128
26 июля 2017 в 8:00
Автор: Дмитрий Мелеховец. Фото: Максим Тарналицкий, МЧС, блогер SSC Igni Boom

«Утеплитель плавился и капал за шиворот, потом рухнул потолок». История одного из сильнейших пожаров Минска

В тот день были выборы: комиссии, бюллетени, разбитое походом на участок воскресенье — ничего необычного. Но уже к обеду стало понятно, что этот день запомнится многим на долгие годы: с востока города повалил густой черный дым, а со всех сторон нервно полетели пожарные машины. Тогда о подобных происшествиях старались помалкивать, но огонь обратно не затолкаешь. 24 февраля 1985 года неудачно брошенная спичка уничтожила сотни квадратных метров свежепостроенного спортивного комплекса на улице Калиновского и чуть не унесла жизни десятков школьников и рисковавших собой пожарных. Что случилось в тот день и как спасатели сражались с одним из самых масштабных пожаров в истории Минска — в материале Onliner.by.

Тридцать два года назад один сочный подзатыльник и несколько минут утомительных нотаций могли предотвратить серьезную беду. Заметь родители четырнадцатилетнего Игоря, что тот сидит на матах и бездумно стреляет спичками в невидимого врага, ничего бы не произошло: ни сильнейшего пожара, ни последующих увольнений, ни уголовного дела. Парень явно не хотел поджигать новый спортивный комплекс и привлекать такое внимание, но именно так все и произошло. На обычной тренировке по стрельбе из лука в манеже спортивного комплекса «Трудовые резервы» одной из спичек Игорь попал ровно меж двух стопок матов в количестве 46 штук, которые, само собой, моментально вспыхнули.

Парень пробовал затоптать огонь самостоятельно, потом позвал ребят постарше, которые раскидали горящие маты по сторонам и попытались сбить пламя. В какой-то момент раздался хлопок, пламя вырвалось вверх и перекинулось на деревянный подшивной потолок. А дальше все случилось само собой.

Когда пожарные прибыли на место, манеж уже вовсю полыхал, из окон вырывались языки пламени и густой дым — современное здание превращалось в огромную свечу. Из-за того, что окна были выбиты, образовался сквозняк, начался настоящий огненный вихрь, который мешал работе спасателей. Сейчас говорят, что сохранить манеж было невозможно: все было против.

Фото: SSC Igni Boom

— Когда меня подняли по тревоге, я долго гадал, что же там такое горит. Так всегда думаешь, когда на пожар едешь. На подъезде увидел, что здание уже вовсю полыхает, и сказал начальнику только два слова: «Все, кранты». Хотя второе слово, конечно, было другим, не таким приличным, но лучше описать происходящее было нельзя, — вспоминает полковник Пугачев, который чудом не погиб в тот день. — Внутри было невыносимо жарко, утеплитель на потолке плавился и капал пожарным за шиворот, пламя вырывалось из окон и виднелось над крышей. Очевидцы позже рассказывали, что здание горело так, как горит газета.

Фото: МЧС

— Мы должны были не дать пожару распространиться на соседние здания и пройти дальше манежа, поэтому силы были брошены на часть, которая соединяет его с остальным комплексом. В какой-то момент наш командир приказал отойти назад (видно, что-то почувствовал), а буквально через пару минут потолок рухнул, нас отбросило на несколько метров назад и раскидало по разным углам комнаты. Потолок уже тогда был никудышным, и его сдерживали только балконы. Чудом спаслись, — эмоционально рассказывает собеседник.

В интервью сотрудникам МЧС Александр Бобровский, который в то время был начальником Госнадзора Минского управления пожарной охраны МВД, рассказывал, что незащищенные металлические соединения потеряли несущую способность из-за температуры в 570 градусов, которая сохранялась больше пятнадцати минут. Такую температуру обеспечили неудачно расположенные маты и подшивной потолок, построенный по принципу слоеного пирога. Благо ко времени обрушения все пожарные успели отойти в сторону. Почему конструкция, которая должна была быть обработана противопожарной смесью, так стремительно горела, остается только догадываться.

Фото: МЧС

До пожара комплекс просуществовал всего три года. Тогда здание на улице Калиновского считалось гордостью современной архитектуры и явно выделялось среди других строений схожего назначения. Правда, вопросы к его конструкции возникли сразу: специалисты прогнозировали такой сценарий еще до сдачи объекта в эксплуатацию и направляли рекомендации в союзный главк, но ничего предпринято не было. Это затянуло бы сроки, к которым в то время относились иначе: пятилетки же.

