Семья купила квартиру в Осмоловке: «Бараки? После ремонта это будет жилье комфорт-класса!»

12 июля 2017 в 7:25
Автор: Николай Градюшко. Фото: Алексей Матюшков, Максим Тарналицкий

Семья купила квартиру в Осмоловке: «Бараки? После ремонта это будет жилье комфорт-класса!»

Бытует мнение, что минская Осмоловка построена «на коленке», влачит полубарачное существование и трещит по швам. «Такую мысль сегодня проталкивают чиновники, которым выгоден полный снос кварталов», — считает Виталий, недавно купивший квартиру в доме на улице Максима Богдановича. Минчанин пригласил журналистов Onliner.by в гости, чтобы показать: при грамотном подходе к ремонту старая двухэтажка, каждая стена которой хранит историю о послевоенном восстановлении города, может превратиться в жилье комфорт-класса.

В Минске завершается общественное обсуждение проекта детального планирования нескольких кварталов в районе оперного театра — так называемой Осмоловки, застройка которой сформировалась во второй половине 1940-х годов. Предложенный Комитетом архитектуры и градостроительства вариант предусматривает полный снос около 40 старых кирпичных двухэтажек и строительство на их месте новых жилых домов высотой 5—6 этажей с подземными паркингами.

Несмотря на отсутствие инвестора, среди всех попыток сноса Осмоловки нынешняя — наиболее реалистичная. Раньше дело ограничивалось лишь мелькавшими в интернете картинками и дискуссиями в СМИ, теперь же, как бы пафосно это ни звучало, решается судьба района. Если разработанный «Минскградо» проект утвердят, здания признают подлежащими сносу, что поставит крест на перспективах включения кварталов в программу капремонта. Если застройщик так и не найдется, людей со временем начнут отселять из аварийных построек (как это было на улице Революционной, например). Но есть и другие сценарии. Их проводниками выступают местные жители и все те, кто включился в новую борьбу за сохранение Осмоловки.

«Память о войне — это не только парады и салюты»

— Дом моего прапрадеда, где я родился, стоял в районе современной Грушевки. В 1980-х годах городу понадобилась земля, участок забрали. Благодаря моему отцу, работавшему в университете, нас переселили в центр Минска, к оперному театру. Тогда этот район никто не называл Осмоловкой (от имени архитектора Михаила Осмоловского. — Прим. Onliner.by). Нынешнее название вошло в обиход всего несколько лет назад, — говорит Виталий (мужчина просит его не фотографировать и настаивает, что главные герои этого рассказа — это дом и район). — О самом районе остались лишь приятные воспоминания: этакий тихий и спокойный уголок, сохранивший атмосферу послевоенного города. Нашими соседями были ученые, офицеры, актеры театра, в доме напротив жила известная балерина. Все знали друг друга, прекрасно общались.

На улице Киселева Виталий прожил полтора десятка лет, потом семья переехала в другой район, сменив ставшую уже тесноватой квартиру на более просторное жилье. Спустя годы Виталий обзавелся собственной семьей и среди возможных вариантов покупки жилья выбрал квартиру в двухэтажке на улице Богдановича, рядом со зданием пивзавода.

— Перед покупкой квартиры изучил новую редакцию генплана Минска, утвержденную указом президента в 2016 году. В документе район расположения дома обозначен как подлежащий реконструкции. Реконструкция и снос — разные вещи, верно же? Почему же тогда нам предлагают безальтернативный снос? Где другие варианты развития района? — задается вопросом Виталий. — Власти ссылаются на физический и моральный износ жилфонда? Прежде чем приступить к ремонту, я заказал независимую экспертизу чердака, потолочного перекрытия и балок. Обследование показало, что состояние этих элементов удовлетворительное. На чердаке можно даже обустроить жилую мансарду — перекрытие справится с нагрузкой. Ни о каком аварийном состоянии дома 1946 года постройки речи не идет.

Виталий приглашает нас зайти в квартиру, где пока еще продолжается ремонт. С порога попадаем в интерьер в стиле лофт, для создания которого потребовалось всего-то открыть потолочные балки и сбить штукатурку со стен.

Раньше здесь был обычный офис с подвесными потолками, объединявший две квартиры. Перепланировка официально узаконена

Потолочные балки состарены по специальной технологии и обработаны масляной пропиткой. В процессе ремонта обнаружилась их невероятная прочность.

— Они просто каменные. Верхний слой никак не хотел счищаться. Чтобы выдернуть гвоздь, приходилось попотеть, — вспоминает Виталий. — Есть версия, что лес доставляли из Сибири.

— Обратите внимание, как отличаются по цвету и размеру кирпичи, некоторые покрыты сажей, — Надежда, супруга Виталия, показывает кладку стен. — Кирпичи для Осмоловки собирали по всему послевоенному Минску. Наши дома слеплены из кусочков разрушенных и обгоревших зданий. Мы даже проводку старались проложить так, чтобы не испортить ни одного кирпичика, потому что это не просто стены: в них, можно сказать, запечатлена героическая история города.

