135
17 октября 2017 в 8:00
Автор: Лора Нагапетян. Фото: Анна Иванова

Как Октябрьская, куда 10 лет назад заходили только заводчане, стала местом стрит-арта, баров и тусовок

Если бы в 1990-х работник завода МЗОР, плетущийся к своему станку по привычной Октябрьской в такт стучащему по рельсам трамваю и вдыхающий запах то ли теста, то ли дрожжей, услышал, что когда-то здесь будет гудеть минская тусовка, он бы сказал: «Бред какой-то». Но случилось именно так, причем почти произвольно — собственно, как и Зыбицкая случайно стала Меккой баров. Начиная с 2010-х улица Октябрьская оживала, прирастала заведениями, влюбляла в себя хипстеров и стала такой, какой мы знаем ее сейчас: свободной, творческой и тусовочной. Антураж остался прежним: те же заводы из красного кирпича, трубы и памятник Ленину. Но все это — неотъемлемая часть истории развития улицы.

Говоря об Октябрьской, знающие люди обязательно упомянут, что когда-то она была промышленной окраиной Минска. В голове не укладывается, как забытое богом место могло превратиться в тусовочное и молодежное. Хотя нет, укладывается: произошло это по тому же алгоритму, что и во многих других городах, где заброшенные заводы превращаются в креативные кластеры. Но лучше начать с начала.

А начало у улицы было бесславное. Рядом река и пустошь — благоприятная локация для размещения производств, которые появлялись тут одно за другим.

Улица сменила несколько названий: была Ляховской, Нижне-Ляховской, Ворошилова. Несмотря на то что она находится в укромном месте, добираться сюда легко со станции метро «Пролетарская», о создании которой позаботились в 1980-х.

124 года назад

У улицы есть фирменный запах дрожжей, который тянется с нынешнего дрожжевого комбината на Октябрьской, 14. В 1893 году предприятие называлось дрожжево-винокуренным заводом, который был основан братьями-промышленниками Янкелем и Зельманом Раковщиками. Здесь выпускались дрожжи и спирт. Со временем производство сконцентрировалось на дрожжах, они делаются на заводе и по сей день.

Минский паровой дрожжево-винокуренный завод в 1893 году

Через дорогу, на Октябрьской, 15, — еще один завод, «Минск Кристалл». Здесь братья Раковщики хранили винную продукцию. Так и повелось. «Начиналась история предприятия с паровой машины мощностью 5 лошадиных сил, бродильных чанов, перегонных кубов и двух десятков рабочих, круглосуточно производивших сухие дрожжи и спирт», — рассказывается на сайте компании «Минск Кристалл». В 1910 году он был модернизирован. Во время Первой мировой войны здесь разместили государственный спиртовой склад и водочный завод. Затем производство водки и водочных изделий год от года заметно росло. Предприятие с богатой историей работает до сих пор.

122 года назад

В 1895 году в здании на Октябрьской, 25, в котором сейчас ютятся кафе «Лавка», Enzo и «Депо», располагались кожевенные мастерские неких Рубина, Сальмана, Гольтберга, Дена и Импрота. Производство было подручным, не было ни электричества, ни вентиляции.

В 1927 году предприятие обрело свой машинный зал и получило название «Большевик». Производство здесь велось исправно вплоть до 1988 года (правда, прерывалось войной), а потом перенеслось в деревню Гатово Минского района. Одна из причин — «ароматы» завода, которые доносились аж до стадиона «Динамо». Здание на долгое время опустело, а сейчас сдается в аренду заведениям и под офисы.

110 лет назад

Самое знаковое здание и, можно сказать, лицо улицы — Минский станкостроительный завод имени Октябрьской революции (МЗОР) из красного кирпича. Он был основан в 1907—1908 годах и назывался «Гигант». На сайте завод описывается так: «Работал на керосиновом двигателе, имел в штате 12 рабочих. Это было небольшое деревянное сооружение, напоминавшее складское помещение с примитивным оборудованием».

В 1912 году «Гигант» был реконструирован и переименован в «Энергию». С этого времени на нем отливались части машин, ограды, памятники и другие изделия. В 1913 году завод сгорел, а с 1914-го возобновил производство, но восстанавливался вплоть до 1921-го. Именно тогда деревянное здание превратилось в кирпичное и стало таким, каким мы его знаем сейчас.

