Полет продолжается. Как белорус купил заброшенную гостиницу за $120 000 и что из этого вышло

04 сентября 2017 в 8:00
Автор: Андрей Рудь. Фото: Глеб Фролов

Полет продолжается. Как белорус купил заброшенную гостиницу за $120 000 и что из этого вышло

Разыгрываем Playstation и Dyson в приложении Каталог Onlíner каждую пятницу

Два с половиной года назад Сергей Семуткин купил пустующую гостиницу гомельского аэропорта. Здание с бурной историей и увлекательной начинкой к тому времени уже начинало разваливаться под воздействием «эффекта Припяти». Сергей тогда мечтал все починить, отгрохать доходный дом и разбогатеть. Увлеченно водил нас по этажам, рылся в авиационных сокровищах, которые достались ему вместе со зданием. Сегодня у нас есть удобная возможность посмотреть, как умирают иллюзии под напором реальности. Или не умирают?

Мечты

В восьмидесятые, когда мы умели летать, рядом с аэропортом Гомеля построили гостиницу «В полет». В ней останавливались экипажи, могли заночевать пассажиры. Один этаж был отведен под административные и учебные помещения. Жизнь тут бурлила — а потом перестала.

В январе 2015-го мы вместе с ИП Семуткиным, который только что купил это здание, лазили по заброшенным кабинетам, подвалам, неизведанным техническим закуткам. Трогали пальцем груды добра, оставшегося после авиаторов. Следы древней высокоразвитой цивилизации были повсюду: мертвые фикусы, инструкции по эксплуатации самолетов, авиакарты Афганистана, яростная лепнина и почему-то упаковки горошка во всех углах.

Это черырехэтажное здание общей площадью около 3500 кв. м находится за городской чертой. Его дважды выставляли на торги. Первый раз, в 2013 году, зарядили цену почти $600 тыс. — никто не заявился. Через год стартовую сумму снизили примерно до $120 тыс. по тогдашнему эпилептическому курсу. Сергей оказался единственным претендентом. У самого таких богатств, конечно, не было — взял кредит.

В январе 2015-го счастливый собственник с воодушевлением объяснял нам, зачем повесил себе на шею эту кучу цемента с горошком. Тогда еще не решил точно, по какому пути пойдет, но вариантов развития видел несколько. Например, мечтал создать здесь развлекательный центр с казино и ночным клубом (для этого подошло бы прекрасное помещение бывшей столовой и конференц-зал). Тем более что трудящиеся с востока остро нуждаются в таких услугах.

Рассказывал, как реконструирует гостиничные номера и кабинеты начальников под современное и, главное, недорогое жилье. Квартиры можно будет сдавать в аренду, например, молодым семьям. Идея доходного дома, вообще, являлась основной. Кроме того, Сергей упорно верил, что рано или поздно восстанет из пепла местная авиация — и тогда людям же надо будет где-то останавливаться! На этот случай часть площадей можно выделить под гостиницу и/или хостел.

При этом нельзя сказать, что предприниматель Семуткин — наивный романтик. Когда-то он так же купил несколько зданий в промзоне Гомеля, теперь сдает их под склады. Эти деньги, помимо кредитных, и вкладывал в восстановление своей новой «игрушки».

Реальность

Отправляемся «В полет». От центра Гомеля до аэропорта минут 10—15 на машине, если сильно не нарушать. Дорога почти пустая: в этот «тупик» мало кто ездит. Если то, что задумал Сергей, получится хотя бы частично, местность может серьезно оживиться.

Формально это вообще никакой не населенный пункт. Неподалеку есть пара деревень, пруд с карасями да кукурузное поле. Автобус сюда ходит, только когда есть авиарейсы, а случается это редко. Изредка вспорхнет чартер в Турцию — и тишина.

Со времени нашего прошлого приезда фасад гостиницы приобрел более здоровый цвет, но работы явно не закончены.

Впрочем, хорошо, что они вообще начались — все же что-то мешало нам до конца поверить в «варианты» Сергея Семуткина.

На бетонном крыльце нас встречают Сергей и его жена Лена. Они вдвоем тут заправляют. Говорят, готовы заселить первых жильцов хоть сейчас.

— Да куда ж заселить?.. — несмотря на приведенный в порядок фасад, изнутри это все та же гостиница «В полет», которую мы видели в 2015-м. По крайней мере с виду. С разрухой и раритетными плакатами в холле, но без фикусов.

— Сейчас покажу, — Сергей с гордостью распахивает дверь одного из номеров.

Когда-то тут была казенная комнатушка с обшарпанным паркетом — теперь это самая маленькая в мире квартира-студия.

На площади 13 кв. м не разгуляешься, троим уже тесно. Но минимальный набор мебели и принадлежностей поместился. К комнатке, в соответствии с гостиничной планировкой, примыкает санузел с душем. Все внутренности оттуда выкорчевали, поставили более современную сантехнику. Теперь все это счастье с содержимым стоит $5000 (пока).

Напротив через коридор — похожий номер, только чуть побольше, 16 «квадратов». За него просят $6000.

— И кого такие хоромы могут заинтересовать?