— Сейчас власти поддерживают в обществе чувство патриотизма. Прекрасно! Но давайте подумаем: что такое память о войне? Только ли салюты на 9 Мая и парады в честь Дня независимости? — рассуждает Виталий. — Сегодня Осмоловка в буквальном смысле является символом возрождения города из руин. И этот символ собираются уничтожить.

«Бараком можно назвать и новостройку, если жильцы за ней не следят»

Высота потолков в квартире — 3,14 метра, толщина наружных стен — около полуметра. В процессе ремонта Виталий за свой счет частично обновил коммуникации дома: заменил водопроводные трубы и канализационный стояк. Окна подобрал такие же, как и в соседнем историческом здании пивзавода, с темным деревянным профилем. В квартире нашлось отдельное помещение для установки бойлера, спроектирована, но пока не смонтирована система принудительной вентиляции и фильтрации воздуха.

— Иногда в адрес Осмоловки летят обидные слова: бараки, сараи и так далее. В корне не согласен с этими ярлыками, — говорит Виталий. — Во-первых, где вы видели бараки с такими стенами и потолками? И потом, все ведь зависит от отношения людей к месту, где они живут. Бараком можно назвать и новостройку, если жильцы за ней не следят, засоряют подъезд, курят на лестницах. Жители Осмоловки всегда бережно относились к своему району. Они и сейчас поддерживают порядок, чистоту, создают клумбы…

Как бы странно это ни звучало, но по ряду характеристик дома в Осмоловке можно было бы отнести к недвижимости престиж-класса: самый центр города, малая этажность, небольшое количество квартир, потолки выше 3 метров. Лишь одна существенная оговорка: для соответствия высокому статусу нужно проведение капитального ремонта (обновление инженерных систем и фасадов, перепланировка помещений).

— Власти ссылаются на недостаток средств. Так ли это? Если суммировать все отчисления на капремонт, выплаченные жильцами за долгие годы, энная сумма все же наберется. Часть преданных кварталу жильцов готовы частично оплачивать обновление коммуникаций за свой счет, как это сделал я. Финансовое участие в обновлении Осмоловки могли бы принять и частные инвесторы, желающие открыть на первых этажах кафе и магазины, — Виталий излагает собственное видение плана по спасению района. — Пока же люди боятся даже менять окна и переклеивать обои, поскольку много лет живут в ожидании сноса.

Быть ли минскому Монмартру?

Интервенция в сложившийся архитектурный облик Осмоловки началась несколько лет назад. Заявленная в паспорте объекта реконструкция дома №24 по улице Коммунистической обернулась полным сносом старого сооружения и возведением на его месте совершенно нового объекта. В окружении «сталинок» новодел с черепичной крышей и зеркальными окнами смотрится несколько чужеродно, являясь таким же спорным образцом псевдоисторической застройки, как и новые сооружения на Немиге, Зыбицкой, в Музыкальном переулке.

— Понятное дело, в каждом проекте надо искать экономическую целесообразность. Но хотелось бы, чтобы не только деньги были двигателем принятия градостроительных решений, — продолжает рассуждения Виталий. — В Минске и так мало истории. Снести еще один район, который через 30 лет перешагнет вековой рубеж, и строить на его месте что-то новое, на мой взгляд, нелогично. Впрочем, при грамотном подходе сохраненная Осмоловка может принести достаточно денег в бюджет. Была же идея превратить улицу Чичерина в минский Монмартр, сформировать пешеходную зону с видом на оперный театр, насытить ее кафе, мастерскими, магазинами. Это и поток туристов, и налоговые отчисления в бюджет…

Спасти район от сноса могло бы придание Осмоловке статуса историко-культурной ценности. В прошлом году общественное объединение «Гісторыка» провело кропотливую работу по сбору доказательной базы и направило пакет документов в Министерство культуры. В ноябре предложение рассматривалось на заседании Белорусской республиканской научно-методической рады. Тогда комиссия воздержалась от принятия решения, рекомендовав доработать предложение, в том числе проанализировать туристический потенциал района. Вопрос о придании охранного статуса все еще не снят с повестки дня, однако почему-то это не помешало вынести проект сноса на общественное обсуждение.

— И еще важный момент, — в конце нашей прогулки обращает внимание Виталий. — Мы говорили исключительно об исторической ценности района. Но Осмоловка — это не только дома, это еще и около тысячи местных жителей, подавляющее большинство которых никуда переезжать не хотят. Я был на презентации проекта и видел, в каком нервном напряжении находился зал. Надеюсь, чиновники и архитекторы тоже ощутили это и осознают всю ответственность.

Читайте также:

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Автор: Николай Градюшко. Фото: Алексей Матюшков, Максим Тарналицкий
Без комментариев