Минский станкостроительный завод имени Октябрьской революции примерно в середине прошлого века

Завод являлся одним из крупнейших в советской Белоруссии. В 1939 году он был передан в систему Наркомата машиностроения СССР и стал специализированным станкостроительным предприятием.

Во время войны здесь активно действовала подпольная группа по борьбе с фашистскими захватчиками, а после — восстановилось производство.

МЗОР работает до сих пор, но примерно в 2010 году завод начал сдавать помещения в аренду, и с тех пор многое здесь изменилось.

84 года назад

Важная составляющая улицы — трамвайные пути, которые уже не функционируют. Трамвайное разворотное кольцо было построено здесь в 1933 году по требованию рабочих завода имени Ворошилова и «Большевика»: добираться на работу как-то было надо. Это сегодня пройтись по улице до баров — сплошной кайф, а для них этот путь был ежедневной и обязательной процедурой. Люди и сами принимали активное участие в прокладывании рельсов.

Трамваи №2 и №7 ходили здесь еще в нашем веке, но недавно маршруты стали невостребованными и были отменены. В память о них остались рельсы. Был еще декоративный трамвай, расписанный уличными художниками, но он куда-то исчез.

7 лет назад

До 2010 года улица жила себе и жила, и с ней не происходило ничего особенного. Чаще всего там бывали работники заводов да студенты, которые жили в общежитиях, расположенных в начале улицы. Был еще ночной клуб в здании КЗ «Минск» (и сейчас есть, правда, он уже несколько раз сменил формат и название), но к развитию тусовки он не причастен. И вот в 2010 году на заводские помещения внезапно обратили внимание креативные компании.

Первой стала фотостудия Znяta, которую привлекли заводские стены, высокие потолки и царящая на улице атмосфера. Она обосновалась на Октябрьской, 19. Спустя некоторое время сюда начали стекаться другие компании, так или иначе связанные с творчеством: фотостудии, студия звукозаписи, зал для йоги, дизайнерская мастерская, креативное пространство и так далее.

Завоевание минской Октябрьской молодежью — продолжение мировой тенденции. Сначала промышленные забросы стали обживаться в Европе и США, в 1990-х — в России (в связи с тем, что к этому времени многие производства пришли в упадок и закрылись). И вот недавно тенденция пришла в Минск. Примером служит не только улица — героиня статьи, но и завод «Горизонт».

6 лет назад

Начало барной истории улицы связано с кафе NewTon, на месте которого сегодня размещается «Хулиган» (Октябрьская, 16). Открытие также не обошлось без творческой составляющей: угощение десертами и алкоголем сопровождалось показом коллекции белорусского дизайнера. Обычно в баре с приставкой Fashion Art Buffet играла фоновая и живая музыка, организовывались презентации, модные показы, кинопоказы, семинары. Владельцы заведения Виктория Яцинова и Павел Зайцев создали место для творческой интеллигенции Минска. Однако в 2013 году кафе закрылось.

5 лет назад

Кафе Enzo в здании на Октябрьской, 23, открылось в 2012 году. Это сейчас оно уже прошло ребрендинг и отказалось от какого-то определенного направления, а вначале кафе поддерживало автомобильную тематику. Стены здесь украшали фотографии Ferrari, а по телевизору транслировались гонки. Выходит, заезжали сюда специально, посетителей, тем не менее, было довольно много. На новый уровень кафе выдвинул Влад Луневич — родственник учредителей. С его именем с тех пор связывают и развитие барной направленности Октябрьской.

4 года назад

Открытие «Хулигана» на месте NewTon стало чуть ли не эпохальным событием для Октябрьской. Один из основателей и первый арт-директор заведения Макс Старцев рассказывает, что их команде понравилось помещение NewTon, владельцы которого без проблем уступили его. «Хулиган» появился в нужном месте в нужное время. Сперва здесь предлагались какие-то вегетарианские блюда, но потом надобность в них отпала. Столов стало меньше, свободного пространства — больше, вместо еды — почти исключительно алкоголь. Тусовка была и внутри, и на террасе.