— Оказывается, много кого. Интересующихся хватает, 90% — молодежь. Первое, что привлекает, — это, конечно, цена. За такие деньги жилье со всеми удобствами вы вряд ли найдете. Вообще, это удобный стартовый вариант для одинокого человека. Например, студенту, который приехал в Гомель учиться, дешевле купить такую квартиру, чем снимать жилье. А потом ее легко продать. Причем, думаю, дороже, чем покупал.

Из смежных кабинетов каких-то начальников с приемной получилась трехкомнатная квартира за $15 000. Сергей не нарадуется на старый дубовый паркет (такой лежит здесь во многих комнатах): отшлифовать — и будет как новый.

Как бы то ни было, «квадрат» в результате здесь стоит $375—385, причем в сумму входят и мебель, и холодильник, и смешная электроплитка (газа в здании нет). Отопление электрическое, обогреватели белорусские. Такие цены Сергей намерен держать до конца сентября: говорит, «грандиозная распродажа».

— А в чем ваша выгода? Неужели это рентабельно?

— Моей прибыли в этой цене нет, рентабельность нулевая. Почему так продаю? Я не думаю, что экономическая ситуация улучшится, поэтому мы хотим хотя бы вернуть вложенные деньги.

Математика всей этой затеи, со слов Сергея, такая: $120 000 стоило здание, $35 000 уже ушло на восстановление, предполагается потратить еще $200 000.

Экономическая модель получилась незамысловатая: штамповать и продавать эти микроквартиры, а на вырученные деньги делать новые. Строители будут постепенно двигаться по коридору, осваивая его. Лепнине, бриллиантовым люстрам и другим ухищрениям советских дизайнеров, похоже, осталось недолго.

— Общие помещения приведем в порядок, будет как в нормальной современной гостинице, — шагает по коридору Сергей. — Подвесной потолок, светодиодные светильники, плитка. Поставим камеры. Вообще-то, массовое заселение мы хотим начать в ноябре, но уже есть клиенты, готовые прямо сейчас заезжать, притом что ремонты в здании будут продолжаться. Откроем тренажерный зал бесплатный для жильцов, прачечную…

В одной из комнат на стенах и полу нарисованы проекции дивана и прочей мебели: потенциальные покупатели уже примерялись к планировке. По словам Семуткина, это еще более дешевый вариант: квартира без начинки и ремонта стоит $4500.

И все же готовых квартир у Сергея с Леной сейчас в наличии только две — их они называют «демонстрационными экземплярами».

— Если будет покупатель, то обустроить квартиру с нуля мы сможем за месяц. Дело в том, что более-менее активные работы здесь начались только полгода назад: мы сделали фасад, перекрыли крышу, восстановили электричество и водопровод. Почему активизировались только сейчас? Условия кредитования стали более выгодными: например, ставка сейчас — 15% годовых, год назад было вдвое больше. На самом деле власти давно нас поторапливали, интересовались, почему тут ничего не шевелится.

Одно из обязательств, которые берут на себя владельцы здания, — обеспечить для жильцов транспортную связь с городом:

— Каждые 30 минут будет ходить маршрутка до железнодорожного вокзала по цене обычного троллейбуса. В ноябре запустим.

Баловство и иллюзии

Два с половиной года назад, объясняя свою покупку, Сергей убеждал нас, что недвижимость — хорошее вложение денег. Реальность оказалась другой.

— Оглядываясь назад, ввязался бы в эту затею?

— Скорее, нет. Причем дело не в том, что мне чинили какие-то препятствия, придирались контрольные органы или еще что-то. Нет, все в пределах разумного, очень адекватно — как и должно быть в таких случаях. Если бы я в 2014 году знал, что недвижимость подешевеет почти в два раза… Но как же такое угадаешь? Может, она еще и подскочит.

Мечта о доходном доме тоже не прошла проверку реальностью. То есть идея с виду хороша, но супруги решили, что лучше продавать квартиры целиком, чем получать понемногу каждый месяц.

— Многие интересовались у нас именно арендой жилья, — говорит Лена. — Желающих снимать такую квартиру за $70 выше крыши. То есть можно купить и сдавать в аренду.

— Так почему вам самим не сдавать?

— Чтобы привести в порядок все здание, нужно вложить еще $200 тыс., — Сергей объясняет, зачем понадобились более быстрые деньги. — Поэтому бо́льшую часть мы все же продадим, чтобы получить средства на эти работы. Хотя, возможно, что-то оставим и под аренду.

Стоя на обновленной крыше собственного здания, Лена вертит в руках оставленную рабочими метлу. Наконец догадывается, как ее применить.

Впрочем, на такие несерьезные выходки времени теперь мало. Поулеглись романтические устремления, которые били через край в начале пути. Например, сберечь авиационные реликвии, чтобы «была жива история здания». Или оставить настоящие витражи в столовой… Лишняя рухлядь теперь свалена в одной из комнат, редкие витражные окна сняты и стоят у стенки: простые стекла эффективней, с ними меньше возни. Практика показала, что все это баловство и лирика. Да и жильцам не так важна история здания, как цена «квадрата».

А вот вывеску у входа, возможно, сохранят в качестве мемориальной доски. Хорошо же висит, никому не мешает.

Недвижимость на Onliner.by

Читайте также:

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Автор: Андрей Рудь. Фото: Глеб Фролов