили свои подписи под документом.

Буквально через несколько месяцев на участке должна была появиться хозпостройка размером 7,5 на 8 метров, в которой предусмотрено «банное отделение» (душевая и парилка), небольшая спальня и «полати» на втором этаже, а также красивая терраса. За домокомплект в сборке исполнитель запросил почти $16 тыс. в эквиваленте (без окон, разводки электрики, прокладки канализации и установки сантехники). На взгляд Сергея и его брата, это была разумная и оправданная сумма.

Сейчас, когда стороны бодаются в суде за правду и деньги, их мнения относительно наименования постройки кардинально расходятся. Истцы утверждают, что сразу же оговаривали, что в итоге хотят получить баню. Ответчики в разговорах с Onliner.by подчеркивают, что речь идет все-таки о хозпостройке, которая уже потом по прихоти заказчика была «модернизирована» в баню. Момент спорный: договор, заключенный между сторонами 16 марта 2017 года, действительно предусматривает передачу продавцом в собственность покупателя «домокомплекта в сборке „Хозяйственная постройка 7,5 на 8 метров, с террасой“». Об этом же идет речь и в договоре подряда на разработку проектной документации на объект (бумаги датированы 10 марта 2017 года). Но вот в еще одном договоре субподряда (от 4 марта 2017 года) говорится о том, что «подрядчик принимает на себя обязательства по выполнению отделочных работ каркасной бани 8 на 7,5 метра из комплекта строительных материалов генподрядчика „Домокомплект «Баня»“». Пляшут цифры, пляшут имена…

— Поскольку мы сразу собирались строить баню, то вопрос с монтажом печи решили не откладывать. Планировали с братом обратиться к сторонней организации — профессиональным печникам, которые досконально знают свое дело. Но в «Тата-Хате» нас заверили, что справятся со всем сами: мол, покупайте печь, а мы ее установим. Подумали и согласились — 20 марта заключили дополнительное соглашение. За установку печи исполнитель попросил еще $150, за ее грунтовку и покраску — $286.

К работе на участке специалисты приступили, по-моему, уже в марте. Собирали баню быстро, все рабочие приходили трезвые — вопросов по этой части не возникало. В общем, впечатление об исполнителе было неплохое. Да, «косяки» периодически случались, но куда без них на стройке, к тому же ничего критичного не было, все по мелочам, — отдает должное компании Сергей.

Чугунную печь и все остальные необходимые элементы молодой человек приобретал сам в Минске. Говорит, что при выборе ориентировался на выставочный павильон компании — в одном из их демонстрационных каркасных домов стоит аналогичная печь с металлической трубой в качестве дымохода («сэндвич»). Это уже сейчас, после пожара все исполнители в своих объяснениях в один голос кричат, что такую трубу нельзя было устанавливать изначально и что они предупреждали об этом хозяина, но тот настоял на установке и, более того, сам руководил процессом, заставляя делать так и эдак.

— Никто из рабочих или прорабов и слова мне не сказал, что печь или труба не подходят и нужен, к примеру, каменный дымоход. Более того, после того как я все привез, еще уточнил у мастера, не нужно ли чего дополнительно. Он мне написал: «Смесь для кладки печей и каминов — 3 мешка по 25 килограммов, кирпич полнотелый (марка не ниже М200) — 80 штук». А потом спокойно стал работать.

 

Растопили баню и вызвали пожарных

Уже в конце весны братья заполучили свою хозпостройку с баней. Поразительная скорость выполнения работ их только радовала. Домик был полностью готов, оставалось лишь самим положить плитку, установить сантехнику и доделать кое-какие мелочи.

— 5 июня решили наконец опробовать баню, — вспоминает день икс минчанин. — Как все было? Растопили баню где-то в 22:00, я два раза подбрасывал дрова. Чуть за полночь вышел на крыльцо и удивился. Было такое ощущение, будто на дороге костер горит: то всполохи огня как будто появляются, то неяркий свет непонятно откуда (притом что в этой части деревни освещения нет). Посмотрел за дом, ничего такого поблизости не заметил. Вернулся обратно к крыльцу и понял, что что-то не так. Поднимаю голову — и вижу, что у нас на крыше, из-под конька, там, где дымоход, дым идет и пламя вырывается. При этом внутри видно ничего не было: дом-то каркасный.

В 0:12 позвонили с братом в МЧС, а сами стали пытаться сбить пламя, заливая его водой. Но горело все довольно активно, так как дерево сухое. Пожарные приехали быстро, потушили огонь, однако рекомендовали нам оставаться на месте и следить за ситуацией: вдруг еще раз загорится. Так оно и случилось: уже утром из-под крыши опять пошел дым. Стали отдирать вагонку возле дымохода и увидели, что там опять огонь. На этот раз потушили все сами, в МЧС звонить не стали.

Кто виноват в пожаре: хозяин бани или тот, кто ее создал?

В ближайшие часы и дни после пожара участок, принадлежащий братьям, посетили все кому не лень: скорая, газовщики, МЧС и представители компании «Тата-Хата». Причем последние поначалу очень активно включились в ситуацию. Сергей говорит даже, что у него создалось впечатление, будто один на один их с бедой не бросят: «Казалось, мы спокойно договоримся о компенсации или переделке, ведь загорелось-то строение не по нашей вине». Но в жизни не все так просто.