За три года в здании пять раз проводились учения. Организовывал их тогда еще майор Терешков, который до ухода на пенсию был начальником Минского городского управления МЧС. Сейчас 75-летний полковник бодро выскакивает из водительского кресла и осматривает комплекс. В последний раз ветеран был здесь тогда, в 1985-м, но хорошо помнит, как развивались события. Он руководил тушением пожара.

— Поскольку в тот день были выборы в местные советы и многих наших бойцов задействовали на участках, мы смогли стянуть сюда технику далеко не сразу. Машины пришлось гнать со всего города: нужно было собрать 25 экипажей — это от 60 до 100 человек.

Манеж был обречен уже к нашему приезду, поэтому было принято решение создать барьер: отдать манеж огню, но спасти остальной комплекс. Если бы мы пошли от очага и двигались вслед за пламенем, выгореть могло вообще все.

С точки зрения пожарного искусства этот пожар — не самый сложный: здесь мало препятствий, никаких лабиринтов и подвалов, рядом водоем, а мои бойцы знали это здание как свои пять пальцев. Но это только в теории. На практике же помещения такой высоты тушить крайне сложно: нужны были как минимум очень мощные лафетные стволы, дающие струю в 40—50 метров. Только чтобы сосредоточить нужное количество средств, нам пришлось потратить около двадцати минут. Когда прибыли расчетные силы, все уже рухнуло.

Свою задачу спасатели все же выполнили: пожар был ликвидирован, люди не пострадали, основная часть комплекса уцелела. Но на следующий день из Москвы прибыла комиссия Главного управления пожарной охраны МВД СССР, а такие проверки редко заканчиваются чем-то хорошим. Вскоре было заведено уголовное дело по статье 97 УК БССР («Уничтожение государственного или общественного имущества»). Проводились допросы, выяснялись обстоятельства. Вероятно, дело усугубляли еще и идущие выборы. В общем, пожар случился не вовремя.

Ущерб оценили в 762 тыс. рублей, в действиях администрации «Трудовых резервов» были выявлены признаки должностного преступления, маму Игоря (а по совместительству его же тренера) обязали выплатить баснословные 10 тыс. рублей, а после еще и исключили из партии. Был суд, покатилась волна увольнений, выговоров и понижений.

— Всегда ведь нужно кого-то наказать. Это несложно. Вот только сделано все было по уму. В здании был дежурный сотрудник пожарной службы — старичок на пенсии, который просто следил за порядком. Когда он увидел горящие маты, тут же позвонил по нужному номеру и начал выводить детей из здания. Со своей задачей он справился на отлично, но после проверки его обвинили в том, что он не воспользовался пожарным краном, который стоял в углу манежа. Никто и слушать не хотел, что таким краном невозможно потушить настолько сильный пожар: у него шланг метров пятнадцать от силы — это для такой напасти как слону дробина.

После расследования наказали очень многих: пожарные потеряли должности, некоторых уволили — в общем, не похвалили нас. Я лично знаю людей, которые очень переживали из-за этого, нескольких моих друзей не стало вскоре после пожара.

Мы, белорусы, народ такой: нас кнутом разок ударят, а мы после этого всю жизнь себя бьем.

В газетах ни о пожаре, ни о самоотверженной работе спасателей так и не написали. Во всяком случае в архивах ведущих газет того времени о случившемся нет ничего: на фото только довольные мужчины в бобровых шапках, бойкие доярки, много выборов и описание нового чудо-помощника для хозяек — произведенной в Советском Союзе СВЧ-печи, которая «разогревает мясо всего за десять минут и при этом сама остается совершенно холодной».

Фото: МЧС

Вскоре комплекс решили восстановить, на этот раз больше внимания уделив пожарной безопасности и устранив все неучтенные недостатки. Строили манеж больше десяти лет и открыли только в 1996-м. Сейчас здание выглядит практически так же, как и тридцать с лишним лет назад: в манеже разминаются гимнасты и бегают атлеты, в углу висит небольшой пожарный кран, на стене отстают часы. Будто ничего и не было.

Читайте также:

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Автор: Дмитрий Мелеховец. Фото: Максим Тарналицкий, МЧС, блогер SSC Igni Boom
ОБСУЖДЕНИЕ