— До этого здесь работало только кафе Enzo, в котором раз в месяц происходило какое-то движение, — вспоминает Макс Старцев. — И по большому счету на этом все… Мы увидели в Октябрьской потенциально много возможностей по помещениям, атмосфере и решили делать там движуху. И понеслось.

«Хулиган» сразу после открытия стал таким, какой он есть сейчас. Сложно вспоминать: все слилось в один большой движ, который стал единым воспоминанием. Потому что мы правильно подошли к потребностям людей. В Минске не было мест с бесплатным входом, где можно получить атмосферу, компанию. Не было точки сбора, в которой всегда можно увидеть друзей и знакомых, где хорошо и весело. Нам повезло.

О Зыбе тогда еще никто не знал, она начала шуметь года через два. Бум диджей-баров начался позже. Но Октябрьская — это не Зыбицкая. На Октябрьскую люди приходят специально, поэтому здесь своя атмосфера.

3 года назад

За Enzo последовала «Лавка», а позже — «Дэпо» от того же Влада Луневича. Словосочетание «сэндвич из „Лавки“» стало почти нарицательным. Народ быстро полюбил простую уличную еду, и в маленьком помещении закусочной до сих пор постоянные очереди.

Одной из вех развития улицы стало открытие спикизи-бара Stirlitz Spy Bar со шпионской тематикой. Ночь, внутри заводов глохнут механизмы, город засыпает, просыпаются хипстеры. В бар в индустриальном окружении проникают дамы в платьях и их спутники в костюмах. Учредители окутали Stirlitz Spy Bar атмосферой таинственности, что также стало частью имиджа улицы.

— Обычно, открывая заведения, люди ищут помещение, — рассказывает историю один из учредителей «шпионского» бара Влад Бриштель. — У нас получилось наоборот: нам с партнерами предложили помещение, мы собрались, обсудили концепцию и приняли решение открыть Stirlitz Spy Bar. В то время на Октябрьской работало Enzo, а во время строительства Stirlitz открылся «Хулиган». Улица была достаточно неизвестной, и сама идея бара вытекала из специфики Октябрьской.

Открытие было шпионским. Гостям по SMS высылали адрес места, а вход в бар не был обозначен. Нашел — повезло.

— В преддверии открытия Stirlitz Spy Bar мы никому не говорили адрес, чтобы вызвать у людей любопытство к локации. За годы существования бара к нему протоптали тропу, все уже знали, где он находится, сформировалась своя тусовка.

В июле нынешнего года спикизи-бар внезапно объявил о своем закрытии.

— За несколько дней нас посетило несколько тысяч человек. Люди говорили: рано закрывать. Мы призадумались и решили продолжить. В ближайшее время Stirlitz Spy Bar возобновит работу и станет эволюционирующим продуктом. Мы учтем ошибки и недоработки первого варианта.

Обновленный Stirlitz Spy Bar откроется в ноябре.

2014 год изменил Октябрьскую в визуальном плане. Организаторы стрит-арт-фестиваля Vulica Brasil решили: вот оно, место, которое будет украшено граффити «с ног до головы». Работы бразильских и белорусских художников заполонили почти все фасады зданий.

Продюсер и куратор Мила Котка восстанавливает хронологию событий:

— Почему для Vulica Brasil была выбрана Октябрьская? Я знала эту улицу, ходила в «Хулиган». Обычно идти к нему было далеко и неинтересно: закрыл глаза и быстро пошел. Помню, когда еще работал NewTon, там проводилось мероприятие, связанное с бразильской культурой. Гости говорили: «Боже, где это вообще находится, куда ты нас позвала!»

Я подумала: почему бы вместо того, чтобы закрывать глаза и быстро бежать до клуба, который тебе нравится, не любоваться чем-то красивым? В 2014 году было создано четыре мурала: два на Октябрьской и два на Фабричной. Фестиваль отметили в «Хулигане» буквально с десятью людьми.

Затем Vulica Brasil объединяла вокруг себя все больше людей, и в 2015 году впервые родилась идея сделать улицу пешеходной во время закрытия фестиваля. С этого времени началось самое интересное. Чтобы вы понимали, муралы рисовались и в других местах: на Калинина, Кальварийской и других улицах города.