— Приезжал инспектор МЧС, составил акт, взял свидетельские показания. Потом была техническая экспертиза — и вот, согласно заключению Государственного комитета судебных экспертиз по Минской области, мы имеем следующее: «Причиной возгорания деревянных строительных конструкций кровли от дымохода печи, разогретого до высокой температуры, являлось отсутствие противопожарного отступа от дымохода отопительной печи до горючих конструкций кровли». То есть, как я понимаю, виноват тот, кто допустил ошибку в монтаже, но точно не я. И именно организация, у которой я покупал домокомплект, должна нести ответственность, ведь это была не стройка, а приобретение готового изделия, которое уже должно соответствовать всем нормам.

Казавшаяся очевидной ситуация повернула в странное русло, и в жизни молодого человека настало время удивительных историй. Сергей, еще вчера счастливый обладатель новой каркасной хозпостройки, почти стал фигурантом уголовного дела. Он мог быть привлечен сразу по трем статьям УК: 218 («Умышленные уничтожение либо повреждение имущества»), 219 («Уничтожение либо повреждение имущества по неосторожности») и 304 («Нарушение правил пожарной безопасности»). Однако неумышленность действий (хм, в отношении человека, который просто растопил баню, это звучит странно), ущерб менее чем в 1000 базовых и отсутствие аналогичных преступлений в течение года пошли ему на пользу — сия уголовная «чаша» его миновала.

Из постановления Узденского РОЧС

Зато административная была тут как тут. В МЧС решили, что часть 2 статьи 23.56 КоАП Республики Беларусь Сергею в самую пору. А нарушение правил пожарной безопасности лицом, ответственным за их выполнение, повлекшее возникновение пожара, влечет ни много ни мало штраф в размере от 30 до 50 базовых величин.

— Это просто какое-то сумасшествие! Как мне разъяснили, я якобы не убедился в том, что баню можно безопасно использовать. Но как я могу убедиться в этом до того, как ее испробую? Она ведь сгорела в первый же день, и локализация пожара была там, куда человеку не добраться и не дотянуться. Конечно, я это решение обжаловал, и здравый смысл возобладал — «административку» сняли. Но возмущает просто сам факт!

Пытался я оспорить и отказ в возбуждении уголовного дела по факту пожара: кто-то же виноват в том, что отступ не сделали. Обращался в прокуратуру, но пока все безрезультатно. «Тата-Хата» осталась не при делах и участвовать в моих тратах не захотела. Пришлось обратиться в суд.

Сразу после пожара я вызывал специалистов из «Белгосстраха»: участок и все на нем были застрахованы по стандартной минималке. В соответствии с этим мне и насчитали ущерб — 6669 рублей. Но эта сумма, понятное дело, не покрывает всех расходов на приведение бани в нормальный вид. Саму баню застраховать я просто не успел: она сгорела раньше, чем я добрался до агентов. Поэтому до подачи иска мне пришлось обратиться в независимую оценочную организацию, которая и насчитала ущерб на 29 тыс. рублей. Отняв выплаченное «Белгосстрахом», я и подал в суд. Согласен, сумма немаленькая, но вычислял ее не я. Суд может назначить свою экспертизу, которая расставит все по местам.

Я не хочу содрать с компании «Тата-Хата» какие-то немыслимые деньги, обанкротить их и пустить по миру. Согласен на ремонт бани за их счет и моральную компенсацию по договоренности. Ведь мало приятного в том, чтобы жить в ожидании заведения уголовного дела на тебя и потом еще доказывать, что и «административка» была выписана зря. На мой взгляд, у компании было достаточно времени, чтобы все исправить по собственной инициативе. Но и сейчас я готов на нормальный диалог. Неужели цена репутации — эта крыша бани?.. — рассуждает Сергей.

«Мы предлагали заказчикам несколько вариантов, но они от всех отказались»

В компании «Тата-Хата» долго объяснять, что за ситуация произошла в деревне Куль, не пришлось: случай у всех на устах. Сотрудники поделились своим видением:

— Свою репутацию мы оцениваем выше стоимости крыши, поэтому не бросили нашего клиента, сразу же после пожара выехали на место и предложили помощь. В тот же день мы приняли все меры для минимизации ущерба от последствий тушения пожара. Были демонтированы внутренняя обшивка, покрытие пола для просушки несущих конструкций строения. Также в присутствии инспектора МЧС, проводившего проверку по данному факту, нами было предложено полностью восстановить строение за счет компании «Тата-Хата», за исключением повторной установки печи и дымохода, предоставленных заказчиком. На это предложение мы получили отказ в весьма грубой форме. Позже в офисе братьев состоялась встреча, на которой обсуждались варианты решения сложившейся ситуации. Ни один из предложенных вариантов братьями принят не был. В качестве подтверждения наших слов мы прилагаем фрагмент переписки между работниками «Тата-Хаты» и заказчиками (Sergey — Сергей, Павел Куль — Павел).

Из переписки следует, что ‎14 июня 2017 года мы предложили варианты решения ситуации, от которых братья категорически отказались (обратите внимание на манеру общения). Был проведен ряд проверок: две — РОЧС Узденского района, две — прокуратурой. По результатам проверок виновным лицом был признан Сергей. В данный момент дело находится на рассмотрении в районном суде города Минска.

Огнетушители в каждый дом и автомобиль в каталоге Onliner.by

Читайте также:

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Автор: Оксана Красовская. Фото: Максим Тарналицкий