В 2016 году появилось желание менять город не только визуально, но и в практическом плане. Нужно было выбрать место, где бы мы сконцентрировали всю активность в плане граффити и урбанистики. Стратегическим пунктом была выбрана Октябрьская. Спустя четыре года нашей активной работы муралы стали ключевым моментом притяжения к этой улице.

Сейчас на Октябрьской насчитывается 11 муралов, созданных в рамках Vulica Brasil, несколько небольших рисунков, две скульптуры и три инсталляции. Свободные стены почти закончились… Но потенциал еще есть: например, фасад общежития БГУ. Но его освоят (если разрешит администрация) позже. Мила признается: в следующем году фестиваля не будет.

— Уходим на бессрочные каникулы. Четыре года мы проводили Vulica Brasil, многое изменили на этой улице. Это колоссальная работа. Мы устали, ведь фестиваль растет, а люди его делают те же. Пришло время все переосмыслить, придумать новые идеи, найти инвестиции. И возможно, есть смысл проводить мероприятие не в конце сезона, а в начале.

2 года назад

В 2015 году на Октябрьской появился «ЦЭХ» — открытое пространство. Это помещения на втором этаже (над «Хулиганом») для лекций и мастер-классов, а также ангар возле «Хулигана» для выставок и, как оказалось, рейвов. Первая вечеринка прошла здесь в ноябре 2014 года. Отопления не было, люди тусовались в шубах и куртках. Но всем понравилось.

С тех пор во время вечеринок ангар битком набивается людьми. Минчане поменяли пафосные клубы на заводские помещения и остались довольны, несмотря на то, что после ночи в «ЦЭХе» обувь, одежду и волосы приходится отмывать от заводской пыли.

Но вернемся на улицу. Кафе обусловили и преобразования дворика. Появились столики, скамейки, лестница, поддоны. В обычные дни здесь едят, во время фестивалей с фуд-кортами — много едят.

В прошлом году к списку заведений прибавился Ultra Bar, в этом — кальянная «Майстэрня дыму». Но что ни говори, а улица не так активно заполняется гастрономическими арендаторами, как Зыбицкая.

Несмотря на весь романтично-заводской антураж территории вокруг КЗ «Минск», городские власти давно хотели навести здесь порядок. В 2015 году был представлен проект реконструкции района улицы Октябрьской.

Кратко о предложенных изменениях: МЗОР и дрожжевой комбинат выносятся с улицы, на их месте строятся торговый центр, стоянка, музейно-просветительский комплекс, территория завода «Минск Кристалл» реконструируется, здания бывшего кожевенного завода реставрируются под офисы и музейно-выставочные экспозиции.

Пока с преобразованиями глухо. За долгое время жизни улицы здесь появился только один новодел, который начали строить в 2012 году, — гостиничный комплекс. Его попытались стилизовать под соседние заводские здания.

Сегодня

А вот архитекторы не дремлют. В этом году бюро ASGP представило свое видение развития улицы, когда три исторических здания купил на аукционе «Белгазпромбанк». Такими, по их мнению, могут стать помещения МЗОРа после реконструкции:

Но это лишь картинки. Пока из всех запланированных объектов «Белгазпромбанк» сделал только лекционное пространство «Ок16». Следующий шаг — открытие кафе. Создавать центр современной культуры планируется в течение четырех лет.

Фото: ok16.by

Что происходит на улице сейчас? Все в штатном режиме. В начале осени вновь прогремел фестиваль Vulica Brasil, в «Хулике» проводятся вечеринки, в Moby Dick Gym качаются качки, в «Лавке» лепятся сэндвичи, в Enzo обедают и устраивают встречи, ночами на выходных люди тусуются на улице, несмотря на холод.

Новый виток на Октябрьской ожидается в следующем году. Арт-директор «Хулигана» Макс Старцев воодушевляет:

— Сейчас мы довольны тем, как все происходит. Знаю, что у Октябрьской скоро будет новое начало: она на некоторое время прикорнула, но следующим летом все вернется. Октябрьская будет жить долго.

Читайте также:

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Автор: Лора Нагапетян. Фото: Анна Иванова
ОБСУЖДЕНИЕ